Желание улучшить материально-технические условия трудовой деятельности как самого директора, так и подчиненных ему сотрудников, без вложения личных средств и без наличия производственной необходимости не указывает на корыстную цель. Кассационное определение Седьмого кассационного суда от 25.12.2019 № 77-76/19

Судебная коллегия по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе председательствующего Чистяковой Н.И., судей Нарской М.Ю. и Чипизубовой О.А., при секретаре Петровец А.А., с участием прокурора Кротова А.В., осужденного Тиш-ого Д.Ю., адвоката Мамедова С.А. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Мамедова С.А., поданной в интересах осужденного Тиш-ого Д.Ю., на приговор Ялуторовского районного суда Тюменской области от 24 мая 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тюменского областного суда от 2 августа 2018 года, которым Тиш-ий Дмитрий Юрьевич, родившийся <данные изъяты> года в <данные изъяты>, гражданин РФ, осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ к штрафу в размере 300000 рублей, в соответствии с ч. 5 ст. 72 УК РФ с учетом срока содержания под стражей до судебного разбирательства в период с 11 сентября 2017 года по 24 мая 2018 года назначенное осужденному наказание смягчено и окончательно назначено наказание в виде штрафа в размере 100000 рублей.

Постановлено взыскать с Тиш-ого Д.Ю. в счет возмещения ущерба, причиненного преступлением, в пользу ФГКУ «Управление вневедомственной охраны войск национальной гвардии России по Тюменской области» 169700 рублей.

Арест, наложенный на автомобиль, принадлежащий Тиш-ому Д.Ю., сохранен до исполнения приговора в части гражданского иска.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным определением приговор оставлен без изменения.

Постановлением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2019 года кассационная жалоба адвоката Мамедова С.А. передана для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Заслушав доклад судьи Чистяковой Н.И., изложившей обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы, выступления адвоката Мамедова С.А. и осужденного Тиш-ого Д.Ю., поддержавших доводы жалобы, прокурора Кротова А.В., полагавшего необходимым апелляционное определение отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, судебная коллегия

установила:

приговором суда Тиш-ий Д.Ю. признан виновным и осужден за мошенничество, то есть хищение имущества, принадлежащего ФГКУ «УВО ВНГ РФ по Тюменской области», на сумму 169700 рублей путем обмана, совершенное с использованием служебного положения.

Преступление совершено в период с 10 ноября 2015 года по 26 октября 2016 года в г. Ялуторовске Тюменской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Мамедов С.А., не согласившись с приговором и апелляционным определением, считая их незаконными и необоснованными, вынесенными с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела, связанными с установлением фактических обстоятельств дела и квалификацией содеянного, просит их отменить и вынести оправдательный приговор в связи с отсутствием в действиях Тиш-ого Д.Ю. состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.

В обоснование своих доводов, приводя доказательства, указывает, что суд сослался на нарушение Тиш-им Д.Ю. пункта 137.5 Порядка (в редакции приказа МВД России от 29 августа 2016 года № 500), которым установлен исчерпывающий перечень оснований для оказания дополнительной материальной помощи, который введен в действие лишь 4 октября 2016 года, фактически после совершения осужденным своих действий. Полагает, что ФГКУ «УВО ВНГ РФ по Тюменской области» не может являться потерпевшим по делу, поскольку сотрудники Ялуторовского МОВО за инкриминируемый Тиш-ому Д.Ю. период получали дополнительную материальную помощь в соответствии с действующим законодательством, частью полученных ими денежных средств распорядились по своему усмотрению, при этом в указанный период каких-либо нарушений финансовой деятельности в Ялуторовском МОВО не установлено. Считает, что имелись основания для оговора Тиш-ого Д.Ю. свидетелями ФИО1 Утверждает, что в действиях Тиш-ого Д.Ю. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 159 УК РФ, поскольку умысла на хищение он не имел, полученные от сотрудников денежные средства в виде дополнительной материальной помощи, в том числе и свои собственные денежные средства, израсходовал на нужды Ялуторовского МОВО, что подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами: показаниями свидетелей Янышева, Паутова, Ульянова, Серединой и других, справками, протоколами осмотра места происшествия и выемки, квитанциями к приходным кассовым ордерам. Обращает внимание на то, что судом не дана оценка доказательствам, приобщенным к материалам дела по ходатайству стороны защиты, имеющим существенное значение для выводов суда о виновности Тиш-ого Д.Ю. в совершении инкриминируемого ему деяния. Выражает несогласие с выводом суда апелляционной инстанции, что доводы об израсходовании полученных Тиш-им Д.Ю. денежных средств на нужды Ялуторовского МОВО не имеют правового значения для квалификации его действий.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав выступления сторон, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит апелляционное определение подлежащим отмене на основании ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ в связи с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ.

