Установление большего по сравнению с трудовым договором размера зарплаты не образует состав ст. 201 УК РФ. Из Справки о результатах обобщения судебной практики рассмотрения судами Костромской области уголовных дел о преступлениях коррупционной направленности за 2019 год

 

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела и отсутствие доказательств обязательного признака — наступления последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, исключающего возможность  привлечения к уголовной ответственности по ст. 201 УК РФ, явились основаниями к отмене обвинительного приговора и вынесения апелляционного оправдательного приговора.

Апелляционным приговором от 19 апреля 2019 года отменен приговор Нейского районного суда от 05 марта 2019 года, которым директор ООО «Нейская управляющая компания» (далее по тексту Общество) Б. была осуждена по ч.1 ст.201 УК РФ к штрафу в размере 30 000 рублей за незаконное установление себе размера заработной платы, превышающего предусмотренный трудовым договором, в результате чего Обществу был причинен существенный вред на сумму свыше 500 000 рублей.

Суд  апелляционной инстанции в обоснование своего решения указал, что выводы районного суда об использовании Б. управленческих функций в Обществе вопреки его законным интересам, с целью причинить ему материальный ущерб и извлечь для себя выгоду и преимущества, своего подтверждения в ходе судебного разбирательства не нашли, поскольку в период времени, когда Б. установила себе больший по сравнению с трудовым договором размер заработной платы, изменились условия ее труда, Общество стало для нее основным местом работы, в управление Общества перешло множество многоквартирных домов, увеличился доход предприятия, и увеличение ее заработной платы было экономически обоснованным, а составленное Б. новое штатное расписание фактически было ею согласовано с единственным учредителем Л., которая не возражала против  принятия Б. решения о повышении заработной платы себе. Совершение Б. таких действий апелляционная инстанция признала не выходящими за пределы представленных ей Уставом полномочий.

Кроме того, не нашел своего подтверждения и не описан в обвинительном заключении и в приговоре обязательный для данного состава преступления признак объективной стороны преступления  —  причинение существенного вреда Обществу, в котором  Б. выполняла управленческие функции.

Также суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что уголовное преследование Б. осуществлялось с нарушением ст. 23 УПК РФ, поскольку в случае причинения вреда интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации,  уголовное преследование осуществляется по заявлению руководителя данной организации или с его согласия. В данном случае руководитель организации не обращался с заявлением в правоохранительные органы, а из  показаний  учредителя Общества Л. следует, что обращаться в правоохранительные органы она не собиралась, согласие на возбуждение уголовного дела дала в связи с оказанием на нее психологического воздействия.

В этой связи суд  апелляционной инстанции, оправдывая Б., исходил из того, что по смыслу ст. 201 УК РФ превышение должностных полномочий является материальным составом преступления, обязательным признаком которого является наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций, а  также охраняемых законом интересов общества или государства, доказательств которых в материалах дела не имеется и суду не представлено.

За  Б. признано право на реабилитацию.

Источник