1

Тема: Доначисления

Налогоплательщик самостоятельно несет риск неблагоприятных последствий, связанных с необеспечением с ним почтовой связи

Решение Арбитражного суда города Москвы от 05.08.2021 по делу № А40-65055/21-154-1175/20-71-192 Б

Резолютивная часть решения объявлена 29 июля 2021 года
Полный текст решения изготовлен 05 августа 2021 года

Арбитражный суд г. Москвы в составе судьи Полукарова А.В. при ведении протокола судебного заседания секретарем Качаевой Н.С. рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Индивидуального предпринимателя Рогожкина А.И. (ОГРНИП: 317774600349202, ИНН: 771200802913, Дата присвоения ОГРНИП: 24.07.2017) к ИФНС России № 43 по г. Москве (125493, МОСКВА ГОРОД, УЛИЦА СМОЛЬНАЯ, ДОМ 25А, ОГРН: 1047743055810, Дата присвоения ОГРН: 23.12.2004, ИНН: 7743777777); о признании недействительным решения № 16264 от 04.12.2020 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и снижения штрафных санкций в 10 раз
В судебное заседание явились: Участники, согласно протокола;

УСТАНОВИЛ:

Индивидуальный предприниматель Рогожкин Андрей Игоревич (далее – заявитель, Предприниматель, налогоплательщик) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения ИФНС России № 43 по г. Москве (далее – налоговый орган, ответчик, Инспекция) № 16264 от 04.12.2020 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и снижения штрафных санкций в 10 раз.
Заявитель в судебном заседании поддержал заявленные требования по доводам, изложенным в заявлении и возражениях  на отзыв.
Представитель ответчика возражал против удовлетворения заявленных требований по доводам, изложенным в оспариваемом решении, отзыве на заявление.

В силу ч. 4 ст. 198 АПК РФ заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом. Судом проверено и установлено, что процессуальный срок, установленный ч. 4 ст. 198 АПК РФ, на обращение в суд заявителем с заявлением об оспаривании решения налогового органа соблюден.

Выслушав доводы представителя сторон по делу, исследовав материалы дела, суд пришел к выводу о том, что требования заявителя не подлежат удовлетворению исходя из следующего.

Как следует из заявления и материалов дела, Инспекцией Федеральной налоговой службы России № 43 по Москве в период с 19.03.2020 по 19.06.2020 проведена камеральная проверка налоговой декларации индивидуального предпринимателя Рогожкина Андрея Игоревича по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системой налогообложения за 2019г.

По результатам налоговой проверки инспекция вынесла акт № 11716 от 07.07.2020, в соответствии с которым установлена неуплата заявителем налога с предложением доначислить авансовый платеж в размере 6 426 298 рублей (с уменьшением на 2 490 532 рубля), а также определена налоговая ответственность ИП Рогожкина А.И., предусмотренная статьей 122 Налогового Кодекса РФ.

Заявителем были поданы возражения на акт налоговой проверки от 02 сентября 2020 г. и уточненная налоговая декларация с номером корректировки № 1 за 2019 г. с заявленной суммой дохода в размере 141 117 837 рублей, а также после получения дополнений к акту поданы возражения на дополнения к акту от 02.11.2020 г. и уточненная налоговая декларация с номером корректировки № 2 за 2019 г. где исправлена/уменьшена сумма фиксированных страховых взносов, уменьшающих сумму авансового платежа по налогу УСН, исчисленного за 9 месяцев (стр.142 Раздела 2.1.1.) на сумму 20 295 рублей 00 копеек.

Решением налогового органа № 16264 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 04.12.2020 с учетом поданных возражений налоговая ИФНС России № 43 по г. Москве уменьшила размер доначисленного налога до 3 402 836 рублей, одновременно налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности в порядке статьи 122 НК РФ с начислением штрафа в размере 680 567 рублей.

Заявитель, полагая, что решение Инспекции от 04.12.2020 № 16264 не правомерно и подлежит отмене, в установленном ст. 139.1 НК РФ порядке, обратился в УФНС России по г. Москве (далее по тексту - Управление) с апелляционной жалобой. По результатам рассмотрения соответствующей апелляционной жалобы вынесено решение Управления от 01.03.2021 № 21-10/027060@, в соответствии с которым решение Инспекции от 04.12.2020 № 16264 признано обоснованным, апелляционная жалоба ИП Рогожкина А.И. оставлена без удовлетворения.

Посчитав вышеуказанное решение ИФНС России № 43 по г. Москве незаконным и нарушающим права и законные интересы заявителя, последний обратился в суд с настоящим заявлением.

В обоснование заявленных требований заявитель указывает на нарушение налоговым органом установленной законом процедуры проведения камеральной налоговой проверки со ссылкой на то, что налоговый орган не направил надлежащим образом ИП Рогожкину А.И. ни одного уведомления и/или повестки с требованием о предоставлении каких-либо пояснении и/или документов, при этом указанное в акте проверки от 07.07.2020 требование от 25.05.2020 о предоставлении документов и пояснений было направлено налоговым органом и получено ИП Рогожкиным А.И. только в сентябре 2020 года; нарушение срока вручения налогоплательщику акта налоговой проверки.

Также заявитель указывает на то, что обнаружил техническую ошибку в расчетах налогооблагаемой базы, поэтому 02 сентября 2020 года подал уточненную налоговую декларацию по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения за 2019 год. При этом заблаговременно платежными поручениями № 38 и № 39 от 28.08.2020 были оплачены налог в сумме 3 402 836 рублей и пени в сумме 90 000 рублей. В возражениях на акт проверки от 02.09.2020 налогоплательщик уведомил инспекцию об оплате налогов и подаче уточненной декларации. Также заявителем были представлены все документы, подтверждающие формирование налогооблагаемой базы за 2019 год.

Однако, как указывает заявитель, несмотря на указанные обстоятельства, и тот факт, что налоговым органом в ходе дополнительных мероприятий были проверены все представленные с возражениями документы и обстоятельства дела, в результате чего Инспекцией в оспариваемом решении подтвержден размер налогооблагаемой базы за 2019 год в сумме 141 117 837 рублей, ранее заявленный налогоплательщиком в уточненной декларации от 02.09.2020, а также определена правильность расчетов уже оплаченного налога в августе 2020 года, в итоговой части оспариваемого решения установлена к доначислению недоимка в сумме 3 402 836 рублей в том же размере, что и ранее оплаченный налог), а также сумма штрафа в сумме 680 567 рублей (20 %).

При этом, как указывает Предприниматель, налоговая инспекция приняла оспариваемое решение по результатам проверки отмененной налогоплательщиком декларации, без учета уточненной декларация с номером корректировки № 2 за 2019 г от 02.09.2020.

Кроме того, заявитель утверждает, что размер налогооблагаемой базы ИП Рогожкина за 2019 г. определен налоговым органом без разногласий, что по Решению № 16264 от 04.12.2020, что по действующей налоговой декларации за 2019 г., составляет 141 117 837 рублей, и соответствующий налог с указанного дохода оплачен полностью по месту нахождения налогоплательщика (город Тверь) в августе 2020 года.

Также заявитель указывает на то, что если в процессе судебного разбирательства судом будет установлена обоснованность оспариваемого решения налогового органа, он дополнительно ходатайствует о снижении штрафных санкций в 10 (десять) раз в связи с отсутствием умысла на совершение правонарушения, отсутствие прямых нарушений налогового законодательства и потерь для бюджета, а также на то, что при обнаружении технической ошибки в расчетах налогооблагаемой базы незамедлительно, за 4 месяца до вынесения решения налоговым органом Заявителем подана уточненная декларация, а также произведена оплата налога и пени.

Между тем, отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд соглашается с налоговым органом и при этом исходит из следующего.

Как следует из материалов дела, налоговым органом в отношении ИП Рогожкина А.И. налоговым органом в порядке ст. 88 Налогового кодекса Российской Федерации (далее по тексту - НК РФ) была проведена камеральная налоговая проверка первичной налоговой декларации по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения за 2019 год (далее по тексту - Декларация по УСН за 2019 год или Декларация)

В декларации по УСН за 2019 год ИП Рогожкиным А.И. заявлены:

- сумма полученных Налогоплательщиком доходов за налоговый период (стр. 113 разд. 2.1. Декларации по УСН) в размере 84 403 902 руб.;

- сумма исчисленного налога за налоговый период 5 064 234 руб. (84 403 902 руб.*6%, стр. 133 раздела 2.1. Декларации по УСН);

- сумма страховых взносов, предусмотренных п. 3.1. ст. 346.21 НК РФ, уменьшающих сумму начисленного налога (стр. 143 разд. 2.1. Декларации по УСН), в размере 241 716 руб.;

- сумма уплаченного авансового платежа по сроку уплаты 25.04.2019 в размере 609 510 руб., по сроку уплаты 25.07.2019 - 612 939 руб., по сроку уплаты 25.10.2017 - 1 109 537 руб.;

- сумма налога к доплате за налоговый период в размере 2 490 532 руб. (5 064 234 -241 716-609 510-612 939- 1 109 537).

По результатам камеральной налоговой проверки Инспекцией принято решение от 04.12.2020 № 16264, в соответствии с которым налоговым органом установлено занижение ИП Рогожкиным А.И. суммы налога, подлежащей доплате за 2019 год, в общем размере 3 402 836 руб. (620 295 руб. - по сроку уплаты 25.10.2019, 2 782 541 руб. - по сроку уплаты 12.05.2020), налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности на основании п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 680 567 руб. Также ИП Рогожкину А.И. предложено уменьшить сумму страховых взносов, заявленную в Декларации по УСН в размере 262 011 руб. за период 9 месяцев 2019 года, на сумму 20 295 руб.

В то же время, как следует из заявления, заявитель ссылается на неправомерность оспариваемого решения налогового органа на основании п. 14 ст. 101 НК РФ, в том числе, вследствие нарушения налоговым органом процедуры проведения налоговой проверки, в том числе, п. 3 ст. 88 НК РФ, п. 1, п. 5 ст. 100 НК РФ.

В то же время данные доводы заявителя признаются судом несостоятельными  и отклоняются на основании следующего.

Так, из материалов дела следует, что 19.03.2020 в Инспекцию посредством телекоммуникационных средств связи (далее по тексту - ТКС) поступила декларация ИП Рогожкина А.И. по УСН за 2019 год, на основании которой в соответствии с НК РФ, иными законодательными актами о налогах и сборах была Инспекцией была проведена камеральная налоговая проверка.

Согласно п. 1, п. 2 ст. 88 НК РФ камеральная налоговая проверка проводится по месту нахождения налогового органа в течение трех месяцев со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации.

Как указывает налоговый орган, проверка соответствующей Декларации по УСН, полученной налоговым органом 19.03.2020, начата 19.03.2020, окончена 19.06.2020.

В соответствии с п. 3 ст. 88 НК РФ если камеральной налоговой проверкой выявлены ошибки в налоговой декларации и (или) противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, либо выявлены несоответствия сведений, представленных налогоплательщиком, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у налогового органа, и полученным им в ходе налогового контроля, об этом сообщается налогоплательщику с требованием представить в течение пяти дней необходимые пояснения или внести соответствующие исправления в установленный срок.

В связи с противоречиями в сведениях относительно размера полученного в 2019 году ИП Рогожкиным А.И. дохода, указанного налогоплательщиком в Декларации по УСН за 2019 год, и данными банковской выписки, имеющейся у налогового органа, Инспекцией 30.05.2020 в адрес ИП Рогожкина А.И. заказным письмом по почте было направлено требование от28.05.2019 № 12148 о представлении пояснений (далее по тексту - Требование от 28.05.2020 № 12148, Требование Инспекции).

Согласно официальному сайту почты России, требование от 28.05.2020 № 12148 (почтовый идентификатор письма 12599344603121) находится на временном хранении на почте в связи с неудачной попыткой вручения адресату. Таким образом, пояснения Налогоплательщика относительно размера заявленного в Декларации по УСН за 2019 год дохода ИП Рогожкиным А.И. представлены не были.

Налоговым органом в адрес налогоплательщика по ТКС 19.06.2020 направлено уведомление о вызове в налоговый орган налогоплательщика № 8136 от 19.06.2020 (далее по тексту - Уведомление № 8136 от 19.06.2020), в котором Инспекция пригласила ИП Рогожкина А.И. явиться 22.06.2020 по месту нахождения налогового органа для дачи пояснений относительно размера полученного дохода по договорам займа и переуступки права займа.

В ответ на уведомление Инспекции № 8136 от 19.06.2020 налогоплательщиком были представлены по ТКС письма от 22.06.2020 и от 25.06.2020 о невозможности своей явки для дачи пояснений.

19.06.2020 ИП Рогожкиным А.И. на бумажном носителе представлены документы, которые, по мнению налогоплательщика, достаточны были для подтверждения суммы определенного им дохода за 2019 год, а также документы, подтверждающие исключение из налогооблагаемой базы части полученных денежных средств, отраженных в банковской выписке ИП Рогожкина А.И.

...

Инспекцией, в ответ на вышеуказанные ходатайства налогоплательщика от 11.08.2020, посредством ТКС в адрес ИП Рогожкина А.И. было направлено письмо от 11.08.2020 № 15-11/041388 с приглашением Налогоплательщика на 12.08.2020 для ознакомления с материалами проверки, по результатам которой составлен Акт № 11716 от 07.07.2020. Письмо Инспекции от 11.08.2020 № 15-11/041388 отправлено ИП Рогожкину А.И. по ТКС, получено Налогоплательщиком 11.08.2020, что подтверждается извещением о получении электронного документа.

12.08.2020 ИП Рогожкин А.И. был ознакомлен с материалами соответствующей проверки, составлен Протокол ознакомления с материалами налоговой проверки № 1 от 12.08.2020.

02.09.2020 Налогоплательщиком в порядке п. 6 ст. 100 НК РФ представлены письменные возражения на Акт № 11716 от 07.07.2030 (вх. № 34707 от 02.09.2020).

01.09.2020 Налогоплательщик по ТКС обратился в Инспекцию о повторном предоставлении ему Требования от 28.05.2020 № 12148. Сопроводительным письмом Инспекции от 18.09.2020 № 15-11/048826 копия Требование от 28.05.2020 № 12148 направлена 18.09.2020 в адрес ИП Рогожкина А.И. посредством ТКС, получено Налогоплательщиком 21.09.2020.

16.09.2020 состоялось рассмотрение материалов соответствующей налоговой проверки в присутствии представителя ИП Рогожкина А.И., составлен Протокол рассмотрения материалов проверки № 113 от 16.09.2020.

По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки, в соответствии со ст. 101 НК РФ, Инспекцией были вынесены Решение № 9 от 18.09.2020 о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля и Решение № 159 от 18.09.2020 о продлении срока рассмотрения материалов налоговой проверки. Данные Решения отправлены в адрес Налогоплательщика 18.09.2020 по ТКС, получены ИП Рогожкиным А.И. 21.09.2020, что подтверждается извещением о получении электронного документа.

По результатам проведенных дополнительных мероприятий налогового контроля Инспекцией в порядке положений ст. 100 НК РФ составлено Дополнение к Акту налоговой проверки № 11 от 23.10.2020. Дополнение к Акту налоговой проверки № 11 от 23.10.2020, а также Извещение № 13919 от 29.10.2020 были вручены представителю Налогоплательщика по доверенности 29.10.2020. Согласно Извещению № 13919 от 29.10.2020, дата рассмотрения материалов проверки, включая полученные налоговым органом в рамках проведения дополнительных мероприятий налогового контроля, а также возражений Налогоплательщика назначена налоговым органом на 23.11.2020.

03.11.2020 Налогоплательщиком были представлены письменные возражения на Дополнение к Акту № 11716 от 07.07.2030 (исх. № ИПР/П-0208 от 02.11.2020, вх. № 42985 от 03.11.2020).

23.11.2020 состоялось рассмотрение материалов налоговой проверки в присутствии представителя ИП Рогожкина А.И., составлен Протокол рассмотрения материалов проверки № 113/1 от 23.11.2020.

