При представлении справок из органов социальной защиты, при назначении стипендии и ее получении служебные полномочия не использовались. Кассационное определение Первого кассационного суда от 23.04.2020 № 77-467/20

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: председательствующего Глухова А.А., судей: Погодина С.Б., Елизарова А.Р.,с участием: прокурора Христосенко П.Г., при секретаре Смотровой М.И. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе защитника осужденной Каз-вой О.Ю. — адвоката Толмачевой М.В. на приговор Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 4 апреля 2019 года и апелляционное определение Верховного Суда Республики Мордовия от 22 июля 2019 года.

По приговору Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 4 апреля 2019 года Каз-ва О.Ю., родившаяся 00.00.00 в ***, гражданка РФ, … зарегистрированная и проживающая по адресу: ***, несудимая,

осуждена:

по ч. 3 ст. 159 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно — распорядительных и административно — хозяйственных полномочий в органах местного самоуправления, на 1 год;

по ч. 3 ст. 159 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно — распорядительных и административно — хозяйственных полномочий в органах местного самоуправления, на 1 год;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 2 годам лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий в органах местного самоуправления, на 1 год 6 месяцев.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное основное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Мера пресечения оставлена без изменения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Решен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Апелляционным определением Верховного Суда Республики Мордовия от     22 июля 2019 года приговор изменен:

действия Каз-вой О.Ю. по хищению на сумму 25038 рублей переквалифицированы с ч. 3 ст. 159 УК РФ на ч. 3 ст. 159.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года № 207-ФЗ), назначено наказание в виде лишения свободы на срок 10 месяцев, в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий в органах местного самоуправления, на 1 год;

действия Каз-вой О.Ю. по хищению на сумму 65067 рублей переквалифицированы с ч. 3 ст. 159 УК РФ на ч. 3 ст. 159.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 года № 325-ФЗ), назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 3 месяца, в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий в органах местного самоуправления, на 1 год,

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Каз-вой О.Ю. назначено 1 год 6 месяцев лишения свободы, согласно ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий в органах местного самоуправления, на 1 год 2 месяца,

на основании ст.73 УК РФ назначенное Каз-вой О.Ю. основное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

В кассационной жалобе защитник Толмачева М.В., действующая в интересах осужденной Каз-вой О.Ю., не соглашаясь с указанными судебными решениями, просит их отменить в связи с существенными нарушениями уголовного-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона, повлиявшими на исход дела.

Полагает, что деяния, за которые осуждена Каз-ва О.Ю., полностью аналогичны действиям, образующим состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, в возбуждении уголовного дела по которому отказано постановлением от 28 июня 2018 года ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, в связи с чем приходит к выводу, что Каз-ву О.Ю. в нарушение ч. 2 ст. 6 УК РФ за одни и те же действия повторно привлекли к уголовной ответственности.

Ссылаясь на разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в постановлении от 16 октября 2009 года № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», считает, что Каз-ва О.Ю. использовала свое служебное положение лишь при изготовлении справки о доходах, а при предъявлении ее в ГКУ «Соцзащита по Ичалковскому району Республики Мордовия» и получении справки, дающей право на получение стипендии, действовала как мама студента, т.е. как частное, а не должностное лицо, однако эти доводы были проигнорированы как судом первой, так и судом апелляционной инстанции.

Полагает, что описанные в приговоре деяния Каз-вой О.Ю. образуют не хищение, а получение права на выплату социальной стипендии, так как в приговоре и апелляционном определении нет указания на совершение ею безвозмездного изъятия и обращения чужого имущества в свою пользу, но установлено, что в результате ее действий была назначена государственная социальная стипендия и ее сыну ежемесячно выплачивались соответствующие денежные средства, которыми он мог распоряжаться по своему усмотрению. Данный факт, по мнению автора жалобы, влияет как на определение момента окончания преступления, так и его категорию, поскольку на 24 сентября 2015 года, когда было получено право на стипендию, ст. 159.2 УК РФ предусматривала наказание за преступление средней тяжести.

Утверждает, что у Каз-вой О.Ю. не возникло юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться средствами социальной стипендии как своими собственными, а поскольку уголовная ответственность за получение права на имущество в пользу других лиц уголовным законом не предусмотрена, уголовное преследование в отношении нее подлежит прекращению.

Заслушав доклад судьи Погодина С.Б., изложившего содержание приговора и апелляционного определения, доводы кассационной жалобы, основания для передачи дела для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, мнение прокурора Христосенко П.Г., полагавшего приговор и апелляционное определение подлежащими изменению, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Каз-ва О.Ю. признана виновной в совершении двух мошеннических действий при получении выплат с использованием своего служебного положения.

