1

Тема: Текущие или инкассовые

Одним из важных вопросов, которые волнуют кредиторов, должников и арбитражных управляющих при проведении банкротства юридического лица, являются обязательные платежи.
Известно, что обязательные платежи сами по себе не представляют собой нечто исключительное. Это кредиторский долг, и, в зависимости от того, когда он образовался - до подачи заявления о банкротстве или после - он может быть текущим или реестровым. И зареестровым тоже, если налоговый чиновник прохлопает время подачи заявления в дело о банкротстве.

Однако мы забываем в своей ежедневной жизни, что налоговый закон дал возможность налоговому органу не только требовать оплаты обязательных платежей. Последние могут быть списаны со счетов банкрота в принудительном порядке.
В течение долгого времени принудительное списание воспринималось арбитражными судами как покушение на правильный порядок очередности кредиторов. В свою очередь, кредиторы желали видеть налоговый орган в своем строю как таких же ожидающих удовлетворения по законному требованию. И это работало. Известно немало практики, в которой обязательные требования выстраивались в реестре, за реестром или в текущих очередях.

Однако времена меняются, и в деле №А47-3119/2016 появились новые тембры в той же самой мелодии. И какие!

Суд округа выработал позицию, которую следует учитывать в дальнейшем, потому что на эту позицию будут опираться налоговики. Урал до этого обирал тех, кто имеет свое единственное жилье в пользу кредиторов (в том числе и в основном - в пользу налоговой). Теперь демидовские последователи пришли к очень далеко ведущим выводам.

Кассация по делу №А47-3119/2016 напомнила обществу, что текущие платежи могут быть признаны недействительными при наличии совокупности следующих обстоятельств:

(1) осведомленность кредитора о нарушении принятым им исполнением очередности;

(2) недостаточность конкурсной массы для удовлетворения текущих платежей, если они имели приоритет над погашенными.

Суд округа указал: в случае выявления налоговой недоимки налоговый орган обязан направить должнику требование о ее уплате, а после уведомления - принять решение о взыскании задолженности в бесспорном порядке, используя средства на счетах должника, и направить в банк инкассовое поручение. Таким образом, невзирая на очередь ожидающих удовлетворение своих требований кредиторов, налоговое право позволяет налоговикам получить обязательный требования через инкассо. С чем нельзя поспорить - так это с тем, что принудительное исполнение в силу статьи 46 Налогового кодекса РФ – ординарный способ, применяемый в случае отказа налогоплательщика внести деньги в казну в добровольном порядке. Принудительное списание - не наказание и не санкция, а обычные действия налогового органа, не запрещенные, кстати, специальными мерами закона о банкротстве.

Так и хотелось написать - но и не разрешенные тоже. Но нет. На последнее суд округа не обратил внимание.

Итак, суд округа заключил, что предъявление инкассовых поручений на списание обязательных платежей само по себе о недобросовестности налогового органа не говорит. Никого он не обирает, а пополняет казну государства. Законно, то есть как законом разрешено.

Стоит ли говорить, что текущие платежи конкурсный управляющий квалифицировал как совершенные с предпочтением, Постановление от 01.10.2020 по делу №А47-3119/2016. В ходе конкурсного производства с расчетного счета должника по инкассовым поручениям и платежным ордерам было списано порядка 33 тысяч рублей – для погашения пени и штрафа по земельному налогу. Конкурсный управляющий посчитал, что сделки совершены с предпочтением. Суды первой и апелляционной инстанций с этим согласились. Они пришли к выводу, что оспариваемые списания относятся к пятой очереди текущих платежей. В то же время у должника была задолженность перед текущими кредиторами первой, второй и третьей очередей. В результате действий налогового органа очередность нарушилась. Соответственно, указали суды, сделка с налоговым органом недействительна. Также было указано, что налоговый орган как заявитель по делу о банкротстве мог получить информацию обо всех обязательствах должника. В этой связи нельзя говорить о его неосведомленности.

Однако суд Уральского округа посчитал, что информированность о банкротстве должника, даже при наличии статуса заявителя по делу, не может рассматриваться как достаточное обоснование того, что налоговый орган знал о совершении сделки с предпочтением. Выводы судов нижестоящих инстанций о том, что налоговый орган должен был запрашивать информацию об иных текущих платежах, в кассации признали ошибочными, поскольку отчитываться перед кредиторами должен конкурсный управляющий. Принятые по данному спору судебные акты были отменены, в удовлетворении требований конкурсного управляющего отказано.

Шампанское императивно пьют налоговики.