По результатам рассмотрения материалов проверки Инспекцией вынесено Решение № 16264 от 04.12.2020 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Решение Инспекции № 16264 от 04.12.2020 было отправлено налоговым органом 11.12.2020 в адрес Налогоплательщика посредством ТКС, а также 14.12.2020 почтовым отправлением (заказным письмом). Решение Инспекции № 16264 от 04.12.2020 получено Рогожкиным А.И. по ТКС 14.12.2020, что подтверждается квитанцией о приеме, заказное письмо с соответствующим решением налогового органа получено Налогоплательщиком 21.12.2020.

Согласно решению № 16264 от 04.12.2020, по результатам соответствующей камеральной проверки установлено занижение Налогоплательщиком суммы налога, подлежащей доплате за 2019 год, в общем размере 3 402 836 руб., начислен штраф на основании п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 680 567 руб.

Решение № 16264 от 04.12.2020 вынесено налоговым органом с учетом результатов, полученных Инспекцией в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля, в рамках которых были получены документы, подтверждающие правомерность исключения ИП Рогожкиным А.И. из своего общего дохода в размере 684 125 666 руб. сумму полученных денежных средств в размере 543 007 829 руб., так как данные поступления по своей природе были квалифицированы как заемные обязательства Налогоплательщика.

Заявитель указывает, что налоговый орган не направил надлежащим образом ИП Рогожкину А.И. требование Инспекции от 28.05.2020 № 12148.

Данное утверждение Налогоплательщика не отклоняется судом как противоречащее материалам дела, из которых .следует, что Инспекцией 30.05.2020 в адрес ИП Рогожкина А.И. заказным письмом по почте было направлено Требование о предоставлении пояснений от 28.05.2019     № 12148. Согласно официальному сайту почты России, Требование от 28.05.2020 № 12148 (почтовый идентификатор письма 12599344603121) адресатом не получено (неудачная попытка вручения).

Однако, как обоснованно указывает налоговый орган, Налогоплательщик самостоятельно несет риск неблагоприятных последствий, связанных с необеспечением с ним почтовой связи.

В силу норм налогового законодательства, документы, направленные налоговыми органами в адрес налогоплательщика считаются полученными, если не доказано иное.

Бремя доказывания неполучения корреспонденции по причинам, не зависящим от налогоплательщика, возложено на последнего, поскольку сведения с сайта Почта России предполагаются достоверными, пока не опровергнуты необходимыми доказательствами.

Учитывая факт неполучения ИП Рогожкиным А.И. Требования от 28.05.2020 № 12148, Инспекция связалась лично с Налогоплательщиком и сообщила о необходимости пояснить несоответствие суммы дохода, указанной в Декларации по УСН за 2019 год, с суммой дохода, поступившей на расчетный счет ИП Рогожкина А.И. за период 2019 год.

19.06.2020 ИП Рогожкиным А.И. на бумажном носителе были представлены в Инспекцию документы, подтверждающие исключение им из налогооблагаемой базы части полученных денежных средств, отраженных в банковской выписке. При этом Налогоплательщик самостоятельно подобрал и направил вышеуказанный пакет документов, и его право на предоставление пояснений относительно расчета налогооблагаемой базы Инспекцией ограничено не было. Обращаем внимание, что данные документы были проанализированы налоговым органом и учтены при вынесении Акта № 11716 от 07.07.2020.

Более того, новый пакет документов по спорным сделкам Налогоплательщика, который был получен Инспекцией в рамках проведения дополнительных мероприятий налогового контроля, был проанализирован Инспекцией и в полном объеме также учтен при вынесении Оспариваемого Решения.

Таким образом, неполучение Налогоплательщиком Требования Инспекции от 28.05.2020 № 12148 в ходе проведения соответствующей камеральной налоговой проверки связано с бездействием самого Налогоплательщика. Кроме того, никакие негативные последствия невручения ИП Рогожкину А.И. Требования Инспекции от 28.05.2020 № 12148 до вынесения Акта № 11716 от 07.07.2020 для Налогоплательщика не последовали, доказательств иного не представлено.

При этом анализ ст. 100, ст. 101, ст. 140 НК РФ, п. 78 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 показывает, что неполучение требования налогового органа не лишает налогоплательщика права впоследствии представить документы в процессе обжалования акта налоговой проверки и (или) решения налогового органа

Довод ИП Рогожкина А.И. о том, что поздно полученное им Уведомление Инспекции № 8136 от 19.06.2020 не позволило Заявителю представить необходимые пояснения, отклоняется судом по следующим основаниям.

Письмо Федеральной налоговой службы от 17.07.2013 № АС-4-2/12837 «О рекомендациях по проведению мероприятий налогового контроля, связанных с налоговыми проверками» устанавливает причины, по которым налогоплательщик может быть вызван для дачи пояснений в ходе камеральной проверки. В частности, непосредственная явка налогоплательщика требуется при выявлении ошибок в налоговой декларации и (или) противоречий между сведениями либо несоответствий сведений, представленных налогоплательщиком, сведениям, полученным в ходе налогового контроля (п. 3 ст. 88 НК РФ). Необходимость явки может усматриваться из объема ошибок, противоречий и несоответствий, масштаба и сложности сложившейся ситуации, когда необходимы ответы на вопросы, которые могут быть поставлены только после получения ответов на промежуточные вопросы, и т.д. и т.п.

Между тем, как указывает налоговый орган, им используется открытый перечень оснований, признаваемых достаточными для вызова налогоплательщика для дачи пояснений в ходе камеральной проверки.

Как уже указывалось ранее, Инспекцией, учитывая факт неполучения ИП Рогожкиным А.И. требования от 28.05.2019 № 12148, в адрес Налогоплательщика по ТКС 19.06.2020 было направлено уведомление № 8136 от 19.06.2020, в котором Инспекция пригласила ИП Рогожкина А.И. явиться 22.06.2020 по месту нахождения налогового органа для дачи пояснений относительно размера полученного дохода. Налогоплательщик в жалобе указывает, что уведомление Инспекции № 8136 от 19.06.2020 было получено им только 22.06.2020, что не позволило ему своевременно явиться в назначенное время.

Как установлено налоговым органом, 22.06.2020 налогоплательщик сообщил налоговому органу о невозможности явки 22.06.2020 для дачи пояснений, при этом указав на возможность явки 25.06.2020. 25.06.2020 налогоплательщик вновь сообщил налоговому органу о невозможности своей явки и готовность дать пояснения 29.06.2020. 29.06.2020 налогоплательщик в Инспекцию не явился, какие-либо пояснения, в том числе, в письменном виде, представлены не были.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, суд соглашается с налоговым органом и считает, что действия налогового органа по вызову ИП Рогожкина А.И. для дачи пояснений не ограничили его права и возможности в предоставлении необходимых пояснений и документов, доказательств иного не представлено.

Относительно выставления в адрес налогоплательщика уведомление № 8136 от 19.06.2020 в последний день проведения проверки суд отмечает, что, как указывает налоговый орган, налоговое законодательство ограничивает проведение контрольных мероприятий сроком налоговой проверки.

Следовательно, Инспекция вправе направить уведомление и (или) выставить требование в любой день в пределах срока камеральной проверки, в том числе, в последний день проведения налоговой проверки.

Довод Заявителя относительно нарушения Инспекцией срока вручения Акта № 11716 от 07.07.2020 отклоняется судом по следующим основаниям.

Проверка соответствующей декларации налогоплательщика по УСН, полученной налоговым органом 19.03.2020, начата 19.03.2020, окончена 19.06.2020. По результатам проверки составлен Акт № 11716 от 07.07.2020, направленный в адрес ИП Рогожкина А.И. по ТКС 03.08.2020, получено Налогоплательщиком 06.08.2020.

В соответствии с п. 5 ст. 100 НК РФ акт налоговой проверки в течение пяти дней с даты этого акта должен быть вручен лицу, в отношении которого проводилась проверка, или его представителю под расписку или передан иным способом, свидетельствующим о дате его получения указанным лицом (его представителем), если иное не предусмотрено настоящим пунктом.

...

Между тем, приведенные заявителем доводы относительно нарушения Инспекцией требований ст. 88, 100 и 101 НК РФ не влекут безусловного признания судом соответствующего решения налогового органа недействительным. Существенные условия рассмотрения материалов проверки соблюдены: налогоплательщик, получив Акт № 11716 от 07.07.2020, дополнение к Акту № 11 от 23.10.2020, представил письменные возражения; ИП Рогожкин А.И. участвовал через своих представителей в рассмотрении материалов проверки, рассмотрение материалов проверки было назначено в установленные сроки; решение Инспекции № 16264 от 04.12.2020 принято по результатам рассмотрения материалов проверки с учетом доводов Налогоплательщика, представленных в возражениях.

На основании вышеизложенного суд соглашается с налоговым органом и считает, что процедурные основания для отмены оспариваемого решения отсутствуют.

Доводы заявителя о неправомерности оспариваемого решения ввиду его вынесения Инспекцией без учета факта подачи ИП Рогожкиным А.И. 02.09.2020 уточненной налоговой декларации по УСН за 2019 год, отклоняются судом как несостоятельные, принимая во внимание нижеуказанные обстоятельства.

В заявлении налогоплательщик указывает на факт подачи им уточненной налоговой декларации от 02.09.2020 (т.е. до вынесения решения № 16264 от 04.12.2020) и считает, в том числе, что доначисление налога в рамках оспариваемого решения неправомерно и приводит к двойному налогообложению.

Между тем, как установлено Инспекцией, ИП Рогожкин А.И. состоит на учете в Инспекции с 24.07.2017 по 22.07.2020, с 22.07.2020 по настоящий момент - в МИФНС России № 10 по Тверской области (код налогового органа 6950).

В рамках проведения дополнительных мероприятий налогового контроля Инспекцией была получена информация о представлении 02.09.2020 ИП Рогожкиным А.И. уточненной налоговой декларации по УСН за 2019 год, согласно которой общая сумма дохода составила 141 117 837 руб., сумма исчисленного налога - 8 467 070 руб., сумма уплаченных страховых взносов за налоговый период - 241 716 руб., сумма налога, подлежащая уплате в бюджет всего за 2019 год составила 8 225 354 руб.

Таким образом, с учетом суммы налога, исчисленной налогоплательщиком по первичной декларации по УСН за 2019 год в размере 4 822 518 руб., сумма налога к доплате по уточненной декларации составила 3 402 836 руб.

Согласно данным КРСБ Налогоплательщика, КБК 18210501011010000110, ОКТМО 45336000, код налогового органа - 7743, отражено начисление налога за 2019 год в общей сумме 4 822 518 руб. по первичной Декларации по УСН. Налог уплачен платежными поручениями № 3 от 23.04.2019 на сумму 609 511 руб., № 9 от 23.07.2019 на сумму 713 034 руб., № 18 от 18.10.2019 на сумму 470 000 руб., № 31 от 22.10.2019 на сумму 500 000 руб., № 32 от 23.10.2019 на сумму 139 538 руб., № 6 от 04.03.2020 на сумму 160 000 руб., № 12 от 19.03.2020 на сумму 770 000 руб., № 13 от 23.03.2020 на сумму 1 460 435 руб.

В связи с переходом ИП Рогожкина А.И. на налоговый учет в МИФНС России № 10 по Тверской области 22.07.2020 вышеуказанная КРСБ Инспекцией закрыта, налоговые обязательства сложены и переданы в налоговый орган по новому месту учета.

В МИФНС России № 10 по Тверской области (код налогового органа 6950) 22.07.2020 открыта КРСБ Налогоплательщика, КБК 18210501011010000110, ОКТМО 45336000, код налогового органа - 6950, в которой отражено входящее положительное сальдо, переданное Инспекцией, а также доначисление налога за 2019 год в сумме 3 402 836 руб. по уточненной Декларации по УСН.

Налог, подлежащий к доплате по уточной Декларации по УСН за 2019 год, в размере 3 402 836 руб. оплачен Налогоплательщиком платежным поручением № 38 от 28.08.2020 и отражен МИФНС России № 10 по Тверской области в КРСБ по налогу, ОКТМО 28701000.

Решение Инспекции № 16264 от 04.12.2020 вступило в законную силу 01.03.2021, начисление налога в размере 3 402 836 руб., а также сумма штрафа по данному Оспариваемому Решению отразились по дате записи 02. $.202(1 в КРСБ, код налогового органа 6950, КБК 18210501011010000110, ОКТМО 45336000.

В заявлении ИП Рогожкин А.И., в том числе, указывает, что вступление в силу Решения № 16264 от 04.12.2020 в части доначисления налога привело к двойному начислению налога.

Однако данные доводы отклоняются судом, поскольку не свидетельствуют о незаконности оспариваемого решения, как обоснованно указывает налоговый орган, необходимые корректировки сумм налога проведены МИФНС России № 10 по Тверской области по результатам проведения камеральной налоговой проверки уточненной Декларации по УСН за 2019 год с учетом выводов, изложенных в  оспариваемом решении, а именно: 01.04.2021 в КРСБ, код налогового органа 6950, КБК 18210501011010000110, ОКТМО 45336000, отражено уменьшение налога на сумму 3 402 836 руб.

Довод заявителя о вынесения оспариваемого решения без учета подачи уточненной Декларации от 02.09.2020 отклоняется судом на основании следующего.

В соответствии с Письмами ФНС России от 20.11.2015 № ЕД-4-15/20327, от 23.07.2012 № СА-4-7/12100, от 16.07.2013 № АС-4-2/12705, момент окончания камеральной налоговой проверки, по результатам которой выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, определяется по дате, указанной в акте налоговой проверки.

...

Доводы Заявителя о снижении штрафных санкций в 10 раз на основании положений ст. 112, ст. 114 НК РФ также отклоняются судом в связи со следующим .

Как следует из заявления, ИП Рогожкин А.И. указывает на наличие обстоятельств, смягчающих ответственность налогоплательщика, а именно: отсутствие умысла в действиях налогоплательщика, отсутствие потерь бюджета, добросовестность Заявителя (самостоятельная уплата налога и пени, отсутствие задолженности по налогу).

Пункт 3 ст. 114 НК РФ предусматривает возможность снижения размера штрафов, налагаемых на основании Кодекса за совершение налоговых правонарушений, в случае установления смягчающих ответственность обстоятельств. При наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не меньше, чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей Кодекса.

Перечень смягчающих налоговую ответственность обстоятельств приведен в п. 1 ст. 112НК РФ. При этом в п. 1 ст. 112 НК РФ указано, что обстоятельствами, смягчающими ответственность за совершение налогового правонарушения, признаются:

1) совершение правонарушения вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств;

2) совершение правонарушения под влиянием угрозы или принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;

2.1) тяжелое материальное положение физического лица, привлекаемого к ответственности за совершение налогового правонарушения;

3)         иные обстоятельства, которые судом или налоговым органом, рассматривающим дело, могут быть признаны смягчающими ответственность.

В соответствии с п. 4 ст. 112 НК РФ обстоятельства, смягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом или налоговым органом, рассматривающим дело, и учитываются при применении налоговых санкций. Как следует из положений ст. 112 НК РФ, перечень смягчающих обстоятельств является открытым.

Инспекция сообщает, что вопрос о наличии (отсутствии) иных обстоятельств, смягчающих ответственность, которые не поименованы в пп. 1-2.1 п. 1 ст. 112 НК РФ, принимается налоговым органом или судом самостоятельно исходя из фактических обстоятельств совершения налогового правонарушения индивидуально в каждом конкретном случае. Уменьшение размера штрафных санкций по основаниям, предусмотренным п. 3 ст. 114 НК РФ, не ставится в зависимость только лишь от волеизъявления налогоплательщика на такое уменьшение.

Относительно наличия таких смягчающих обстоятельств как добросовестность налогоплательщика и отсутствие умысла в его действиях, суд соглашается с Инспекцией и считает, что добросовестное исполнение обязанностей по уплате налогов не может быть рассмотрено в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность, так как обязанность по своевременной уплате налогов установлена ст. 57 Конституции РФ и нормами НК РФ. Надлежащее исполнение обязанностей, предусмотренных НК РФ, является нормой поведения налогоплательщиков в налоговых правоотношениях и не является обстоятельством, смягчающим ответственность за совершение налогового правонарушения.