Преступления совершены в период с 00.00.00 по 00.00.00 и с 00.00.00 по 00.00.00 в *** при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Изучив материалы уголовного дела, проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу требований чч. 1 и 2 ст. 401.16. УПК РФ суд кассационной инстанции не связан доводами кассационных жалобы или представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

Положенные в основу приговора доказательства были получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, с соблюдением требований ст.ст. 87 и 88 УПК РФ проверены судом и оценены в приговоре, сомнений в своей относимости, допустимости и достоверности не вызывают и каких-либо существенных противоречий, которые могли бы повлиять на решение вопроса о виновности осужденной Каз-вой О.Ю. в содеянном, не содержат.

При этом показания осужденной Каз-вой О.Ю., данные в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя, об обстоятельствах изготовления ею двух поддельных справок о доходах за июнь — август 2014 года и июнь – август 2015 года; показания представителя потерпевшего ААА о том, что КАС в 2014 и 2015 годах на основании справок с недостоверной информацией выплачивалась повышенная социальная стипендия как малообеспеченному, в связи с чем ФГБОУ ВО «МГУ имени ххх» причинен ущерб в размере 90 105 рублей; показания свидетеля КАС, данные в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании в связи с его отказом от дачи показаний, согласно которым из-за плохой успеваемости он не получал стипендию, его мать Каз-ва О.Ю. оформила ему в сентябре 2014 года и в сентябре 2015 года социальную стипендию, получаемые денежные средства использовал на личные нужды при проживании в г. Саранске; показания свидетеля ШОВ, являющейся главным бухгалтером администрации Ичалковского сельского поселения, о поддельности справок ххх от 00.00.00 о начисленной Каз-вой О.Ю. зарплате с июня по август 2014 года и № б/н от 10 сентября 2015 года о начисленной Каз-вой О.Ю. зарплате за июнь-август 2015 года; показания свидетелей ПОС, ПАБ и КНП о выдаче в 2014 и 2015 годах Каз-вой О.Ю. на основании представленных ею справок о полученной заработной плате справок на получение социальной стипендии, которые оформляются в случае, если доход семьи ниже прожиточного минимума; показания свидетеля КВФ о начислении государственной социальной стипендии КАС в 2014 и 2015 годах на основании справок ГКУ «Социальная защита населения по ***», согласно которым его семья относилась к малообеспеченным, взаимосвязаны между собой и согласуются с другими доказательствами по делу, в том числе с протоколами следственных действий, заключением эксперта и иными письменными материалами. Оснований для оговора Каз-вой О.Ю., а также какой-либо заинтересованности в исходе дела со стороны указанных лиц установлено не было, в связи с чем суд обоснованно положил их показания в основу приговора.

Фактические обстоятельства совершенных Каз-вой О.Ю. преступлений установлены на основании исследованных доказательств, которые признаны допустимыми, использованы судом для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, в том числе характеризующих место, время и способ совершения преступлений. Данных, свидетельствующих о том, что в основу приговора положены недопустимые доказательства, не установлено.

Кроме того, суд мотивировал, почему отдает предпочтение данным доказательствам и отвергает показания подсудимой Каз-вой О.Ю., отрицавшей свою вину в совершении хищений денежных средств.

Доводы жалобы об отсутствии в действиях Каз-вой О.Ю. признаков хищения денежных средств, в связи с тем, что она лично их не получала, а также о том, что совершенные Каз-вой О.Ю. действия охватываются квалификацией по ст. 292 УК РФ, по которой отказано в возбуждении уголовного дела, основаны на неверном толковании уголовного закона.

Суд апелляционной инстанции с учетом установленных фактических обстоятельств дела квалифицировал действия Каз-вой О.Ю. по каждому преступлению по ст. 159.2 УК РФ, поскольку предметом преступных посягательств являлись денежные средства, выплаченные КАС в качестве социальной стипендии, то есть установленные нормативными правовыми актами выплаты гражданам, нуждающимся в социальной поддержке.

При этом сам факт предоставления недостоверных сведений для получения таких выплат не охватывается ст. 292 УК РФ, так как в университет были представлены справки, оформленные в ГКУ «Социальная защита населения по Ичалковскому району РМ» на основании изготовленных Каз-вой О.Ю. поддельных справок № 1465 от 9 сентября 2014 года о начисленной ей зарплате с июня по август 2014 года и № б/н от 10 сентября 2015 года о начисленной зарплате за июнь-август 2015 года.