Как следует из приговора, суд признал Тиш-ого Д.Ю. виновным в том, что он, являясь начальником Ялуторовского межмуниципального отдела вневедомственной охраны, действуя умышленно из корыстных побуждений, используя свое служебное положение, в период с 10 ноября 2015 года по 26 октября 2016 года давал указания своим подчиненным — сотрудникам отдела ФИО2 о написании рапортов об оказании им материальной помощи, которые Тиш-ий Д.Ю. подписывал, а после получения указанными лицами денежных средств они передавали их Тиш-ому Д.Ю., которые он присваивал и распоряжался по своему усмотрению.

Судом установлено, что Тиш-ий Д.Ю. использовал обман сотрудников как способ совершения хищения, обосновывая необходимость написания рапортов на материальную помощь и передачи ему полученных денежных средств тем, что они подлежат передаче в ФГКУ «УВО УМВД РФ по Тюменской области» для оплаты административного штрафа, тем самым сообщая им заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения, преследуя цель ввести их в заблуждение с целью достижения преступного результата — хищения денежных средств в размере 169700 рублей, принадлежащих ФГКУ «УВО ВНГ РФ по Тюменской области».

Согласно ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. В соответствии со ст. 14 УПК РФ подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

Данные требования закона при постановлении приговора по настоящему уголовному делу не соблюдены.

Осужденный Тиш-ий Д.Ю., не отрицая факта получения денежных средств от подчиненных сотрудников, выплаченных им в качестве материальной помощи, отрицал наличие у него умысла на хищение этих средств, утверждая, что израсходовал их на нужды Ялуторовского МОВО, в том числе, на приобретение строительных материалов для проведения ремонта помещения дежурной части и комнаты приема пищи, заливку бетонного пола в гараже, покупку металлического шкафа, ремонт крыши, приобретение системного блока с монитором «Самсунг», компьютерной мыши, антивирусной программы «Касперский», электрочайника «Тефаль», двух гербовых печатей учреждения, на зарядку огнетушителей и картриджей принтеров, списание оборудования и другие текущие расходы, обусловленные объективной необходимостью, при этом финансирование за счет бюджетных средств на эти цели не выделялось.

Свидетели ФИО3. подтвердили проведение летом 2015 года ремонта помещения дежурной части, комнаты для приема пищи и крыши здания, приобретение металлического шкафа, заливку бетонного пола в гараже.

Из показаний свидетеля ФИО4 следует, что Тиш-ий Д.Ю. передавал ей системный блок с монитором и компьютерной мышью, «ключ» от антивирусной программы «Касперский», а также электрочайник «Тефаль».

Свидетель ФИО5 показал, что действительно производилось списание оборудования и деньги для этого давал Тиш-ий Д.Ю.

Свидетель ФИО6 пояснил, что зарядка огнетушителей производилась, но как она оплачивалась, не знает.

Из показаний свидетеля ФИО7 видно, что Тиш-ий Д.Ю. покупал системный блок стоимостью около 40000 рублей.

Согласно имеющейся в деле справке, денежные средства Ялуторовскому МОВО на приобретение строительных материалов, ремонт помещений административного здания — дежурной части и комнаты приема пищи, кровли, а также бетонного пола в гараже в 2015 и 2016 годах не выделялись.