Именно в связи с первичным совершением правонарушения ИП Рогожкин А.И. привлечен к ответственности, установленной п. 1 ст. 122 НК РФ, поскольку повторное совершение данных правонарушений в силу п. 2 ст. 112 НК РФ и п. 4 ст. 114 НК РФ влечет увеличение размера штрафных санкций. При этом, как обоснованно указывает налоговый орган, добросовестность налогоплательщика  не является смягчающим ответственность обстоятельством.

Кроме того, суд соглашается с Инспекцией и считает, что наличие ущерба бюджету не является обязательным элементом состава правонарушения. Состав правонарушения, предусмотренный ст. 122 НК РФ, является материальным, а не формальным, и в данном случае предполагает негативные материальные последствия для бюджета в виде неуплаты (неполной уплаты) причитающихся сумм налога в установленный законом срок. Привлечение к налоговой ответственности в виде штрафа направлено, прежде всего, на обеспечение эффективной превенции правонарушений. Следовательно, снижение штрафа не должно быть произвольным, поскольку штраф является наказанием за совершенное правонарушение, он должен создавать имущественные обременения для нарушителя, иметь профилактическое значение для недопущения в будущем подобных нарушений.

Таким образом, оценив заявленные доводы ИП Рогожкина А.И. относительно наличия обстоятельств, которые могут быть учтены при решении вопроса о снижении штрафных санкций в порядке ст. 112 НК РФ, и изучив возражения налогового органа в отношении указанных доводов, суд полагает, что объективные основания для снижения налоговой санкции отсутствуют.

Каких-либо доказательств, опровергающих вышеизложенные доводы Инспекции, заявителем в материалы дела не представлено.

Исходя из вышеизложенного, оспариваемое решение налогового органа соответствуют положениям законодательства РФ и не нарушает прав и законных интересов Заявителя, в связи с чем требования заявителя о признании недействительным решения ИФНС России № 43 по г. Москве № 16264 от 04.12.2020 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, удовлетворению не подлежат.

Судом проверены все доводы заявителя, изложенные в заявлении и возражениях на отзыв, однако отклонены как необоснованные, поскольку они не опровергают установленные судом обстоятельства и не могут являться основанием для удовлетворения требований.

При изложенных обстоятельствах, арбитражный суд приходит к выводу о недоказанности нарушения прав заявителя оспариваемым решением в контексте ч. 1 ст. 198 АПК РФ, в связи с чем в удовлетворении заявленных требований следует отказать.

Согласно ч. 3 ст. 201 АПК РФ в случае, если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

Расходы по оплате государственной пошлины подлежат отнесению на заявителя исходя из положений ст. 110 АПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 198, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

Заявленные требования Индивидуального предпринимателя Рогожкина А.И. – оставить без удовлетворения.
Проверено на соответствие Действующему законодательству РФ.
Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Судья:  А.В. Полукаров

2

Re: Доначисления

Бездействие налогового органа является незаконным поскольку суммы пени за период с 01.08.2018 по 02.09.2018 начислены в связи с неправомерными действиями налогового органа, взыскание этих сумм на основании обжалуемого требования явно противоречит принципам законности и справедливости

Решение Арбитражного суда города Москвы от 28.08.2021 по делу № А40-307791/18-108-5751

Резолютивная часть определения  объявлена 21 июля 2021 года
Полный текст определения изготовлен 28 июля 2021 года

Арбитражный суд города Москвы в составе судьи Суставовой О.Ю.
...

У С Т А Н О В И Л:

Общество с ограниченной ответственностью «Организационно-технологические решения 2000» (далее - ООО «ОТР 2000», Общество, налогоплательщик, заявитель) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по г. Москве (далее – заинтересованное лицо, Инспекция, налоговый орган) о признании недействительным Требования об уплате налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов ... .

Заслушав представителей сторон, явившихся в судебное заседание, исследовав материалы дела, суд счел требования заявителя (с учетом уточнения) в части доводов о неправомерном начислении пени на сумму задолженности, подлежащей уплате в бюджет г. Чебоксары, а также в части необходимости перерасчета пени в связи с просрочкой вручения решения налогового органа на 33 календарных дня, подлежащими удовлетворению ввиду следующего.

Из материалов дела следует, что Инспекцией на основании решения от 30.06.2016  №1079 проведена выездная налоговая проверка ООО «ОТР 2000» по всем налогам и сборам за период с 01.01.2013 по 31.12.2015.

По результатам рассмотрения Акта налоговой проверки от 25.08.2017 №51, возражений налогоплательщика, а также материалов дополнительных мероприятий налогового контроля налоговым органом принято решение от 25.05.2018г. №180 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым установлена неуплата ООО «ОТР 2000» налогов за 2013-2015г. в размере 1 011 027 736 руб., в т.ч. НДС - 478 907 771 руб., налог на прибыль - 532 119 965 руб.

Обществу начислены пени за несвоевременную уплату налогов в размере 422 194 403 руб., в т.ч. по НДС - 212 046 383 руб., по налогу на прибыль - 209 246 025 руб., по НДФЛ - 901 995 руб., а также штрафные санкции, предусмотренные п.3 ст. 122 НК РФ за умышленную неуплату НДС и налога на прибыль в размере 40% от суммы неуплаченного налога - 110 669 867 руб. (НДС - 2 724 127 руб., налог на прибыль - 107 945 740 руб.); предусмотренные ст. 123 НК РФ за неправомерное неперечисление в установленный срок НДФЛ -3 416 484 руб.

Решением Управления ФНС России по г. Москве от 22.08.2018 №21-19/181442@ апелляционная жалоба ООО «ОТР 2000» на решение от 25.05.2018 №180 оставлена без удовлетворения, обжалуемое решение вступило в законную силу в соответствии с п.1 ст. 101.2 НК РФ.

Решением ФНС России от 27.12.2018 №СА-4-9/25791@, а также вступившим в законную силу Решением Арбитражного суда г. Москвы от 29.04.2019 по делу №А40-260318/18, Постановлениями Девятого Арбитражного апелляционного суда от 20.09.2019 и Арбитражного суда Московского округа от 26.12.2019 решение налогового органа признано законным и обоснованным.

...

Требование налогового органа исполнено ООО «ОТР 2000» путем направления в финансово-кредитные учреждения платежных поручений.

...

Таким образом, задолженность Общества по Решению от 25.05.2018 №250 и Требованию об уплате налога от 23.08.2018 №10573 погашена налогоплательщиком 03.09.2018.

После оплаты задолженности в бюджет Инспекцией направлено в адрес ООО «ОТР 2000» обжалуемое Требование №11660 об уплате налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов (для организаций, индивидуальных предпринимателей) по состоянию на 12.09.2018, в соответствии с которым ООО «ОТР 2000» было предложено дополнительно уплатить сумму пени в размере 41 404 595 руб., в том числе по НДС - 19 863 407,74 руб., по налогу на прибыль - 21 540 134,04 руб., по НДФЛ - 1053,27 руб.

Общество не согласилось с указанным Требованием, но также исполнило налогоплательщиком путем перечисления денежных средств в бюджет на основании следующих платежных поручений: №1292 от 25.09.2018 на сумму 19 417 778,97 руб. (пени по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в бюджеты субъектов РФ); №1291 от 25.09.2018 на сумму 2 122 355,07 руб. (пени по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в бюджеты субъектов РФ); №1290 от 25.09.2018 на сумму 19 863 407,74 руб. (пени по налогу на добавленную стоимость); №1293 от 25.09.2018 на сумму 1 053,27 руб. (пени по налогу на доходы физических лиц).

ООО «ОТР 2000» не согласилось с Требованием налогового органа и в порядке ст. ст. 137-139 НК РФ направило жалобу в Управление ФНС России по г. Москве. Решением Управления ФНС России по г. Москве от 18.10.2018 №2119/217458 жалоба ООО «ОТР 2000» оставлена без удовлетворения.

Не согласившись с указанным решением вышестоящего налогового органа ООО «ОТР 2000» 09.11.2018 направило соответствующую жалобу в Федеральную налоговую службу.

25.12.2018 (то есть после полной оплаты налогоплательщиком задолженности по решению) Обществом от налогового органа получено письмо от 18.12.2018 №12-13/059784, в соответствии с которым налоговым органом внесены изменения в Решение от 25.05.2018 №180 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, а именно, изменен текст пункта 3.1 Решения в связи с тем, что «…ранее налоговым органом была ошибочно не учтена сумма налога на прибыль организаций, зачисляемая в бюджет субъектов РФ, приходящаяся на Чебоксарский филиал ООО «ОТР 2000» КПП 213043002 (не закрытый на дату вынесения Решения)».

Решением ФНС России от 04.02.2019 №СА-4-9/1817 жалоба налогоплательщика частично удовлетворена, требование Инспекции от 12.09.2018 №11660 отменено в части начисления пени по НДС и налогу на прибыль организаций исходя из 1/150 ставки рефинансирования Банка России, в оставшейся части Требование оставлено неизменным.

Во исполнение решения ФНС России от 04.02.2019 №СА-4-9/1817 территориальным налоговым органом по месту учета налогоплательщика (ИФНС России №13 по г. Москве) принято решение от 08.02.2019 №20-26/52 о внесении корректировки в карточки расчетов с бюджетом, в соответствии с которым неправомерно начисленные ранее пени по НДС уменьшены на сумму 8 217 259,14 руб., по налогу на прибыль - на сумму 9 117 431,92 руб. (всего - 17 334 691,06 руб.). Суммы излишне взысканных пени возвращены Обществу путем перечисления на расчетный счет 15.05.2019 и 17.05.2019.

18.02.2019 Обществом были поданы в Инспекцию ФНС России №13 по г. Москве (в связи со сменой адреса регистрации и переходом на учет в указанный налоговый орган 22.11.2018) заявления о зачете возникшей в связи с корректировкой решения переплаты в счет образовавшейся задолженности по налогу на прибыль, зачисляемому в бюджет субъекта РФ (г. Чебоксары), а также пени и штрафных санкций (заявления о зачете №2-4 от 18.02.2019), которые указанным налоговым органом не были исполнены в сроки, установленные п.4 ст.78 НК РФ в связи с тем, что КРСБ налогоплательщика не были приведены в соответствие с принятым налоговым органом решением (с учетом произведенной корректировки).

...

Заявитель считает, что из материалов настоящего дела однозначно следует, что сумма налога, на которую начислены пени, а также основания для взимания пени в оспариваемом Требовании не указаны.

Тот факт, что УФНС России по г. Москве и ФНС России в своих решениях подтвердили начисление пени на суммы задолженности, образовавшиеся в соответствии с решением от 25.05.2018 №180, по мнению заявителя,  не имеет правового значения для рассмотрения настоящего дела, поскольку не устраняет изъяны обжалуемого ненормативного акта - Требования об уплате налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов (для организаций, индивидуальных предпринимателей) №11660 по состоянию на 12.09.2018.

Из текста решений УФНС России по г. Москве от 18.10.2018. №2119/217458 и ФНС России от 04.02.2019 №СА-4-9/1817, принятых по жалобам Общества, поданным на основании ст. ст. 137-139 НК РФ, также не усматривается, что указанными актами были внесены какие-либо изменения в оспариваемое Требование и устранены указанные выше недостатки его оформления.

Таким образом, заявитель полагает, что оспариваемое требование оформлено с нарушением установленных правил и подлежит отмене.

Суд, оценив указанные доводы налогоплательщика считает их необоснованными ввиду следующего.

...

Таким образом, оспариваемое Требование содержит сведения, предусмотренные вышеуказанными нормативными актами.

Кроме того, пени по НДС и налогу на прибыль организаций, отраженные в Оспариваемом требовании, начислены на задолженность, образовавшуюся по решению от 25.05.2018, что прямо усматривается из решения Управления от 18.10.2018 № 21-19/217458, полученного Заявителем.

Вместе с тем, удовлетворяя заявленные требования в части суд отмечает следующее.

...


Ответственность налогоплательщика (в том числе имеющая имущественно-восстановительный характер) не может быть обусловлена неправомерными действиями налогового органа.

В соответствии с положениями ст. 101.3 НК РФ решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения подлежит исполнению со дня его вступления в силу.

...

Отсутствие в распоряжении налогоплательщика решения по результатам выездной налоговой проверки сделало невозможным уплату налога по независящим от налогоплательщика причинам, поскольку в период просрочки ему не были известны точные суммы налога, пени и налоговых санкций, подлежащие уплате в бюджет.

Таким образом, в результате допущенного налоговым органом нарушения норм налогового законодательства, уплата налога Обществом произведена на 33 календарных дня позже. Если бы налоговый орган действовал в рамках налогового законодательства и соблюдал установленные сроки вручения налогоплательщику решения, оснований для начисления пени за указанный выше период не имелось.

Следовательно, в течение периода времени с 26.05.2018 по 02.09.2018, за который производится начисление пени, в течение 33 календарных дней недоимка по НДС и налогу на прибыль существовала по вине налогового органа, то есть не была связана с просрочкой, допущенной налогоплательщиком.

Начисление пени за указанный период означает неправомерное возложение на налогоплательщика негативных финансовых последствий, которые не обусловлены действиями самого налогоплательщика, а зависели от действий налогового органа в рамках осуществляемых им функций по налоговому администрированию.

При этом, данные действия (бездействие) налогового органа являются незаконными поскольку суммы пени за период с 01.08.2018 по 02.09.2018 начислены в связи с неправомерными действиями налогового органа, взыскание этих сумм на основании обжалуемого требования явно противоречит принципам законности и справедливости.

Ссылка налогового органа на факт оплаты налога в связи с возбужденным СК РФ 29.08.2018 уголовным делом по п. «б» части 2 ст.199 УК РФ отклоняется судом ввиду следующего

В соответствии с нормами законодательства о налогах и сборах факт возбуждения правоохранительными органами уголовного дела не имеет правового значения для исполнения обязанности по уплате налогов, налоговое законодательство не связывает с данным фактом возникновение прав и обязанностей у налогоплательщика.

В данном случае Обществу 23.08.2018 было направлено Требование об уплате налога №10573, в котором был установлен срок для его исполнения до 12.09.2018. В пределах указанного срока, а именно - 03.09.2018 ООО «ОТР 2000» оплатило указанную в данном требовании задолженность.

Помимо этого, в материалы настоящего дела, а также дела №А40-260318/18, на которое ссылается налоговый орган, не представлены доказательства осведомленности ООО «ОТР 2000» и его должностных лиц о возбужденном уголовном деле на момент уплаты налогов, пени и штрафных санкций. Постановление о возбуждении уголовного дела в адрес ООО «ОТР 2000» в установленном п.4 ст. 198 УПК РФ порядке не направлялось.

О факте возбуждения уголовного дела налогоплательщик узнал только 11.10.2018 в ходе допроса генерального директора компании ООО «ОТР 2000» Гусева Д.М. в Следственном Управлении Следственного Комитета РФ по г. Москве в качестве подозреваемого.

Следовательно, установленный судами по делу №А40-260318/18 факт уплаты налога после возбуждения СК РФ уголовного дела по п. «б» части 2 ст.199 УК РФ не имеет правового значения для рассмотрения настоящего спора, так как возбуждение уголовного дела не является юридически значимым фактом для разрешения вопроса о сроках исполнения вступившего в законную силу решения налогового органа.

Налоговый орган указывает, что Обществом в нарушение ч.4 ст. 198 АПК РФ и ст. 139 НК РФ не был соблюден досудебный порядок урегулирования спора в части довода о необходимости пересчитать пени по требованию с учетом просрочки вручения решения на 33 календарных дня.

Данный довод налогового органа не соответствует действительности, поскольку указанный довод нашел отражение, как в жалобе, направленной Обществом в Управление ФНС России по г. Москве, так и в жалобе, направленной в Федеральную налоговую службу.

В ходе рассмотрения дела, в судебном заседании 11.05.2021 налоговым органом был заявлен довод о том, что позиция о позднем вручении решения по результатам проверки не может являться основанием для признания спорного требования незаконным в связи с наличием вступившего в законную силу судебного акта.

