Неисполнение не указанных в решении обязательств по выплате исключенному участнику общества действительной стоимости его доли не образует состав ст. 315 УК РФ. Кассационное определение Второго кассационного суда от 13.02.2020 № 77-195/20

   Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе: председательствующего Лохановой Е.Н.,судей Трубицына Ю.В. и Морхова С.И., при секретаре Бароеве К.В., с участием прокурора Ченского Г.Г., осужденного Бар-ва В.А., его защитника – адвоката Зуева О.М., осужденной Бар-вой О.Е., ее защитника – адвоката Кантаева М.Е., потерпевшего Гай-ка В.М., его представителя – адвоката Перова А.В., рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденных Бар-вой О.Е. и Бар-ва В.А. на приговор Тушинского районного суда г.Москвы от 4 октября 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 15 декабря 2017 года.
     Приговором Тушинского районного суда г. Москвы от 4 октября 2017 года Бар-ва О.Е., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка д. <адрес>, не судимая, осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 4 года условно, с испытательным сроком 4 года. Бар-в В.А,, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец п. <адрес>, не судимый, осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 4 года 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
     Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 15 декабря 2017 года приговор изменен, действия Бар-вой О.Е. и Бар-ва В.А. переквалифицированы с ч. 4 ст. 159 УК РФ на ст. 315 УК РФ, по которой каждому из них назначено наказание в виде 200 часов обязательных работ с освобождением от назначенного наказания на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.
     Заслушав доклад судьи Трубицына Ю.В., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы кассационных жалоб, выступления осужденных Бар-вой О.Е. и Бар-ва В.А., их защитников — адвокатов Кантаева М.Е. и Зуева О.М., поддержавших доводы кассационных жалоб, потерпевшего Гай-ка В.М. и его представителя — адвоката Перова А.В, просивших отказать в удовлетворении кассационных жалоб, прокурора Ченского Г.Г., об отмене судебных решений, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