В связи с этим отказ в возбуждении уголовного дела в отношении Каз-вой О.Ю. по признакам преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, не препятствует ее привлечению к уголовной ответственности по ст. 159.2 УК РФ, так как указанные действия по изготовлению поддельных справок о начисленной зарплате находятся за пределами состава мошенничества.

Кроме того, вопреки доводам жалобы о приобретении только права на получение социальной стипендии, так как Каз-ва О.Ю. денежные средства лично не получала, судом установлено, что КАС была получена социальная стипендия в период с 00.00.00 по 00.00.00 в сумме 25038 рублей и в период с 00.00.00 по 00.00.00 в сумме 65067 рублей, в связи с чем оба преступления являются оконченными, поскольку КАС является сыном Каз-вой О.Ю., проживал во время обучения в г. Саранске Республики Мордовия на похищенные денежные средства, которые являлись частью семейного бюджета Каз-вой О.Ю.

Изложенные в кассационной жалобе адвоката доводы о невиновности ее подзащитной выдвигались в судебных заседаниях первой и апелляционной инстанций, тщательно проверялись и обоснованно отвергнуты с приведением мотивов, оснований не согласиться с которыми не имеется.

Между тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения либо постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

При квалификации действий Каз-вой О.Ю. судом неправильно применен уголовный закон.

Как следует из материалов уголовного дела, Каз-ва О.Ю. осуждена за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159.2 УК РФ, с использованием своего служебного положения, что не соответствует требованиям уголовного закона, поскольку ее служебные полномочия, заключающиеся, в частности, в осуществлении контроля за исполнением документов сельской администрации, выдаче письменных справок, подписании отдельных видов документов, доступе к печати администрации и угловому штампу, организации и осуществлении информации по составу и содержанию документов администрации, облегчили ей лишь возможность изготовления поддельных справок о зарплате.

При представлении же этих справок в ГКУ «Социальная защита населения по Ичалковскому району Республики Мордовия», равно как и при представлении справок, полученных из органов социальной защиты, в ФГБОУ ВО «… а также при назначении стипендии и получении этой стипендии КАС служебные полномочия Каз-вой О.Ю. не использовались, так как в отношении указанных организаций она никакими организационно-распорядительными и административно – хозяйственными полномочиями не обладала.

Судом апелляционной инстанции допущенное нарушение уголовного закона не устранено.

В связи с неправильным применением уголовного закона при правовой оценке действий осужденной, судебная коллегия находит необходимым изменить судебные решения, исключить квалифицирующий признак «с использованием служебного положения», на основании установленных судом ФИО2 инстанции обстоятельств дела за каждое совершенное Каз-вой О.Ю. преступление ее действия переквалифицировать на ч. 1 ст. 159.2 УК РФ.

Переквалификация действий осужденной на более мягкий уголовный закон улучшает ее положение, не нарушая права на защиту.

Из установленных судом фактических обстоятельств дела следует, что преступления совершены Каз-вой О.Ю. в период с 00.00.00 по 00.00.00 и с 00.00.00 по 00.00.00. Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 159.2 УК РФ, относится к категории небольшой тяжести, следовательно срок давности уголовного преследования за его совершение составляет два года, который истек 00.00.00 и 00.00.00 соответственно, то есть до вынесения приговора.

При таких обстоятельствах уголовное дело в части осуждения Каз-вой О.Ю. по ч. 1 ст. 159.2 УК РФ за каждое преступление подлежит прекращению на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Также из приговора подлежит исключению указание о назначении Каз-вой О.Ю. наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

В остальной части приговор и апелляционное определение изменению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

кассационную жалобу защитника осужденной Каз-вой О.Ю. — адвоката Толмачевой М.В. удовлетворить частично.

Приговор Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 4 апреля 2019 года и апелляционное определение Верховного Суда Республики Мордовия от 22 июля 2019 года в отношении Каз-вой О.Ю. изменить:

— исключить из осуждения Каз-вой О.Ю. указание на квалифицирующий признак «с использованием своего служебного положения»;

— квалифицировать действия Каз-вой О.Ю. по факту хищения в период с 00.00.00 по 00.00.00 по ч. 1 ст. 159.2 УК РФ, уголовное дело в этой части прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

— квалифицировать действия Каз-вой О.Ю. по факту хищения в период с 00.00.00 по 00.00.00 по ч. 1 ст. 159.2 УК РФ, уголовное дело в этой части прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

— исключить указание о назначении наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

В остальном приговор и апелляционное определение в отношении осужденной Каз-вой О.Ю. оставить без изменения, кассационную жалобу защитника осужденной — без удовлетворения.

Источник