Так, по мнению налогового органа, Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.09.2019 №А40-260318/18 было установлено, что налоги, пени и штрафные санкции по решению от 25.05.2018 №180 были уплачены не в связи с поздним вручением и вступлением решения в законную силу, а после возбуждения СК РФ уголовного дела по п. «б» ч.2 ст. 199 УК РФ по факту неуплаты налогов руководством Общества (дата возбуждения уголовного дела - 29.08.2018, дата оплаты налогов - 03.09.2018 и 04.09.2018). Общество после вступления решения в законную силу добровольно не оплачивало налоги в период с 22.08.2018 по 03/04.09.2018. Факт уплаты налогов в дальнейшем использовался заявителем как основание для подачи ходатайства о прекращении уголовного дела.

Суд отмечает, что согласно Постановлению Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.09.2019 по делу №А40-260318/18: «По вопросу наличия указанных заявителем смягчающих обстоятельств Инспекцией были даны пояснения: - налоги, штрафы и пени были уплачены Обществом не добровольно, а после возбуждения СК РФ уголовного дела по п.Б ч.2 ст.199 УК РФ по факту не уплаты налогов руководством Общества. Дата возбуждения уголовного дела – 29.08.2018, дата оплаты налогов  03.09.2018 и 04.09.2018.».

Исходя из текста Постановления от 20.09.2019 можно сделать следующие выводы, что: в Постановлении отсутствует текст, согласно которому суд проверил и установил указанные выше обстоятельства. Судом лишь указано, что налоговым органом были даны соответствующие пояснения. Таким образом, обстоятельство, на которое ссылается налоговый орган, судом не установлено; вопреки мнению налогового органа судом не рассматривался вопрос о позднем вручении решения по итогам налоговой проверки и то, каким образом данный факт повлиял на размер начисленных пени, что прямо следует из текста Постановления от 20.09.2019 по делу№А40-260318/18. Иных обстоятельств, на которые указывает налоговый орган в своих возражениях, Постановление суда не содержит.

Суд отмечает, что позиция налогоплательщика не сводится к тому, добровольно или принудительно им было исполнено решение налогового органа. Общество изначально указывало, что оплатило задолженность на основании Требования от 23.08.2018 №10573.

Позиция Общества заключается в том, что решение по итогам налоговой проверки были исполнено им в сроки, установленные действующим налоговым законодательством -после вступления решения в законную силу и выставления налоговым органом соответствующего требования об уплате налога, а если бы налоговый орган действовал с соблюдением норм налогового законодательства, решение вступило бы в законную силу, а требование об уплате налога было бы выставлено Обществу на 33 календарных дня раньше, соответственно и уплата была бы произведена раньше.

Начисление пени за 33 календарных дня обусловлено просрочкой, допущенной не налогоплательщиком и не его неправомерными действиями, а налоговым органом, который в нарушение НК РФ допустил просрочку вручения решения, что исключает возможность начисления пени и соответствует позиции, изложенной в Определении ВС РФ от 23.11.2020 №305-ЭС20-2879 по делу №А40-86746/2019.

Кроме того, из обстоятельств дела следует, что уголовное дело по неуплате налогов было возбуждено правоохранительными органами после вступления решения в законную силу (решение вступило в силу 22.08.2018, уголовное дело возбуждено 29.08.2018г.).

Следовательно, даже если принять доводы налогового органа, просрочка вручения решения по итогам проверки привела в том числе и к отсрочке возбуждения уголовного дела. Если бы налоговый орган действовал правомерно и без нарушения сроков, решение по итогам проверки вступило бы в силу ранее и, как следствие, ранее было бы возбуждено уголовное дело, послужившее мотивом к уплате налога.

С учетом вышеизложенного причина исполнения Обществом решения по итогам проверки (уголовное дело - по мнению налогового органа или требование от 23.08.2018 №10573 - по мнению налогоплательщика) не имеют существенного значения для разрешения спора, поскольку данные события были напрямую связаны с вступлением решения в законную силу, которое произошло с просрочкой в 33 календарных дня по вине именно Инспекции.

Также в ходе рассмотрения дела налоговым органом озвучен довод , что в период с 28.05.2018 по 01.06.2018 представители (должностные лица) Общества уклонялись от явки в Инспекцию для получения решения, так как согласовывали по телефону дату и время явки в налоговый орган и не являлись.

Кроме того, налоговый орган указывает, что 04.06.2018 (первый рабочий день после истечения срока вручения решения) данный документ был направлен в адрес Общества по ТКС, однако, данный документ не поступил в адрес Общества по техническим причинам (получено сообщение об ошибке), что повлекло его направление в адрес Общества 26.06.2018 по почте.

С учетом вышеизложенного, Инспекция указывает, что его бездействие, связанное с невручением решения, имело место быть только в период с 05.06.2018 по 25.06.2018, то есть 21 день.

В отношении указанных доводов налогового органа суд отмечает следующее.

Фактически  налоговый орган признает, что сам по себе факт бездействия, связанного с невручением решения по итогам налоговой проверки, имел место быть. Спор между Обществом и налоговым органом связан только с количеством дней неправомерной просрочки, которая по данным Общества составляет 33 дня, а по данным налогового органа - 21 день.

В соответствии со ст.65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В данном случае налоговый орган ссылается на обстоятельства а) согласования по телефону с налогоплательщиком даты и времени визита в инспекцию для получения решения; б) отправки решения в адрес Общества по ТКС - однако не представляет ни одного доказательства, которое бы подтверждало те обстоятельства, на которые указывает налоговый орган.

Суду не представлены доказательства вызова налоговым органом налогоплательщика для получения решения, доказательства отправки 04.06.2018 решения от 25.05.2018 №180 по ТКС, отчет об ошибке при отправке файла и т.д.

Обстоятельства дела, которые не подтверждены соответствующими надлежащими доказательствами, не могут считаться установленными и учитываться судом при принятии решения по существу.

Отклоняя довод Инспекции, суд учитывает, что Обществом в адрес ООО «Компания «Тензор» был направлен запрос от 28.06.2021 №28/6 с просьбой предоставить информацию направляла ли Инспекция 04.06.2018 по телекоммуникационным каналам связи в адрес ООО «ОТР 2000» корреспонденцию, содержащую в себе решение от 25.05.2018 №180 на 232 страницах, которая не была доставлена адресату в связи с технической ошибкой (предположительно в связи с превышением допустимого размера вложения).

Согласно представленному ООО «Компания «Тензор» ответу на данный запрос, 04.06.2018 налоговый орган отправил в адрес ООО «ОТР 2000» с идентификатором документооборота 8b2d8955-6049-4563-8fc2-52c8dd41a826, которое Обществом получено.

Данное письмо содержало в себе не решение налогового органа, а требование от 04.06.2018 №16-18/КИК в отношении контролируемых иностранных компаний (КИК).

Таким образом, компания «Тензор» не подтвердила факт отправки в адрес Общества 04.06.2018 письма, содержащего в себе решение от 25.05.2018 №180 на 232 страницах.

Следовательно, срок бездействия налогового органа следует считать не до даты передачи корреспонденции в отделение Почты России, а до даты фактического получения решения налогоплательщиком, поскольку неправомерная отправка решения почтой без наличия установленных законом оснований в данном случае также является нарушением закона и необоснованным затягиванием даты получения решения налогоплательщиком.

Таким образом, доводы заявителя, что просрочка в действиях налогового органа по вручению решения  началась с 02.06.2018 и продолжалась до 04.07.2018 (33 календарных дня) признаются судом обоснованными.

Также суд отмечает 25.12.2018 ООО «ОТР 2000» получено от налогового органа письмо от 18.12.2018 №12-13/059784, в соответствии с которым Инспекцией внесены изменения в Решение от 25.05.2018 №180 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, а именно, изменен текст пункта 3.1 Решения в связи с тем, что ранее налоговым органом была ошибочно не учтена сумма налога на прибыль организаций, зачисляемая в бюджет субъектов РФ, приходящаяся на Чебоксарский филиал ООО «ОТР 2000» КПП 213043002 (не закрытый на дату вынесения Решения).

В результате внесённых изменений начисленный ранее в бюджет г. Москвы налог на прибыль в сумме 478 907 968 частично распределен в пользу бюджета Чувашской республики, произведен перерасчет сумм пени и штрафных санкций с учетом имевшихся переплат по обособленному подразделению.

Таким образом, в результате внесенных письмом от 18.12.2018 №12-13/059784 изменений в решение от 25.05.2018 №180 ранее начисленная сумма налога на прибыль в бюджет г. Москвы уменьшена на 48 942 173 руб.

Оспариваемом Требование №11660 об уплате налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов (для организаций, индивидуальных предпринимателей) по состоянию на 12.09.2018 направлено в адрес налогоплательщика после оплаты в бюджет задолженности по решению от 25.05.2018 №180.

Суммы пени по налогу на прибыль и НДС, отраженные в обжалуемом требовании, начислены налоговым органом на сумму доначислений по решению от 25.05.2018 №180 за период с 26.05.2018 (следующий день после даты вынесения решения) по 02.09.2018, что подтверждается представленным суду расчетом и не оспаривается заинтересованным лицом.

В частности, сумма пени по налогу на прибыль в бюджет г. Москвы начислена на сумму недоимки по решению от 25.05.2018 №180 в размере 478 907 968 руб., уменьшенную на сумму переплаты, имевшейся у налогоплательщика.

Однако, как следует из письма Инспекции от 18.12.2018 №12-13/059784, сумма налога на прибыль в бюджет г. Москвы в размере 478 907 968 руб. является неверной и самостоятельно уменьшена налоговым органом на сумму 48 942 173 руб.

Таким образом, база для расчета пени по налогу на прибыль, зачисляемому в городской бюджет подлежит уменьшению на сумму 48 942 173 руб.

Однако из представленного налоговым органом расчета следует, что база для исчисления пени не корректировалась налоговым органом на сумму 48 942 173 руб.

В случае, если бы расчет пени был произведен с учетом изменений, внесенных в решение от 25.05.2018 №180, база для расчета пени не могла бы превышать сумму, равную 429 965 795 руб. (478 907 968 - 48 942 173), которая также подлежала уменьшению на сумму имевшихся переплат.

В расчетах налогового органа (как в первоначальном, так и в повторном) база для исчисления пени составляет существенно большую сумму - от 466 423 230,35 руб. до 469 380 147,35 руб., то есть представляет собой первоначальную (до корректировки) сумму налога за вычетом переплаты.

Кроме того, утверждение налогового органа о том, что им предприняты меры по корректировке КРСБ налогоплательщика, а исковые требования Общества в указанной части являются абстрактными и не преследуют целей восстановления нарушенных прав и законных интересов, поскольку сумма налога будет перераспределена между бюджетами без изменения итоговой суммы начислений, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Согласно ч. 4 ст. 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов государственных органов арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений и устанавливает его соответствие закону или иному нормативному правовому акту, наличие полномочий у органа, который принял оспариваемый акт, а также устанавливает, нарушает ли оспариваемый акт права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт государственного органа не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании такого акта недействительным (ч. 2 ст. 201 АПК РФ).

Признание оспариваемого ненормативного акта недействительным означает одновременно признание этого акта не порождающим правовые последствия с момента его принятия.

По смыслу приведенных процессуальных норм законность оспариваемого ненормативного акта проверяется судом на момент его принятия независимо от дальнейших действий государственного органа по приведению этого акта в исполнение либо по его отмене (исправлению), если указанным актом были нарушены законные права и интересы заявителя.

Указанная правовая позиция полностью соответствует п. 18 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 №99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями), согласно которому даже отмена оспариваемого ненормативного правового акта или истечение срока его действия не препятствует рассмотрению по существу заявления о признании акта недействительным, если им были нарушены законные права и интересы заявителя.

На момент принятия оспариваемого Требования, а также на момент обращения ООО «ОТР 2000» в суд указанный ненормативный акт не соответствовал закону и нарушал права и законные интересы налогоплательщика, поскольку возлагал на Общество обязанность по уплате пени в большем размере, чем это предусматривалось действующим законодательством.

При таких обстоятельствах такие факты, как частичный возврат неправомерно начисленных пени по решению ФНС от 04.02.2019 №СА-4-9/1817, внесение в КРСБ корректировок в части излишнего начисления налога на прибыль в бюджет г. Москвы на сумму 48 942 173 руб., а также приведение в КРСБ начисленных пени в соответствии с указанной корректировкой КРСБ никак не влияют на тот факт, что обжалуемое требование в указанной части не соответствует закону и нарушает права и законные интересы ООО «ОТР 2000».

Налоговым органом изменения в указанное требование не вносились, оно было исполнено в полном объеме в том виде, в котором направлено налогоплательщику, без учета последующих изменений в КРСБ и в расчете пени.

Сумма пени, необоснованно начисленная на задолженность в размере 48 942 173 руб. отражена в оспариваемом Требовании.

Обществом в материалы дела представлен расчет сумм пени, излишне начисленных налоговым органом на сумму задолженности, подлежавшую уплате в бюджет г. Чебоксары.

Расчет сумм пени произведен на сумму 48 942 173 руб., которая необоснованно была принята налоговым органом в качестве базы для расчета пени по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в бюджет г. Москвы.

Суд отклоняет возражения налогового органа в части даты уплаты налога (03/04.09.2018 или 03.09.2018), а также сделанных на основании этого расчетов.

Так, в соответствии с п.3 ст.45 НК РФ обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения на перечисление в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального казначейства денежных средств со счета налогоплательщика (со счета иного лица в случае уплаты им налога за налогоплательщика) в банке при наличии на нем достаточного денежного остатка на день платежа.

Как следует из материалов дела, все платежные поручения на оплату налогов по решению от 25.05.2018 №180 были предъявлены в банк 03.09.2018. Таким образом, обязанность по уплате налога считается исполненной с 03.09.2018.

Общество в целях исключения спора, связанного с датой уплаты налога, рассчитало сумму пени исходя из того, что НДС и налог на прибыль организаций в федеральный бюджет были уплачены 03.09.2018, а налог на прибыль организаций в бюджет субъектов РФ - 04.09.2018.

С учетом данного обстоятельства расчет пени произведен Обществом по 03.09.2018 и 04.09.2018, а с учетом довода о просрочке решения на 33 календарных дня - по 02.08.2018 и 03.08.2018 (03\04.09.2018 - 33 дня).

Алгоритм расчетов пеней полностью соответствует алгоритму расчета пеней, примененному налоговым органом.

Расчет проверен судом и признается верным.

Довод Инспекции, что Общество заявляет в суде о просрочке вручения решения на 33 календарных дня, однако, в своих расчетах, которые содержатся в приложении№2, производит исчисление пени исходя из 69 и 70 дней просрочки не принимается судом, т.к. в расчете указано количество дней просрочки за вычетом 33 календарных дней.

Общество правомерно рассчитывает пени не на дни просрочки вручения решения, а напротив, за те дни, которые не включают в себя просрочку, после чего сравнивает получившуюся сумму с отраженной в требовании и определяет разницу в сумме пени, которая начислена необоснованно.

В рамках рассмотрения дела налоговый орган также указывал, что судом установлен и признан сторонами по делу факт излишнего возврата налоговым органом суммы пени по НДС в размере 21 918,74 руб., налогу на прибыль в ФБ - 30 165 руб., налогу на прибыль в ГБ - 220 952,79 руб.

Данные доводы Инспекции также не принимаются судом.

Так, налоговый орган считает, что суммы пени возвращены излишне, так как представленный самим налоговым органом в материалы дела расчет пени не соответствует обжалуемому требованию, в нем отражены суммы в размере большем, чем в требовании, направленном налогоплательщику.

Тем не менее, возврат пени производился налоговым органом на основании Решения от 08.02.2019 №20-26/52, в соответствии с которым инспекция уменьшила суммы начисленных пени по НДС - на 8 217 259,14 руб., налогу на прибыль в ФБ - 900 169,40 руб., налогу на прибыль в ГБ - 8 217 262,52 руб. Пени возвращены налогоплательщику в указанных выше размерах. Решение налогового органа действует в первоначальном виде, не отменено и не изменено.