Свидетель ФИО8 показала, что металлический шкаф в дежурной части, а также чайник «Тефаль» и монитор «Самсунг» на балансе учреждения не состояли.

В соответствии с приказом МВД России № 65 от 31 января 2013 года сотруднику могла быть выплачена дополнительная материальная помощь, при этом выплата осуществлялась в пределах средств, выделяемых на денежное довольствие. Из справки начальника ФГКУ «УВО ВНГ РФ по Тюменской области» видно, что в 2015 и 2016 годах превышение пределов (лимитов) средств, выделенных на денежное довольствие сотрудников, не допускалось. Актом ревизии проверки хозяйственно-финансовой деятельности Ялуторовского МОВО ФГКУ «УВО УМВД России по Тюменской области» от 5 августа 2016 года каких-либо нарушений финансовой деятельности, в том числе превышения пределов (лимитов) средств, выделенных на денежное довольствие сотрудников, за период с 1 сентября 2014 года по 1 июля 2016 года не установлено. Из показаний представителя потерпевшего ФИО9 следует, что сотруднику филиала материальная помощь могла выплачиваться несколько раз в год.

Отвергая доводы Тиш-ого Д.Ю. и обосновывая наличие в его действиях состава мошенничества, суд первой инстанции указал, что все наличные денежные средства он получал лично и распоряжался ими по своему усмотрению в личных целях. При этом сообщенные свидетелями сведения и представленные стороной защиты документы не влияют на доказанность вины Тиш-ого Д.Ю.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами, изложенными в приговоре, указав, что по смыслу закона обращение похищенного имущества в пользу других лиц также образует состав преступления. Опровержение доводов стороны защиты апелляционная инстанция мотивировала тем, что желание улучшить материально-технические условия трудовой деятельности как самого Тиш-ого Д.Ю., так и подчиненных ему сотрудников, без вложения личных средств и без наличия производственной необходимости прямо указывает на корыстную цель при совершении преступления. При этом в апелляционном определении указано на то, что стороной защиты не представлено доказательств истребования Тиш-им Д.Ю. надлежащим образом денежных средств на указанные нужды: ремонт помещений, гаража, списание материально-технических ценностей, покупку оборудования и компьютерной техники, а трата полученных от сотрудников денежных средств на нужды Ялуторовского МОВО не имеет правового значения для квалификации действий осужденного.

Вместе с тем, в соответствии с уголовным законом, под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Обязательным признаком хищения при решении вопроса о совершении мошенничества является наличие у лица корыстной цели, то есть стремление изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц.

Суд, отвергая доводы стороны защиты о расходовании Тиш-им Д.Ю. всех полученных денежных средств на нужды Ялуторовского МОВО и отсутствие у него корыстной цели, не дал им надлежащей оценки в совокупности с показаниями свидетелей, материалами проверки хозяйственно-финансовой деятельности, положениями уголовного закона, приведенными в примечании 1 к ст. 158 УК РФ, а также нормами, закрепленными в ст. 14 УПК РФ.

Допущенные судом нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона являются существенными, влияющими на исход дела, неустранимыми в суде кассационной инстанции, поскольку требуют исследования и оценки представленных сторонами обвинения и защиты доказательств в совокупности. Поскольку допущенные нарушения закона устранимы на стадии апелляционного рассмотрения дела, с учетом правил производства на данной стадии и полномочий суда апелляционной инстанции, а также его обязанности по проверке законности, обоснованности и справедливости приговора по апелляционным жалобам и представлениям, и при этом принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ), судебная коллегия выносит решение об отмене апелляционного определения и направлении уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение в ином составе суда.

Руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 401.14, ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тюменского областного суда от 2 августа 2018 года отменить, материалы уголовного дела в отношении Тиш-ого Дмитрия Юрьевича передать на новое апелляционное рассмотрение в Тюменский областной суд в ином составе суда.

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.


Источник