Сообщение ложных сведений, умолчание об обстоятельствах намерения виновного подлежат квалификации по признаку обмана и дополнительной квалификации как злоупотребление доверием в мошенничестве не требуют. Из Обобщения судебной практики Челябинского областного суда за 4 кв. 2019 года

  1. По смыслу уголовного закона, сообщение ложных сведений, умолчание об обстоятельствах, в том числе, относимых к намерениям виновного, при достижении им целей завладения чужим имуществом потерпевших в мошенничестве подлежат квалификации по признаку обмана и дополнительной квалификации по признаку злоупотребления доверием в мошенничестве не требуют.

 

Приговором Правобережного районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 27 апреля 2016 года (с учетом изменений, внесенных апелляционным определением от 05 июля 2016 года) И.А.С. осужден за совершение ряда преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 159 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы.

Постановлением президиума Челябинского областного суда от 11 декабря 2019 года приговор и апелляционное определение изменены, в том числе исключен признак совершения мошенничества путем злоупотребления доверием, со смягчением наказания.

Так, И.А.С. признан виновным в хищении денежных средств потерпевших К.М.С., Б.Е.К., У.А.В., Г.Л.В. путем обмана и злоупотребления доверием.

Из описания преступных действий И.А.С. следует, что денежные средства, полученные потерпевшими К.М.С., Б.Е.К., У.А.В. в кредит, а также имеющиеся у потерпевшей Г.Л.В., передавались И.А.С. в долг. При этом, И.А.С., действуя с изначально возникшим умыслом на хищение денежных средств, заверял потерпевших о намерении их вернуть, в том числе путем погашения кредитных обязательств К.М.С., Б.Е.К., У.А.В. Создавая видимость выполнения взятых на себя обязательств, И.А.С. передавал К.М.С. и У.А.В. денежные средства в счет частичного погашения долга, а также обещал потерпевшей Г.Л.В. оформить право собственности на автомобиль. Полученные от потерпевших денежные средства И.А.С. противоправно безвозмездно обратил в свою пользу, распорядившись ими средствами по своему усмотрению.

В обоснование своих выводов, президиум указал следующее.

По смыслу закона, обман как способ мошенничества может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, либо в умолчании об истинных фактах, что направлено на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение. Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения, либо сведения, о которых умалчивается, могут относится к любым обстоятельствам, в том числе к намерениям виновного.

Из материалов дела следует, что потерпевшие давали свои деньги в долг осужденному, так как тот обещал вернуть их. При этом в отношении каждого из потерпевших И.А.С. действовал с изначально возникшим у него умыслом на обман, желая завладеть передаваемыми ему денежными средствами, соответственно, умалчивая о своих преступных намерениях.

Таким образом, все обстоятельства, изложенные в приговоре при описании обмана и злоупотребления доверием, в такой ситуации охватывались признаками обмана и дополнительной квалификации по признаку злоупотребления доверием не требовали. Указанные обстоятельства послужили основанием для изменения судебных решений в данной части.

Постановление президиума № 44у-131/2019

Источник