Налоговый орган ссылается, что установил факт излишнего возврата пени, но какого-либо документального подтверждения данному в адрес заявителя от налоговых органов не поступало, как и в материалы данного дела, что указывает на то, что факт излишнего возврата пени налоговым органом до настоящего времени не установлен.

Возврат суммы излишне уплаченных пени производится исходя из разницы между суммой фактически уплаченной (взысканной) пени и суммой пени, которая отражена в КРСБ. Факт излишнего возврата пени также фиксируется в КРСБ, где должна быть отражена соответствующая недоимка.

Если бы расчет пени, представленный налоговым органом соответствовал действительности и был отражен в КРСБ, Обществу было бы выставлено дополнительное требование на сумму пени, которая не попала в требование первоначальное, однако, и таких действий налоговые органы не предпринимали.

Таким образом, довод об излишнем возврате пени является не обоснованным и не подтвержденным.

Кроме того, суд также отклоняет довод налогового органа, что уплата налогов по итогам проверки была произведена не в связи с Требованием об уплате налога от 23.08.2018, а в связи с принятием решения об обеспечительных мерах от 27.06.2018 №67 в виде запрета на отчуждение имущества и блокировки расчетного счета.

Следует отметить, что в данном документе отсутствует указание на то, что налог был уплачен в связи с принятием обеспечительных мер. В нем лишь указано, что основания для обеспечительных мер отпали в связи с оплатой 03.09.2018 в бюджет доначисленных налогов в соответствии с Требованием от 23.08.2018 №10573.

Следовательно, данное обращение свидетельствует об обратном и подтверждает позицию налогоплательщика.

Ссылка налогового органа на п.31 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 г.№57 отклонена судом, т.к. не имеет отношения к рассматриваемому вопросу, поскольку в Постановлении идет речь о порядке исчисления сроков на принудительное взыскание задолженности, тогда как по настоящему делу рассматривается вопрос о правомерности начисления пени за период просрочки вручения решения.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований о признании недействительными требования № 11660 об уплате налога, сбора, страховых взносов, пеней, штрафов, процентов (для организаций, индивидуальных предпринимателей) по состоянию на 12.09.2018  в части отражения в нем сумм пеней по налогу на доходы физических лиц в размере 1 053,27 руб. суд отмечает следующее.

В данной части Общество оспаривает требование по формальным основаниям, указывая, что требование оформлено с грубым нарушением требований п.4 ст.69 НК РФ. Однако, данные доводы рассмотрены судом выше по тексту решения, признаны  необоснованными. В части пеней по НДФЛ налоговый орган пояснил, что пени начислены не связи с решением по итогам выездной налоговой проверки,  а в связи с несвоевременным перечислением  текущих (к моменту выставления требования) платежей по НДФЛ,  представил в подтверждение  КРСБ по данному налогу, расчет пеней НДФЛ с доходов, источником которых является налоговый агент.

Общество данные налогового органа не опровергло, арифметическую и методологическую правильность  расчета пеней не оспорило, контррасчет пеней не представило, доказательств того, что общество  своевременно перечисляло в бюджет НДФЛ по срокам, указанным в расчете налогового органа, также не представило.

Таким образом, в части пеней по НДФЛ заявление общества удовлетворению не подлежит.

С учетом вышеизложенного требования заявителя о признании недействительными требования № 11660 об уплате налога, сбора, страховых взносов, пеней, штрафов, процентов (для организаций, индивидуальных предпринимателей) по состоянию на 12.09.2018 подлежит удовлетворению в части:  отражения в нем сумм пеней по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в федеральный бюджет, в сумме 360 565,72 руб., пеней по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в бюджет субъекта РФ (г .Москва), в сумме 4 123 219,32 руб., пеней по налогу на добавленную стоимость в размере 3 665 729,43 руб.

Согласно ст.110 АПК РФ государственная пошлина подлежит отнесению на налоговый орган.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 110, 167-171, 177, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд


РЕШИЛ:

Заявленное обществом с ограниченной ответственностью «Организационно-технологические решения  2000» требование удовлетворить частично: признать недействительным вынесенное Инспекцией Федеральной налоговой службы № 4 по г. Москве требование № 11660 об уплате налога, сбора, страховых взносов, пеней, штрафов, процентов (для организаций, индивидуальных предпринимателей) по состоянию на 12.09.2018 в части отражения в нем сумм пеней по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в федеральный бюджет, в сумме 360 565,72руб., пеней по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в бюджет субъекта РФ (г .Москва), в сумме 4 123 219,32руб., пеней по налогу на добавленную стоимость в размере 3 665 729,43руб.

В удовлетворении остальной части требования отказать.

Взыскать с Инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по г. Москве в пользу общества с ограниченной ответственностью «Организационно-технологические решения  2000»  3000руб. государственной пошлины, уплаченной при подаче заявления в суд по чеку-ордеру от 18.12.2018.

СУДЬЯ  О.Ю. Суставова

3

Re: Доначисления

Амортизируемое имущество, ранее полученное предприятием в оперативное управление или хозяйственное ведение, было приобретено (создано) за счет средств целевого бюджетного финансирования, что влечет невозможность начисления амортизации по такому имуществу. Недоимка по налогу на прибыль организации составила 821 542 279 рублей, пени по налогу на прибыль организации составили 237 168 201,12 рублей, штраф в размере 20 289 625,01 рублей

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 02 сентября 2021 года № 305-ЭС21-14893 по делу № А33-14861/2020

Судья Верховного Суда Российской Федерации Завьялова Т.В., изучив кассационную жалобу Государственного унитарного предприятия «Топливно-энергетический комплекс Санкт-Петербурга» (далее – предприятие, налогоплательщик) на решение Арбитражного суда города Москвы от 26.10.2020,  постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2021 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.05.2021 по тому же делу по заявлению предприятия о признании недействительным решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 6 (далее – инспекция, налоговый орган) от 25.11.2019 №23-12/889760002 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части пункта 3.1 о начислении недоимки по налогу на прибыль организации в размере 821 542 279 рублей, пеней по налогу на прибыль организации в сумме 237 168 201, 12 рублей, а также в части привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Налоговый кодекс) за неполную уплату налога на прибыль организации в виде штрафа в размере 20 289 625, 01 рублей,

установила:

решением Арбитражного суда города Москвы от 26.10.2020, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2021 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 20.05.2021, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе предприятие  ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных актов, указывая, что выводы судов сделаны без учета  фактических обстоятельств дела и при неверной оценке представленных доказательств.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационных жалобе, представлении доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке и (или) для решения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов судья Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как усматривается из судебных актов, оспариваемым решением инспекции предприятие привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122, пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса  в виде штрафа, предприятию предложено уплатить налог на прибыль и соответствующие суммы пеней, а также внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Основанием для доначисления налога послужил вывод налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в результате учета в составе расходов по налогу на прибыль организаций сумм амортизации по основным средствам, полученным налогоплательщиком в оперативное управление или хозяйственное ведение.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, суды, руководствуясь положениями статей 246, 247, 252, 253, 256, 257 Налогового кодекса, пришли к выводу о законности решения инспекции в оспариваемой части.

Судебные инстанции исходили из того, что амортизируемое имущество, ранее полученное предприятием в оперативное управление или хозяйственное ведение, было приобретено (создано) за счет средств целевого бюджетного финансирования, что влечет невозможность начисления амортизации по такому имуществу.

Выводы судов с учетом установленных обстоятельств соответствуют правовой позиции, изложенной в пункте 33 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.12.2018.

Обстоятельства спора и представленные доказательства были предметом рассмотрения и оценки судов.

Приведенные в кассационной жалобе доводы сводятся к изложению обстоятельств дела, которые получили надлежащую правовую оценку судов и мотивированно отклонены, не опровергают, не подтверждают существенных нарушений судами норм материального и (или) процессуального права и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке.

Исходя из вышеизложенного, оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации не имеется.

Руководствуясь статьями 291.1, 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

определила:



отказать Государственному унитарному предприятию «Топливно-энергетический комплекс Санкт-Петербурга» в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судья Верховного Суда Российской Федерации   Т.В. Завьялова

4

Re: Доначисления

Cпорные расходы непосредственно связаны с производством продукции, в связи с чем правомерно отнесены инспекцией в состав прямых и подлежат списанию по мере ее реализации. Суды пришли к выводу о занижении налогоплательщиком первоначальной стоимости имущества по указанным объектам в связи с невключением в их стоимость, процентов по займам

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 02 сентября 2021 года № 301-ЭС21-14896 по делу № А29-10922/2019

Судья Верховного Суда Российской Федерации Завьялова Т.В., изучив кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «ПечораЭнергоРесурс» (далее – общество, налогоплательщик)  на решение Арбитражного суда Республики Коми от 02.12.2019 по делу № А29-10922/2019, постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 29.12.2020 и постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11.05.2021 по тому же делу по заявлению общества о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Республике Коми (далее – инспекция, налоговый орган) от 23.01.2019 № 15-08/6 в части доначисления налога на имущество организаций, соответствующих сумм пеней и штрафов, уменьшения заявленных убытков по налогу на прибыль организаций, связанных с отнесением к косвенным расходам услуг по доставке лесоматериалов.

установила:

Арбитражный суд Республики Коми решением от 02.12.2019 отказал в удовлетворении заявленного требования.

Постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 29.12.2020 решение суда оставлено без изменения.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа постановлением  от 11.05.2021 принятые по делу судебные акты оставил без изменения.

В жалобе общество оспаривает принятые по делу  судебные акты, ссылаясь на существенные нарушения судами норм материального и процессуального права.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в ней доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке и (или) для решения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

Изучив изложенные в жалобе доводы и принятые по делу судебные акты, судья Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как следует из судебных актов, решением налогового органа  в оспариваемой части обществу доначислен налог на имущество по объектам «Цех по производству топливных гранул», «Цех по производству эфирных масел», «Периодические сушильные камеры» «Насосная станция пожарного водопровода», «Тепловые сети», «Водозаборная скважина», «Операторская расходного склада дизтоплива», в связи с не включением указанных объектов в состав основных средств.

Отказывая в удовлетворении заявления по названному эпизоду, суды, исследовав и оценив представленные доказательства, руководствовались статьями 373, 374 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Налоговый кодекс), Приказами Министерства финансов Российской Федерации «Об утверждении Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкции по его применению» от 31.10.2000 № 94н, «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01» от 30.03.2001 № 26н, «Об утверждении Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств» от 13.10.2003 № 91н.

При этом суды установили, что спорные объекты отвечали признакам основных средств, предусмотренным в пункте 4 ПБУ 6/01  и фактически эксплуатировались обществом  в производственной деятельности, а потому пришли к выводу о наличии у налогоплательщика обязанности в спорный период учитывать указанные объекты в качестве основных средств, а также включить их стоимость в налоговую базу при исчислении налога на имущество организаций.

Признавая правомерной позицию налогового органа о доначислении налога на имущество в отношении объектов капитального строительства (котельной, гаража с АБК, операторской участка загрузки круглого леса, операторской биржи сырья, цеха лесопиления, участка сортировки доски, сушильного тоннеля и цеха по производству мебельного щита), суды пришли к выводу о занижении налогоплательщиком первоначальной стоимости имущества по указанным объектам в связи с невключением в их стоимость, процентов по займам, предоставленных Компанией Westberg United Limited (Гибралтар) и Агеевым Сергеем Алексеевичем (учредителем общества).

Учитывая установленные обстоятельства по названному эпизоду, в том числе условия договоров займа, руководствуясь Положением по бухгалтерскому учету «Учет расходов по займам и кредитам», утвержденным Приказом Минфина России от 06.10.2008 № 107н, суды отметили, что на момент окончания строительства спорных объектов в 2014 году, по состоянию на 20.12.2017 первоначальная стоимость уже была сформирована с включением процентов, а нормами законодательства о бухгалтерском учете не предусмотрено исключение из сформированной стоимости инвестиционного актива процентов, причитающихся к оплате по договорам займа, в случае прекращения обязательств по договорам займа.

Кроме того, оспариваемым решением налогового органа уменьшен заявленный убыток по налогу на прибыль организаций на сумму 10 953 411 рублей в связи  с отнесением в состав косвенных расходов оплаты услуг третьих лиц по вывозу с верхнего склада на нижний склад и на ж/д тупик лесоматериалов, погрузке-разгрузке на верхнем складе лесоматериалов, доставке древесины и пиломатериалов.

Оценив представленные сторонами доказательства, приняв во внимание  учетную политику общества, особенности хозяйственной деятельности общества и технологические схемы производства продукции, суды, руководствуясь положениями  статей 247, 252, 254, 318, 319 Налогового кодекса, пришли к выводу о том, что спорные расходы непосредственно связаны с производством продукции, в связи с чем правомерно отнесены инспекцией в состав прямых и подлежат списанию по мере ее реализации.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения судов и получили правовую оценку.

По существу доводы заявителя не опровергают выводы судов трех инстанций, не свидетельствуют о существенных нарушениях норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела, выражают несогласие с выводами судов по фактическим обстоятельствам настоящего спора и основаны на ином толковании применительно к ним положений налогового законодательства, в связи с чем не могут служить основанием для передачи жалобы на рассмотрение в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 291.1, 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

определила:

отказать обществу с ограниченной ответственностью «ПечораЭнергоРесурс» в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судья Верховного Суда Российской Федерации   Т.В. Завьялова

5

Re: Доначисления

В рамках дополнительных мероприятий налогового контроля Инспекцией проведена экспертиза об оценки объекта недвижимости. Исходя из полученного отчета № 151019/6 от 01.11.19 об оценке объекта недвижимости, расположенного по адресу: г. Москва, Спасоглинищевский пер. д. 9, стр. 1, кадастровый номер 77:01:0001034:1066, рыночная стоимость объекта оценки составляет 347 534 985 руб. (без НДС).
Обществом в судебном заседании от 21.12.2020 представлен отчет от 19.11.2020 № 98/2020 об оценке рыночной стоимости объекта недвижимости -инженерный блок со встроенной ТП, расположенного на земельном участке с кадастровым номером 77:01:0001034:29 по адресу: г. Москва, пер. Большой Спасоглинищевский, д.9, стр.1 (далее - отчет от 19.11.2020 № 98/2020). Так, рыночная стоимость нежилого здания без учета прав аренды земельного участка с НДС - 47 476 080 руб., без учета НДС - 40 233 966 руб.
В ходе рассмотрения настоящего дела с целью устранения возможных противоречий судом проведена судебная экспертиза в ООО «ЦИКО» в соответствии с определением Арбитражного суда г.Москвы суда от 31.05.2021 с целью установления рыночной стоимости здания общей площадью 1 522, 5 кв. м., расположенного по адресу: г. Москва, пер. Большой Спасоглинищевский, д. 9, стр. 1, кадастровый номер 77:01:0001034:1066, по состоянию на 18.12.2012.
Согласно заключению эксперта от 21.06.2021 рыночная стоимость здания составила 305 286 322 руб.
В судебном заседании 06.09.2021г. по ходатайству заявителя судом допрошен проводивший экспертизу эксперт ООО «ЦИКО» Кузнецов С.В., каких-либо противоречий между показаниями эксперта и выводами экспертного заключения от 21.06.2021г. судом не установлено.
Таким образом, рыночная стоимость реализации указанного здания в размере 305 286 322 руб., исходя из заключения ООО «ЦИКО» от 21.06.2021, практически сопоставима со стоимостью реализации здания, установленной инспекцией в ходе проведения выездной налоговой проверки.

Определение Арбитражного суда города Москвы от 07 сентября 2021 года по делу № А40-145470/20-20-2432

Резолютивная часть решения объявлена 06.09.2021 г.
Полный текст решения изготовлен 07.09.2021 г.