 по приговору суда Бар-ва О.Е. и Бар-в В.А. признаны виновными в совершении мошенничества, то есть приобретения права на чужое имущество путем обмана, совершенного группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.
     Преступления осужденными совершены в г.Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.
     Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 15 декабря 2017 года приговор изменен, действия Бар-вой О.Е. и Бар-ва В.А. переквалифицированы с ч. 4 ст. 159 УК РФ на ст. 315 УК РФ, по которой каждому из них назначено наказание в виде 200 часов обязательных работ с освобождением от назначенного наказания на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ.
     В кассационной жалобе осужденная Бар-ва О.Е. выражает несогласие с вышеуказанными судебными решениями, считает их незаконными ввиду существенного нарушения судами норм уголовно-процессуального закона. Полагает, что в соответствии с ч. 1 ст. 254 УПК РФ суд обязан был прекратить уголовное дело в отношении нее и Бар-ва В.А. ввиду наличия неотмененного постановления от 9 января 2013 года об отказе в возбуждении уголовного дела по ч. 3 ст. 327, ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении них. По мнению автора жалобы, ссылки судов первой и апелляционной инстанций на наличие в деле косвенных доказательств, свидетельствующих об отмене вышеуказанного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, противоречат УПК РФ и являются недопустимыми.
      В кассационной жалобе осужденный Бар-в В.А. выражает несогласие с вышеуказанными судебными решениями, считает их незаконными ввиду существенного нарушения судами норм уголовно-процессуального закона. Анализируя в кассационной жалобе ход расследования и судебного рассмотрения уголовного дела, полагает, что уголовное дело в отношении него должно быть прекращено ввиду наличия в деле неотмененного постановления от 9 января 2013 года об отказе в возбуждении уголовного дела по ч. 3 ст. 327, ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении него и Бар-вой О.Е. на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.
     В возражениях на кассационные жалобы потерпевший и гражданский истец Гай-к В.М., анализируя состоявшиеся судебные решения по настоящему уголовному делу считает, что довод осужденных о прекращении уголовного дела в отношении них ввиду наличия неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела был предметом проверки судами всех инстанций и не нашел своего подтверждения, в связи с чем, просит отказать в удовлетворении кассационных жалоб.
     Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, выслушав участников судебного заседания, судебная коллегия приходит к следующим выводам.
      В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора и определения суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.
     В силу ч. 1 ст. 401.16 УПК РФ суд кассационной инстанции не связан доводами кассационной жалобы и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме.
      Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ определение суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.
      Судом апелляционной инстанции указанные требования закона по настоящему уголовному делу не выполнены.
      Приговором суда установлено, что Бар-ва О.Е. являясь участником ООО «<данные изъяты>» в неустановленное следствием время вступила в преступный сговор с Бар-вым В.А., являвшимся заместителем генерального директора данного Общества, на незаконное приобретение путем обмана права на чужое имущество, а именно, действительной стоимости 50 процентов доли ООО «<данные изъяты>», принадлежащей Гай-ку В.М. Реализуя совместный преступный умысел, по исковому заявлению Бар-вой О.Е. решением Арбитражного суд г. Москвы от 17 марта 2009 года Гай-к В.М. был исключен из состава участников Общества, в результате чего ООО «<данные изъяты>» приобрело право собственности на ранее принадлежащую Гай-ку В.М. долю в уставном капитале Общества в размере 50 процентов, а также все пассивы и активы Общества пропорционально указанной доле, после чего, Бар-вы увеличили уставной капитал Общества путем внесения Бар-вой О.Е. в уставной капитал 20000 рублей, перераспределили доли уставного капитала в процентном соотношении: 90% долей Бар-вой О.Е., 10% долей Бар-ву В.А. и на основании заявления Бар-вой О.Е. о выходе из состава участников Общества и выдаче ей действительной стоимости доли в размере 90% от имущества Общества, Бар-в В.А., как единственный участник Общества, принял решение о выдаче Бар-вой О.Е. имущества Общества в натуре, соответствующего действительной стоимости ее доли в уставном капитале, в частности, нежилого помещения площадью 308,9 кв. м., расположенного по адресу: <адрес> и нежилого помещения площадью 26,9 кв. м., расположенного по адресу: <адрес>, общей рыночной стоимостью № рублей, право собственности на которое впоследствии было зарегистрировано на Бар-ву О.Е. Таким образом, действия Бар-вых лишили потерпевшего Гай-ка В.М. получить действительную стоимость его доли в ООО «<данные изъяты>» в размере № рублей.
      Действия подсудимых квалифицированы судом по ч. 4 ст. 159 УК РФ, как мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.
     При рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, суд второй инстанции согласился с тем, что Бар-вы, достоверно зная об обязанности произвести выплату потерпевшему действительной стоимости его доли, с целью лишения потерпевшего этой выплаты оформили долю Гай-ка В.М., перешедшую на основании решения суда к Обществу, на Бар-ва В.М., после чего, путем формального увеличения уставного капитала и перераспределения между собой долей в Обществе в соотношении: 90% Бар-вой О.Е., 10% Бар-ву В.А., вывели из Общества единственные ликвидные активы, на основании которых могла быть произведена выплата действительной стоимости доли исключенному участнику Гай-ку В.М., но пришел к выводу о неверной квалификации их действий.Суд второй инстанции посчитал установленным, что Бар-вы, используя приведенную выше схему по переходу права собственности двух нежилых помещений от Общества к Бар-вой О.Е., с последующим присоединением Общества к фиктивной ООО «<данные изъяты>», которая не имела активов и не вела хозяйственной деятельности, вывели из Общества единственные ликвидные активы, на основании которых могла быть произведена выплата действительной стоимости доли исключенному участнику Гай-ку В.М., чем воспрепятствовали решению Арбитражного суда г. Москвы от 17 марта 2009 года об исключении Гай-ка В.М. из состава участников Общества, в связи с чем, переквалифицировал действия Бар-вых с ч. 4 ст. 159 УК РФ на ст. 315 УК РФ – злостное воспрепятствование исполнению служащим коммерческой организации вступившего в законную силу решения суда.
       Между тем, переквалифицируя действия Бар-вых суд не учел, что ответственность по ст. 315 УК РФ наступает лишь в случае злостного воспрепятствования исполнению вступившего в законную силу решения суда, что подразумевает непринятие мер, призванных создать необходимые условия для своевременного исполнения судебного решения, либо, напротив, создание препятствий для его исполнения.
       Таким образом, необходимым условием наступления ответственности по данной статье является наличие судебного решения, вступившего в законную силу, в резолютивной части которого должно содержаться указание о возложение на лицо, либо лиц каких-либо обязанностей, подлежащих ими исполнению и которые не исполнены ими.
       Как следует из содержащегося в материалах уголовного дела решения Арбитражного суда г. Москвы от 17 марта 2009 года по делу № № А40-89862/08-83-813 (т.10 л.д.67-68), судом лишь принято решение исключить Гай-ка В.М. из участников Общества с ограниченной ответственностью «<данные изъяты>».
      Никаких других предписаний либо обременений, в том числе, в адрес Общества либо Бар-вых о выплате доли Гай-ку В.М., решение Арбитражного суда г. Москвы от 17 марта 2009 года не содержит.
      При этом обязанность выплатить исключенному участнику Общества его доли предусмотрена положениями п. 4 ст. 23 Федерального закона от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», в соответствии с которыми Общество обязано выплатить исключенному участнику Общества действительную стоимость его доли или с согласия исключенного участника Общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости.
      Таким образом, решением Арбитражного суда г. Москвы от 17 марта 2009 года на Бар-вых не возлагалась обязанность по выплате исключенному участнику Общества Гай-ку В.М. действительной стоимости его доли, а неисполнение обязательств, которые не указаны в решении суда, не образует состав преступления, предусмотренный ст. 315 УК РФ.
      При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает приговор Тушинского районного суда г. Москвы от 4 октября 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 15 декабря 2017 года подлежащими отмене с прекращением уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях Бар-вых состава преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ.
      Руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 401.14, ч. 1 ст. 401.15, ч. 1 ст.401.16 УПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

   приговор Тушинского районного суда г. Москвы от 4 октября 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 15 декабря 2017 года в отношении Бар-вой О.Е. и Бар-ва В.А. отменить, уголовное дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления.
    В соответствии со ст. 134 УПК РФ признать за Бар-вой О.Е. и Бар-вым В.А. право на реабилитацию.


Источник