Арбитражный суд г. Москвы в составе судьи Бедрацкой А.В. при ведении протокола секретарем судебного заседания Васильевой В.В. в судебное заседание явились: от истца (заявителя) – Соловьева Е.С., дов. от 16.12.2020г. б/н, Соломатов К.В., дов. от 15.07.2021г. от ответчика – Брызгалова В.В., дов. от 27.01.2021г. № 25, Чихирев М.Б., дов. от 11.01.2021г. № 1 от 3-го лица – не явился, извещен

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению ОБЩЕСТВА С  ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "СОЛОРЕНТ" (107023 МОСКВА ГОРОД УЛИЦА УГРЕШСКАЯ 2 СТР.1, ОГРН: 5067746885290, Дата присвоения ОГРН: 02.10.2006, ИНН: 7723586647) к ИФНС России № 23 по г.Москве (ОГРН 1037746001501; ИНН7723333685; 109386 ул.Таганрогская, д. 2)
3-е лицо АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО "МПО АГРЕГАТ" (107023, МОСКВА ГОРОД, БОЛЬШАЯ СЕМЁНОВСКАЯ УЛИЦА, ДОМ 40, СТРОЕНИЕ 2А, ПОМЕЩЕНИЕ 001, ЭТАЖ П, ОГРН: 1027700225475, Дата присвоения ОГРН: 17.09.2002, ИНН: 7719249624)

о признании частично недействительным решения № 13/4 от 13.01.2020г.

УСТАНОВИЛ:

ООО "СОЛОРЕНТ" (далее также – Общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд (с учетом уточнения заявленных требований) с требованиями к ИФНС России № 23 по г. Москве (далее также – Инспекция, налоговый орган) о признании незаконным решения № 13/4 от 13.01.2020г. (далее также – решение) в части доначислений по НДС в размере 61611297 руб. и пени 41976845 руб., налога на прибыль организаций в размере 68456997 руб. и пени 37762437 руб.

Ответчик возражал против удовлетворения требований по доводам отзыва, письменных пояснений.

3-е лицо заявленные требования поддерживает, в судебное заседание не явилось.

Суд, с учетом мнения представителей, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие надлежащим образом извещенного неявившегося 3-го лица в соответствии с ч. 3 ст. 156 АПК РФ.

Выслушав лиц участвующих в деле, исследовав и оценив, имеющиеся в деле документы, суд пришел к выводу о частичной  обоснованности заявленных требований ввиду следующего.

Как усматривается из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка за период 2013 - 2015 года, по результатам которой принято решение № 13/4. Заявителю доначислены суммы налога на прибыль в размере 68 456 997 руб., налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в размере 61 611 297 руб., налога на имущество организаций в размере 17 566 596 руб., начислены пени по налогу на прибыль, НДС, налогу на имущество организаций в общем размере 89 234 797 руб.

Заявитель, не согласившись с вынесенным решением № 13/4, в порядке статьи 139.1 НК РФ обратился в Управление ФНС России по г. Москве (далее -Управление) с апелляционной жалобой.

Управление, рассмотрев (исх.№21-10/082373@ от 18.05.2020) апелляционную жалобу Общества и приложенные к ней материалы, в соответствии с пунктом 3 статьи 140 НК РФ оставило решение № 13/4 без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Суд считает изложенные в обжалуемом решении доводы налогового органа частично обоснованными, по следующим основаниям.

В заявлении Общество ссылается на отсутствие взаимозависимости с организацией ЗАО МПО «Агрегат». По мнению Заявителя, факты подконтрольности взаимозависимости, возможность оказания влияния на сделку по реализации нежилого помещения, Инспекцией не доказаны. В отношении данного довода Инспекция сообщает следующее. Обществом реализовано АО «МПО Агрегат» по договору купли-продажи недвижимости от 18.12.2012 № С-В-12/1 нежилое здание общей площадью 1 522, 5 кв. м., с кадастровым номером 77:01:0001034:1066, расположенное по адресу: г. Москва, Большой Спасоглинищевский переулок, д. 9, стр. 1.

Стоимость сделки 6 195 000 руб., в том числе НДС - 945 000 руб.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 07.02.2013 объектом права является инженерный блок со встроенной ТП, назначение: нежилое 3-этажное (подземных этажей - 1) здание.

В отношении АО «МПО Агрегат» установлено наличие признаков фирмы однодневки, а именно массовый адрес регистрации: 107023, г. Москва, ул. Б. Семеновская, д.40/1, массовый руководитель.

Инспекцией получен ответ от Инспекции ФНС России № 19 по г. Москве, согласно которому АО «МПО Агрегат» находится на общей системе налогообложения. Последняя бухгалтерская отчетность представлена за 2016 на бумажном носителе, не нулевая. Последняя налоговая декларация по НДС сдана за 2 квартал 2017 по телекоммуникационным каналам связи (далее - ТКС) не нулевая. Численность сотрудников АО «МПО Агрегат» составила в 2013 - 9 человек, в 2014 - 6 человек, в 2015 - 5 человек. Движение по расчетному счету в филиале ПАО Банка «Открытие» приостановлено.

При этом, АО «МПО Агрегат» документы подтверждающие взаимоотношения с Заявителем не представлены, генеральный директор Колодина А.О. для дачи пояснений в налоговый орган не явилась, в судебном заседании документы, подтверждающие взаимоотношения заявителя с АО «МПО Агрегат» представлены в материалы дела.

При анализе банковской выписки АО «МПО Агрегат», установлено:

-           01.08.2013 на расчетный счет поступили денежные средства от ООО «Верол» в размере 6 087 500 руб. - оплата по договору аренды № 2 от 14.12.2010 помещений по адресу г. Москва, Большой Спасоглинищевский переулок, д.9, стр.1. При этом, ООО «Верол» является основным арендатором ООО «Солорент»;

-           02.08.2013 данные денежные средства перечислены в ООО «Солорент» -оплата по договору купли-продажи недвижимого имущества № С-В-12/1 от 18.12.2012г., расположенного по адресу: г. Москва, Большой Спасоглинищевский переулок, д.9, стр.1.

Таким образом, оплата по договору купли-продажи недвижимого имущества осуществлена за счет денежных средств ООО «Верол», которые получены АО «МПО Агрегат» в качестве арендного платежа.

Проведенным анализом банковских выписок АО «МПО Агрегат», установлена транзитность операций по счетам ООО «Сириус», ООО «РСУ-14», ООО «Бизнес-Гид», отсутствие платежей по транспортным услугам, аренды складских помещений, услугам связи, коммунальных платежей, за канцелярские товары и обслуживание офиса.

В рамках проведения выездной налоговой проверки установлены отклонения от обычных условий хозяйствования, выраженное в многократном отклонение цены сделки от рыночного уровня, указывающие на подконтрольность сделки по реализации здания, расположенное по адресу: г. Москва, Большой Спасоглинищевский переулок, д.9, стр.1 и взаимосвязанность между участниками сделки: ООО «Солорент» и АО «МПО Агрегат».

Инспекцией получен ответ от Инспекции ФНС России № 19 по г. Москве, согласно которому АО «Регистрационная Компания «Центр-Инвест» представлены отчеты о счетах, зарегистрированных в реестре владельцев ценных бумаг АО «МПО Агрегат», копия регистрационного журнала Эмитента за период с 13.06.2002 по 29.12.2017.

Исходя из представленных отчетов, акциями (обыкновенными именными) АО «МПО Агрегат» владеют: Репин Д. А. (60%), Кравченко Н. А. (40%).

Регистрационным журналом Эмитента, подтверждается, что официальными лицами АО «МПО Агрегат» являются: Колодина А. О., Репин Д. А., Кравченко Н. А. (40%).

Инспекцией установлено, что акционеры АО «МПО «Агрегат» Репин Д.А. и Кравченко Н.А. для дачи пояснений в налоговый орган не явились.

Согласно информации, полученной от ОЭБиПК УВД по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве, опросить должностных лиц АО «МПО Агрегат» не представляется возможным, так как по адресу государственной регистрации АО «МПО Агрегат» не располагается, должностные лица не явились для дачи пояснений, и по месту регистрации должностные лица не находятся.

Положениями пункта 1 статьи 105.1 НК РФ предусмотрены особенности отношений между лицами, которые могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц, указанные в пункте 1 статьи 105.1 НК РФ лица признаются взаимозависимыми для целей налогообложения.

Для признания взаимной зависимости лиц учитывается влияние, которое может оказываться в силу участия одного лица в капитале других лиц, в соответствии с заключенным между ними соглашением либо при наличии иной возможности одного лица определять решения, принимаемые другими лицами. При этом такое влияние учитывается независимо от того, может ли оно оказываться одним лицом непосредственно и самостоятельно или совместно с его взаимозависимыми лицами, признаваемыми таковыми в соответствии со статьей 105.1 НК РФ.

В ходе анализа документов, полученных от ФГБУ «ФКП Росреестра» по г. Москве установлено, что от Заявителя и ЗАО «МПО Агрегат» выступает одно доверенное лицо - Горынин Александр Викторович, секретарем внеочередного собрания акционеров ЗАО «МПО Агрегат» от 08.10.2012 являлась Кравченко Н.А., которой принадлежит 40% обыкновенных именных акций ЗАО «МПО Агрегат».

Горынин А.В. для дачи пояснений в налоговый орган не явился. Кравченко Н.А. является руководителем и учредителем (доля 90%) ООО «Архитектурное бюро «Другой Город». Учредителем ООО «Архитектурное бюро «Другой Город» также является Богдан В. П. с долей 10%, который является генеральным директором ООО «Си Ди эС-СНГ», а ООО «Си Ди эС-СНГ» в размере 99.9% - является учредителем ООО «Солорент».

Следовательно, Общество и АО «МПО Агрегат» для целей налогообложения признаются взаимозависимыми лицами, так как отношения между ними могут оказывать влияние на экономические результаты их деятельности, в частности на занижение при продаже величины стоимости здания, установленной по договору купли-продажи, заключенному между указанными взаимозависимыми лицами.

В рамках дополнительных мероприятий налогового контроля Инспекцией проведена экспертиза об оценки объекта недвижимости.

Исходя из полученного отчета № 151019/6 от 01.11.19 об оценке объекта недвижимости, расположенного по адресу: г. Москва, Спасоглинищевский пер. д. 9, стр. 1, кадастровый номер 77:01:0001034:1066, рыночная стоимость объекта оценки составляет 347 534 985 руб. (без НДС).

Следовательно, Обществом занижена рыночная цена вышеуказанного недвижимого имущества от цены по сделке по реализации данного объекта на 6 520 процентов.

Обществом не представлены документы подтверждающие, что:

-           стоимость сделки является рыночной по реализации вышеуказанного здания за 6 195 000 руб., в том числе НДС 945 000 руб.

-           о произведенной оценки стоимости нежилого здания по адресу: г. Москва, Спасоглинищевский пер. д. 9, стр. 1, кадастровый номер 77:01:0001034:1066,

-           поиск покупателей и прочие действия, обусловленные деловым и экономическим интересами организации, направленными на извлечении прибыли.

Установленная экспертом цена применена Инспекцией при определении налоговой базы по НДС и налогу на прибыль в проверяемом периоде.

В рамках выездной налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля Инспекцией неоднократно предпринимались попытки выяснить причину продажи недвижимого имущества по цене, значительно ниже оценочной (по данным экспертизы), кадастровой стоимости (по состоянию на 01.01.2014), а именно направлялись повестки о вызове на допрос (Козуляеву В.А. - руководитель ООО «Солорент», акционерам АО «МПО «Агрегат» - Репину Д.А., Кравченко Н.А., доверенному лицу ООО «Солорент» и АО «МПО «Агрегат» - Горынину А.В. и др.), поручения об истребовании документов у АО «МПО Агрегат», в адрес Общества выставлялось требование о представлении документов.

Обществом на дату принятия обжалуемого решения документы, объясняющие реализацию объекта недвижимости по цене, многократно ниже рыночной и пояснения не представлены, свидетели не явились на допросы.

Вышеперечисленные обстоятельства свидетельствуют о том, что согласованные действия Общества и оспариваемого контрагента направлены на создание условий для занижения налоговой базы по налогу на прибыль и НДС, а также на неуплату налога на прибыль организации и НДС в результате реализации принадлежащего Заявителю имущества взаимозависимому лицу по цене, существенно ниже рыночной.

В Определении Верховного Суда Российской Федерации от 22.07.2016 № 305-КГ16-4920 по делу № А40-63374/2015, где судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации согласилась с выводами налогового органа о том, что такое отклонение цен ставит под сомнение саму возможность совершения операций по реализации дорогостоящего имущества на таких условиях, что с учетом взаимозависимости участников сделок и отсутствия разумных экономических причин к установлению цены в столь заниженном размере, позволяет сделать вывод о том, что поведение налогоплательщика при определении условий сделок было продиктовано, прежде всего, целью получения налоговой экономии.

Поскольку операции по реализации имущества отражены Обществом в целях налогообложения недостоверно, Судебная коллегия указала на то, что подпункт 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ не исключает возможность определения размера недоимки как применительно к установленным главой 14.3 НК РФ методам, используемым при определении для целей налогообложения доходов (прибыли, выручки) в сделках, сторонами которых являются взаимозависимые лица, так и на основании сведений о рыночной стоимости объекта оценки, если с учетом всех обстоятельств дела эти сведения позволяют сделать вывод не о точной величине, но об уровне дохода, который действительно мог быть получен при совершении сделок аналогичными налогоплательщиками.

На основании вышеизложенного, целью действий Общества по реализации АО «МПО Агрегат» по договору купли-продажи недвижимости, принадлежащей Заявителю на праве собственности на праве собственности, является получение необоснованной налоговой выгоды, в том числе в виде ухода от налогообложения по налогу на прибыль и НДС.

В заявлении Общество утверждает, что Инспекцией допущены нарушения при проведении экспертизы. Так, договор № 151019/О на оказание оценочных услуг заключен 15.10.2019, в то время как постановление о назначении экспертизы вынесено 17.10.2019, что является существенным нарушением налоговым органом порядка, предусмотренного статьей 95 НК РФ.

Пунктом 1 статьи 95 НК РФ предусмотрено, что в необходимых случаях для участия в проведении конкретных действий по осуществлению налогового контроля, в том числе при проведении выездных налоговых проверок, на договорной основе может быть привлечен эксперт.

В Определении от 16.07.2009 № 928-О-О Конституционный суд Российской Федерации указал, что привлечение экспертов при проведении действий по осуществлению налогового контроля позволяет получить достоверную и объективную информацию. Данное право налоговых органов предусмотрено подпунктом 11 пункта 1 статьи 31, пунктом 1 статьи 95 НК РФ.

Исходя из абзаца 2 пункта 1 статьи 95 НК РФ экспертиза назначается в случае, если для разъяснения вопросов, возникающих при проведении мероприятий налогового контроля, требуются специальные познания в науке, искусстве, технике или ремесле.

Экспертиза назначается в соответствии с пунктом 3 статьи 95 НК РФ постановлением должностного лица налогового органа, осуществляющего выездную налоговую проверку.

В постановлении указываются основания для назначения экспертизы, фамилия эксперта и наименование организации, в которой должна быть произведена экспертиза, вопросы, поставленные перед экспертом, и материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

В соответствии с пунктом 6 статьи 95 НК РФ должностное лицо налогового органа, которое вынесло постановление о назначении экспертизы, обязано ознакомить с этим постановлением проверяемое лицо и разъяснить его права, предусмотренные пунктом 7 статьи 95 НК РФ, о чем составляется протокол.

Так, при назначении и производстве экспертизы проверяемое лицо в порядке пункта 7 статьи 95 НК РФ имеет право заявить отвод эксперту, просить о назначении эксперта из числа указанных им лиц, представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта, присутствовать с разрешения должностного лица налогового органа при производстве экспертизы и давать объяснения эксперту, знакомиться с заключением эксперта.

Инспекция обращает внимание, что основанием для проведения оценки объекта является договор № 151019/О от 15.10.2019, заключенный оценщиком. В Приложении № 2 к данному договору указан перечень исходных данных, необходимых для проведения оценки, среди которых копия Постановления о назначении экспертизы № 13/53-1эксп от 17.10.2019.

Вместе с тем, экспертиза проведена в период с 15.10.2019 по 01.11.2019. Общество с Постановлением о назначении экспертизы от 17.10.2019 № 13/53-1эксп ознакомлено 17.10.2019, однако отвод эксперту, замечаний и возражений не представлено.

Таким образом, Налогоплательщик не был лишен возможности реализовать права, предусмотренные пунктом 7 статьи 95 НК РФ. При этом, факт заключения договора 15.10.2019 не свидетельствует о нарушении прав Заявителя, так как результаты экспертизы датированы 01.11.2019.

По мнению Общества, оценка проведена с существенными нарушениями, повлиявшими на неверное определение рыночной стоимости объекта, а именно оценщиком для сравнения приведены сведения 6 рекламных предположениях по продаже недвижимости, также отсутствуют сведения о проведении осмотра объекта оценщиком в Отчете.

В соответствии с пунктом 5 статьи 95 НК РФ эксперт может отказаться от дачи заключения, если предоставленные ему материалы являются недостаточными или если он не обладает необходимыми знаниями для проведения экспертизы.

По смыслу пункта 6 статьи 95 НК РФ налогоплательщику сообщается информация о наличии предусмотренных в пункте 7 статьи 95 НК РФ прав, которыми он может воспользоваться. Проверяемое лицо может реализовать свои права, предусмотренные пунктом 7 статьи 95 НК РФ, посредством соответствующих заявлений и ходатайств, которые указываются либо непосредственно в протоколе, либо в письменном обращении на имя должностного лица налогового органа, постановлением которого назначена экспертиза.

17.10.2019 Заявитель ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы от 17.10.2019 № 13/53-1эксп, что подтверждается протоколом от 17.10.2019 № 13/53-1/пр.

При ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы от 17.10.2019 № 13/53-1эксп, Заявитель не представил дополнительных вопросов для получения по ним заключения эксперта.

Эксперт предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного экспертного заключения в том числе статьей 307 Уголовного Кодекса Российской Федерации. Кроме того, заключение эксперта имеет гарантии достоверности в порядке статьи 95 НК РФ, абзацем 7 статьи 25 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», пунктом 2 статьи 129 НК РФ.

Учитывая изложенное, а также тот факт, что эксперт не отказался от проведения экспертизы на основании представленных ему материалов, у Инспекции отсутствовали основания не доверять экспертизе, произведенной в установленном налоговом законодательстве порядке.

Общество в заявлении обращает внимание, на «грубое нарушение Инспекцией законодательства в отношении безграничного растяжения процедуры проведения проверки, а также нарушения сроков вручения уведомления».

Инспекция сообщает, что Обществом доводы о нарушении процедуры проведения выездной налоговой проверки, затягивании сроков и нарушения сроков вручения акта выездной налоговой проверки не являлись предметом апелляционного обжалования в вышестоящий налоговый орган.

Пунктом 2 части 1 статьи 148 АПК РФ предусмотрено, что арбитражный суд оставляет заявление без рассмотрения, если заявителем не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования/ спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом.

В соответствии с пунктом 2 статьи 138 НК РФ акты налоговых органов ненормативного характера, действия или бездействие их должностных лиц (за исключением актов ненормативного характера, принятых по итогам рассмотрения жалоб, апелляционных жалоб, актов ненормативного характера федерального органа исполнительной власти, уполномоченного по контролю и надзору в области налогов и сборов, действий или бездействия его должностных лиц) могут быть обжалованы в судебном порядке только после их обжалования в вышестоящий налоговый орган в порядке, предусмотренном НК РФ.

Исходя из пункта 67 Постановления Пленума ВАС РФ № 57 от 30.07.2013г. (далее - Пленум № 57) судам надлежит принимать во внимание прежде, чем передать возникшие разногласия на рассмотрение суда, налогоплательщик и налоговый орган должны принимать меры к урегулированию спора во внесудебном порядке. В связи с этим, решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть оспорено в суде только в той части, в которой оно было обжаловано в вышестоящий налоговый орган.

Обществом в судебном заседании от 21.12.2020 представлен отчет от 19.11.2020 № 98/2020 об оценке рыночной стоимости объекта недвижимости -инженерный блок со встроенной ТП, расположенного на земельном участке с кадастровым номером 77:01:0001034:29 по адресу: г. Москва, пер. Большой Спасоглинищевский, д.9, стр.1 (далее - отчет от 19.11.2020 № 98/2020). Так, рыночная стоимость нежилого здания без учета прав аренды земельного участка с НДС - 47 476 080 руб., без учета НДС - 40 233 966 руб.

В обоснование предоставления отчета от 19.11.2020 № 98/2020, Общество ссылается на существенные нарушения в отчете № 151019/О, где не принято во внимание нахождение здания в залоге у КБ «ЛОКО-Банк» (стр.3 письменных пояснений на отзыв, представленный в Инспекцию 28.10.2020). Исходя из отчета от 19.11.2020 № 98/2020, (стр.12) оценщик сообщает, что права на объект оценки,  учитываемые  при  оценке  объекта недвижимости, (ограничения (обременения) этих прав, в том числе в отношении каждой из частей объекта оценки, в качестве ограничений указана ипотека, аренда. Доказательства нахождения нежилого здания, расположенного по адресу: Москва,  Большой  Спасоглинищевский  переулок,  д.  9,  стр.   1,  в  залоге (ограничении, обременении, ипотеке), в нарушение части 1 статьи 65 АПК РФ не представлены в материалы судебного дела, к отчету от 19.11.2020 № 98/2020 не приложены.

Так, на страницах 4, 6 отчета от 19.11.2020 № 98/2020 указано, что информация об объекте на дату оценки использована в соответствии с документами, предоставленными Заказчиком (ООО «Солорент»), публичными источниками, со слов Заказчика. По мнению Общества, которое ссылается на рецензию № 1097/18/2020 на стр.7 «оценщик делает субъективный вывод на не подтвержденном и ничем необоснованном факте о том, что объект оценки — здание 2010 года постройки и шли к зданию подключены коммуникации, то это позволяет считать здание в состоянии эксплуатации. Данный факт ставится под сомнение, так как здание 2010 года постройки может находится в состоянии отделочных работ либо вообще без какой-либо отделки и эксплуатировать его фактически не могли».

В рамках проведения проверки установлено, что помещение по адресу .Москва, Спасоглинищевский пер. д. 9, стр. 1 сдавалось Обществом в аренду.

К отчету от 19.11.2020 № 98/2020, Обществом представлен договор купли-продажи от 18.12.2012 № С-В-12/1 (стр.67-69). Согласно п.1.2 договора купли-продажи «Здание не является аварийным, реконструкции или сносу не подлежит, долгов по налогам, коммунальным платежам, оплате электроэнергии и иным платежам, связанным с содержанием здания нет».

Вывод оценщика на стр. 25 отчета от 19.11.2020 № 98/2020 основан на данных технико-экономической информации, а также в соответствии с приведенной документацией, согласно представленным документам по состоянию на дату оценки 18.12.2012 оцениваемый объект относится к сегменту рынка — производственная недвижимость (производственная складская) недвижимость специального назначения.

В отчете от 19.11.2020 № 98/2020 оценщик производит анализ цен на складские помещения на стр. 29, 35, 41, что является необоснованным, документы, подтверждающие, что объект недвижимости использовался в качестве производственно-складской недвижимости специального назначения не представлены.

При этом информацию, представленную сторонними организациями, оценщик считает надежной и приемлемой для использования в анализе. Тем не менее, оценщиком не проведены мероприятия по её проверке и нет гарантий о ее полной достоверности, что отражено п.6 стр. 4 отчета от 19.11.2020 № 98/2020.

В соответствии с п. 1 ст. 375 НК РФ налоговая база по налогу на имущество организаций определяется как среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения, если иное не предусмотрено НК РФ.

Согласно п. 2 ст. 375 НК РФ налоговая база в отношении отдельных объектов недвижимого имущества определяется как их кадастровая стоимость, внесенная в Единый государственный реестр недвижимости и подлежащая применению с 1 января года налогового периода, с учетом особенностей, предусмотренных ст. 378.2 НКРФ.

В свою очередь, налог на имущество согласно ст. 374, 375 НК РФ уплачивается собственником    имущества    со    стоимости    основных    средств    на    балансе налогоплательщика.

Заявитель в рассматриваемом случае не ссылается на нормы права, предусматривающие корректировку кадастровой стоимости в целях исчисления налоговой базы по налогу на имущество организаций.

Общество ошибочно ссылается на то, что даже установив незаконность оснований произведенной переоценки, налоговый орган мог только рассчитать налог, исходя из стоимости имущества без учета переоценки, но не проводить собственную оценку.

Инспекция не оспаривает, что ни налоговый орган в ходе проведения мероприятий налогового контроля, ни суд при рассмотрении налогового спора не вправе давать оценку тому, является ли утвержденная (или пересмотренная) в установленном порядке кадастровая стоимость правильной, поскольку решение данного вопроса законом выведено в отдельную административную и судебную процедуру.

Вместе с тем, необходимо различать понятия «восстановительной» и «рыночной» стоимости имущества.

В соответствии со ст. 3 Закона об оценочной деятельности под рыночной стоимостью объекта оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой этот объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда  стороны   сделки   действуют   разумно,   располагая   всей   необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства.

В силу ст. 12 Закона об оценочной деятельности итоговая величина рыночной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки.

Из анализа названных норм усматривается, что оценщик определяет цену, по которой спорный объект оценки может быть отчужден на рынке. При этом на формирование рыночной стоимости объектов недвижимости не влияет то обстоятельство, является ли операция по реализации имущества объектом налогообложения или нет.

Таким образом, налоговая база по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость обоснованно признана инспекцией подлежащей определению исходя из рыночной стоимости объектов, установленной оценкой в ходе проведения проверки.

Также необходимо учитывать, что по результатам предыдущей выездной налоговой проверки деятельности Общества за период 2010-2012 ООО «Солорент» подана уточненная налоговая декларация по налогу на имущество организаций, в которой общество увеличило свои налоговые обязательства по налогу на имущество с учетом выявленных налоговым органом в ходе проведения проверки нарушений.

В предыдущей налоговой проверке имело место определение восстановительной стоимости объектов основных средств в целях бухгалтерского учета для расчета налога на имущество, а не рыночная стоимость объектов основных средств в целях реализации недвижимого имущества.

В ходе рассмотрения настоящего дела с целью устранения возможных противоречий судом проведена судебная экспертиза в ООО «ЦИКО» в соответствии с определением Арбитражного суда г.Москвы суда от 31.05.2021 с целью установления рыночной стоимости здания общей площадью 1 522, 5 кв. м., расположенного по адресу: г. Москва, пер. Большой Спасоглинищевский, д. 9, стр. 1, кадастровый номер 77:01:0001034:1066, по состоянию на 18.12.2012.

Согласно заключению эксперта от 21.06.2021 рыночная стоимость здания составила 305 286 322 руб.

Сумма доначислений по налогам и пени с учетом рыночной стоимости здания, установленной в ходе судебной экспертизы от 21.06.2021 составляет:

-           исходя из рыночной стоимости, определенной экспертным заключением ООО «ЦИКО» от 21.06.2021 в размере 305 286 322 руб. в том числе НДС - 46 569 100 руб., сумма по сделки без НДС составляет - 258 717 222 руб.;

-           НДС за 1 квартал 2013 года с суммы реализации недвижимого имущества занижен в размере: 258 717 222 руб. (сумма сделки без НДС) - 5 250 000 руб. (сумма реализации здания налогоплательщиком) х 18% = 45 624 100 руб. Сумма пени по НДС составит - 35 329 022 руб.;

-           сумма не исчисленного налога на прибыль за 2013 год составляет: 258 717 222 (сумма сделки без НДС) — 5 250 000 (стоимость реализации здания, отраженная ранее налогоплательщиком в налоговой декларации) = 253 467 222 (налогооблагаемая база по налогу на прибыль) х 20% = 50 693 444 руб. (федеральный бюджет - 5 069 344 руб., бюджет субъекта - 45 624 100 руб.). Сумма пени по налогу на прибыль составит - 35 295 310 руб.

В судебном заседании 06.09.2021г. по ходатайству заявителя судом допрошен проводивший экспертизу эксперт ООО «ЦИКО» Кузнецов С.В., каких-либо противоречий между показаниями эксперта и выводами экспертного заключения от 21.06.2021г. судом не установлено.

Таким образом, рыночная стоимость реализации указанного здания в размере 305 286 322 руб., исходя из заключения ООО «ЦИКО» от 21.06.2021, практически сопоставима со стоимостью реализации здания, установленной инспекцией в ходе проведения выездной налоговой проверки.

Уплаченная при подаче заявления госпошлина подлежит взысканию с ответчика, в пользу заявителя.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 137, 138 Налогового кодекса Российской Федерации и статьями 110, 167, 170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

Признать незаконным, не соответствующим Налоговому кодексу РФ, решение ИФНС России № 23 по г.Москве (ОГРН 1037746001501; ИНН7723333685; 109386 ул.Таганрогская, д. 2) от 13.01.2020г. № 13/4 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, исходя из рыночной стоимости, определенной экспертным заключением ООО «ЦИКО» от 21.06.2021г. в размере 305286322 руб., в том числе с учетом следующих доначислений: НДС – 46569100 руб., сумма по сделке без НДС составила 258717222 руб.; НДС за 1 квартал 2013г. с суммы реализации недвижимого имущества 45624100 руб., сумма пени по НДС 35329022 руб.; сумма неисчисленного налога на прибыль за 2013 год 50693444 руб., сумма пени по налогу на прибыль 35295310 руб.

В удовлетворении остальной части заявленных требований отказать.

Взыскать с ИФНС России № 23 по г.Москве (ОГРН 1037746001501; ИНН7723333685; 109386 ул.Таганрогская, д. 2) в пользу ОБЩЕСТВА С  ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "СОЛОРЕНТ" (107023 МОСКВА ГОРОД УЛИЦА УГРЕШСКАЯ 2 СТР.1, ОГРН: 5067746885290, Дата присвоения ОГРН: 02.10.2006, ИНН: 7723586647) госпошлину в размере 3000 (Три тысячи) руб. 00 коп., уплаченную платежным поручением № 489 от 03.07.2020г.

Решение может быть обжаловано в течение месяца в Девятый арбитражный апелляционный суд, через Арбитражный суд города Москвы.

Судья: А.В. Бедрацкая

6

Re: Доначисления

Принимая во внимание установленные в судебном заседании обстоятельства, свидетельствующие о том, что в связи с прощением ООО <...> долга у административного ответчика возник доход, полученный в виде материальной выгоды, который отвечает перечисленным в статье 41 НК РФ признакам экономической выгоды, поэтому подлежит обложению налогом на доходы физических лиц, а также о наличие у административного ответчика обязанности по уплате не удержанного с него налоговым агентом налога на доходы физических лиц за 2019 год, соблюдении налоговым органом сроков обращения в суд с заявленными требованиями, суд первой инстанции правомерно заявленные Инспекцией требования удовлетворил в полном объеме.

Апелляционное определение Новгородского областного суда от 18 августа 2021 года по делу № 2а-2531/2021-33а-1299

Судебная коллегия по административным делам Новгородского областного суда в составе:
председательствующего - Алещенковой И.А.
судей - Павловой Е.Б. и Комаровской Е.И.
при секретаре Д.
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Комаровской Е.И. административное дело по апелляционной жалобе В. на решение Новгородского районного суда Новгородской области от 15 апреля 2021 года по административному исковому заявлению Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Новгородской области к В. о взыскании недоимки по налогу и пени,
 
установил:
 
Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 9 по Новгородской области (далее - Инспекция) обратилась в суд с административным иском к В. о взыскании налога на доходы физических лиц (далее - налог) за 2019 год в сумме 351 690 руб. 23 коп. и пени за просрочку уплаты налога в сумме 1 295 руб. 39 коп., указав, что налоговым агентом ООО <...> в Инспекцию в отношении В. представлены сведения о получении в 2019 году дохода в сумме 2 705 985 руб., с которого налоговым агентом не был удержан налог на доходы физических лиц в сумме 351 778 руб. Направленные Инспекцией в адрес налогоплательщика налоговое уведомление N<...> от 03 августа 2020 года об уплате налога в сумме 351 778 руб. в срок до 01 декабря 2020 года, а также требование N<...> от 28 декабря 2020 года оставлены В. без исполнения. Вынесенный в отношении В. мировым судьей судебный приказ о взыскании задолженности по налогу в общей сумме 352 985 руб. 62 коп. в последующем отменен мировым судьей в связи с поступившими от должника возражениями.
Решением Новгородского районного суда Новгородской области от 15 апреля 2021 года с В. в доход соответствующего бюджета взыскан налог на доходы физических лиц за 2019 год в сумме 351 690 руб. 23 коп., пени за просрочку уплаты налога на доходы физических лиц за период с 02 декабря 2020 года по 27 декабря 2020 года в сумме 1 295 руб. 39 коп., а всего 352 985 руб. 62 коп. Этим же решением суда с В. в местный бюджет взыскана госпошлина в сумме 6 729 руб. 86 коп.
В апелляционной жалобе В., ссылаясь на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, а также на нарушения норм материально и процессуального права, просит отменить решение суда от 15 апреля 2021 года и принять по делу новое решение с учетом приводимых им в отзыве на административный иск возражений и представленных документов, подтверждающих дополнительное перечисление им денежных сумм в счет возврата займа.
В судебное заседание суда апелляционной В., представитель Инспекции, не явились, о месте и времени судебного разбирательства извещены надлежащим образом. В. представлено заявление о рассмотрении дела в его отсутствие, Инспекция о причинах неявки представителя не сообщила, в силу части 1 статьи 307 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее - КАС РФ) судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело по апелляционной жалобе в их отсутствие.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены решения суда первой инстанции не находит в связи со следующим.
В соответствии с частью 1 статьи 308 КАС РФ суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Основаниями для отмены или изменения судебных актов в апелляционном порядке апелляционным судом общей юрисдикции являются неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могли привести к принятию неправильного судебного акта (часть 2 статьи 310 КАС РФ).
Таких нарушений из обжалуемого судебного акта не усматривается, доводы жалобы не могут повлечь его отмену в апелляционном порядке.
Конституция Российской Федерации в статье 57 устанавливает, что каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Аналогичное положение содержится также в пункте 1 статьи 3, статье 45 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ).
В соответствии с пунктом 1 статьи 207 НК РФ налогоплательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.
В силу статьи 209 НК РФ объектом налогообложения признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и от источников за пределами Российской Федерации.
На основании пункта 1 статьи 210 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение, которыми у него возникло.
Доходом физических лиц согласно статье 41 НК РФ признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитывая в случае возможно ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и в отношении доходов физических лиц определяемая в соответствии с главами "Налог на доходы физических лиц", "Налог на прибыль организаций" настоящего Кодекса.
Согласно пункту 1 статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. ла
Согласно пункту 28 статьи 217 НК РФ не подлежат налогообложению, в частности, доходы в виде стоимости подарков, полученных налогоплательщиками от организаций или индивидуальных предпринимателей, не превышающей 4 000 руб. за налоговый период.
Сумма подарков в размере, превышающем установленное ограничение 4 000 руб., подлежит обложению налогом на доходы физических лиц в установленном порядке.
В силу пункта 4 статьи 226 упомянутого Кодекса налоговые агенты, к которым пункт 1 настоящей статьи относит в числе прочего российские организации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате с учетом особенностей, установленных настоящим пунктом.
Согласно пункту 5 статьи 226 НК РФ при невозможности в течение налогового периода удержать у налогоплательщика исчисленную сумму налога на доходы физических лиц налоговый агент обязан в срок не позднее 1 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом, в котором возникли соответствующие обстоятельства, письменно сообщить налогоплательщику и налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать налог, о суммах дохода, с которого не удержан налог, и сумме неудержанного налога.
В соответствии с пунктом 6 статьи 228 НК РФ налогоплательщики, получившие доходы, сведения о которых представлены налоговыми агентами в налоговые органы в порядке, установленном пунктом 5 статьи 226 Кодекса, уплачивают налог на доходы физических лиц не позднее 1 декабря года, следующего за истекшим налоговым периодом, на основании направленного налоговым органом налогового уведомления об уплате налога.
Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, В., являясь директором ООО <...>, в 2019 году получил от данной организации доход в сумме 2 705 985 руб. в виде прощенного долга по договорам займа, заключенным между ООО <...> (займодавец) и В. (заемщик).
26 января 2020 года налоговым агентом ООО <...> в соответствии с пунктом 5 статьи 226 НК РФ в Инспекцию представлена справка о доходах физического лица по форме 2-НДФЛ, в которой отражена сумма дохода, с которого с В. не удержан налог на доходы физических лиц - 2 705 985 руб., а также сумма не удержанного с данного физического лица налога с полученного им в 2019 году дохода - 352 778 руб.
Инспекцией в адрес В. направлено налоговое уведомление N<...> от 03 августа 2020 об уплате налога на доходы физических лиц, не удержанного налоговым агентом, за 2019 год в размере 351 690 руб. 23 коп. со сроком уплаты не позднее 01 декабря 2020 года.
Также налоговым органом в адрес В. было направлено требование N<...> от 28 декабря 2020 года об уплате налога и пени со сроком исполнения до 27 января 2021 года.
Требование налогового органа В. в добровольном порядке удовлетворено не было.
Принимая во внимание установленные в судебном заседании обстоятельства, свидетельствующие о том, что в связи с прощением ООО <...> долга у административного ответчика возник доход, полученный в виде материальной выгоды, который отвечает перечисленным в статье 41 НК РФ признакам экономической выгоды, поэтому подлежит обложению налогом на доходы физических лиц, а также о наличие у административного ответчика обязанности по уплате не удержанного с него налоговым агентом налога на доходы физических лиц за 2019 год, соблюдении налоговым органом сроков обращения в суд с заявленными требованиями, суд первой инстанции правомерно заявленные Инспекцией требования удовлетворил в полном объеме.
Доводы апелляционной жалобы В. о спорности взысканной судом с него суммы налога со ссылкой на представленные им в суд первой инстанции документы, подтверждающие внесение им в кассу ООО <...> дополнительных денежных средств в счет возврата займа, являются несостоятельными, поскольку из представленных В. в суд первой инстанции незаверенных копий приходных кассовых ордеров N<...> от 29 августа 2019 года, N<...> от 09 сентября 2019 года, от 24 сентября 2019 года от 30 сентября 2019 года от 30 октября 2019 года, от 31 октября 2019 года, следует, что им осуществлялся возврат ООО <...> подотчетных сумм (основание платежа), а не возврат займа.
Кроме того, согласно представленным ООО <...> по запросу суда апелляционной инстанции документам, а именно: бухгалтерской справки N<...> от 10 августа 2021 года, Соглашения N<...> о прощении долга работника по договору займа у работодателя в полном объеме от 25 ноября 2019 года на сумму 3 100 000 руб., подписанному представителем ООО <...> и В., принятых судом апелляционной инстанции в качестве новых доказательств, ООО <...> подтвердило ранее представленную в Инспекцию информацию о размере полученного В. от данного юридического лица дохода в виде прощенного долга (3 100 000 руб.), размере предоставленного ему необлагаемого налогового вычета (4 000 руб.), размере удержанных с него в ноябре и декабре 2019 года сумм налога (50 702 руб.), а также сумме не удержанного налога (351 778 руб.).
При таких обстоятельствах, доводы В. о неверном определении судом первой инстанции размера подлежащего уплате налога на доходы физических лиц за 2019 год судебной коллегией обоснованными признаны быть не могут.
Вопреки доводам жалобы, не привлечение судом первой инстанции к участию в деле в качестве заинтересованного лица ООО <...>, не свидетельствует о допущенном судом нарушении норм процессуального права.
Как следует из материалов дела, заявленное В. ходатайство о привлечении ООО <...> к участию в деле в качестве заинтересованного лица было предметом рассмотрения суда первой инстанции, по результатам которого судом вынесено определение (протокольная форма определения от 14 апреля 201 года) об отказе в удовлетворении заявленного В. ходатайства по тем основаниям, что права и законные интересы данной организации не затрагиваются настоящим спором, а также в связи с тем, что участвующий в деле В. является руководителем данной организации и вправе представлять имеющиеся в организации документы и сведения, давать объяснения относительно предмета спора.
Оснований не согласиться с данным определением суда первой инстанции судебная коллегия не находит.
Разрешая спор, суд первой инстанции полно и верно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применил нормы материального права, регулирующие возникшие правоотношения, не допущено судом и нарушений норм процессуального права, которые могли бы повлечь отмену принятого судом по делу решения.
Предусмотренных статьей 310 КАС РФ оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены решения суда первой инстанции судебная коллегия не установила.
Руководствуясь статьями 307 - 311 КАС РФ, судебная коллегия
 
определила:
 
Решение Новгородского районного суда Новгородской области от 15 апреля 2021 года оставить без изменения, апелляционную жалобу В. - без удовлетворения.
Апелляционное определение вступает в законную силу с момента его вынесения.
Кассационная жалоба может быть подана в Третий кассационный суд общей юрисдикции через Новгородский районный суд Новгородской области в течение шести месяцев со дня вынесения апелляционного определения.
 
Председательствующий И.А.АЛЕЩЕНКОВА
 
Судьи Е.Б.ПАВЛОВА, Е.И.КОМАРОВСКАЯ

7

Re: Доначисления

Поскольку налоговым органом в результате контрольных мероприятий были установлены факты занижения налогоплательщиком налоговой базы по налогу на добавленную стоимость, по акцизу и по налогу на прибыль
в результате создания «схемы» сокрытия выручки от реализации неучтенного оборота пива и пивных напитков под брендами данного налогоплательщика с использованием формальных звеньев (подконтрольных организаций)
с целью получения необоснованной налоговой выгоды, а также занижение налоговой базы по налогу на прибыль в результате неотражения в составе внереализационных доходов безвозмездно полученных денежных средств
от ряда организаций в отсутствие реальных хозяйственных отношений, включение Общества в текущий план выездного налогового контроля признано судами обоснованным.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10 сентября 2021 года по делу № А46-15389/2020                             
Резолютивная часть постановления объявлена  08 сентября 2021 года
Постановление изготовлено в полном объеме  10 сентября 2021 года

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Чапаевой Г.В., судей Кокшарова А.А., Малышевой И.А.
рассмотрел в судебном заседании с использованием средств аудиозаписи кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Ликеро-водочный завод «Оша» на решение от  10.03.2021 Арбитражного суда Омской области (судья Яркова С.В.) и постановление от 07.06.2021 Восьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Иванова Н.Е., Лотов А.Н., Рыжиков О.Ю.) по делу № А46-15389/2020  по заявлению общества
с ограниченной ответственностью «Ликеро-водочный завод «Оша»
(ОГРН 1025501857260, ИНН 5503024984) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Омской области
(ОГРН 1045509009996, ИНН 5505037107) о признании недействительным решения от 31.12.2019  о проведении выездной налоговой проверки.
Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора: Храмцов Василий Васильевич (г. Омск), общество с ограниченной ответственностью «Крутинское лесозаготовительное предприятие» (ОГРН 1115514000425, ИНН 5518007903), общество с ограниченной ответственностью «Миртен» (ОГРН 1145010000937,
ИНН 5010048226).
В заседании приняли участие представители:
от общества с ограниченной ответственностью «Ликеро-водочный завод «Оша» - Хабаров М.А. по доверенности от 22.12.2020,
от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4
по Омской области – Потапова М.О. по доверенности от 25.08.2021,
от общества с ограниченной ответственностью «Крутинское лесозаготовительное предприятие» – директор Примаков А.В. на основании выписки из Единого государственного реестра юридических лиц
от 27.08.2021.

Суд установил:

общество с ограниченной ответственностью «Ликеро-водочный завод «Оша» (далее – Общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Омской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Омской области (далее – Инспекция), при участии в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: общества с ограниченной ответственностью «Крутинское лесозаготовительное предприятие», общества с ограниченной ответственностью «Миртен», Храмцова Василия Васильевича, о признании недействительным решения от 31.12.2019 № 10 о проведении выездной налоговой проверки по всем налогам, сборам, страховым взносам за период
с 01.01.2016 по 31.12.2018.

Решением от 10.03.2021 Арбитражного суда Омской области, оставленным без изменения постановлением от 07.06.2021 Восьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении требования отказано.

В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, просит принятые по делу судебные акты отменить.

ООО «Крутинское лесозаготовительное предприятие» поддерживает доводы кассатора, просит отменить судебные акты, направить дело на новое рассмотрение.

Инспекция возражает против удовлетворения кассационной жалобы согласно отзыву.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, если иное не предусмотрено АПК РФ.

Суд кассационной инстанции в соответствии со статьями 284, 286
АПК РФ изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы, отзывов на нее, заслушав представителей сторон, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не находит оснований для отмены принятых по делу решения и постановления судов.

Судами установлено и материалами дела подтверждено следующее.

Инспекция на основании статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) вынесла решение от 31.12.2019 № 10 о проведении выездной налоговой проверки в отношении заявителя по всем налогам, сборам, страховым взносам за период с 01.01.2016 по 31.12.2018.

Решением от 11.06.2020 № 16-22/08797@ Управления Федеральной налоговой службы по Омской области жалоба Общества на действия должностных лиц налогового органа, связанные с организацией и осуществлением неправомерного и незаконного, по мнению налогоплательщика, налогового контроля, оставлена без удовлетворения.

Полагая, что решение от 31.12.2019 № 10 принято Инспекцией с превышением полномочий и направлено исключительно на воспрепятствование деятельности налогоплательщика, находящегося в процедуре банкротства, Общество обратилось в арбитражный суд.

Суд кассационной инстанции считает, что при рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций всесторонне исследовали все представленные сторонами доказательства и, учитывая установленные по делу обстоятельства, руководствуясь положениями статей 161, 198, 200 АПК РФ, статей 21, 22, 31, 32, 82, 89, 102 НК РФ, пришли к верным выводам, что в рассматриваемом случае совокупность установленных по делу обстоятельств свидетельствует о том, что оспариваемое решение Инспекции от 31.12.2019 № 10 соответствует требованиям налогового законодательства и не нарушает прав и законных интересов Общества в области предпринимательской и иной экономической деятельности.

Суд кассационной инстанции, поддерживая вывод судов двух инстанций, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и фактических обстоятельств дела.

Как обоснованно указано судами, признание должника банкротом и введение процедур банкротства не препятствует осуществлению финансово-хозяйственной деятельности должника и не лишает его статуса налогоплательщика (плательщика сборов), то есть участника отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах по смыслу
статьи 9 НК РФ. Должник не освобождается от выполнения обязанностей, предусмотренных статьей 23 НК РФ, с учетом положений законодательства о несостоятельности (банкротстве) корректируется лишь порядок выполнения этих обязанностей.

Судами установлено, материалами дела подтверждено и Обществом не опровергнуто следующее: выездная налоговая проверка в отношении заявителя является плановой; решение от 31.12.2019 № 10 о проведении выездной налоговой проверки вынесено на основании статьи 89 НК РФ с соблюдением установленных в ней ограничений; в оспариваемом решении указаны лицо, в отношении которого проводится проверка, а также налоговый орган, которому поручается проведение проверки, виды налогов и периоды, в отношении которых проводится проверка; решение о назначении проверки принято 31.12.2019, в связи с чем 2016-2018 года являются календарными годами, предшествующими 2019 году; за спорный период выездная налоговая проверка в отношении Общества не проводилась.

Отклоняя доводы Общества об избыточном налоговом контроле, что оспариваемое решение вынесено Инспекцией с нарушением, в том числе Концепции системы планирования выездных налоговых проверок, утвержденной приказом от 30.05.2007 № ММ-3-06/333@ Федеральной налоговой службы, суды обоснованно отметили следующее.

Общество состоит на налоговом учете в Инспекции с 02.04.2015. С данного периода времени Инспекцией проведены две выездные налоговые проверки в отношении заявителя: - решением от 26.05.2015 № 19 назначена налоговая проверка за период 2012-2013 годов; справка об окончании проверки от 17.05.2016, по результатам рассмотрения материалов проверки вынесено решение от 28.10.2016 № 51221099 о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения; - решением от 30.09.2016 № 17 назначена проверка за период 2014-2015 годов; справка об окончании проверки от 22.09.2017; по итогам проверки вынесено решение от 27.06.2018 № 03-21/56391621 о привлечении заявителя к налоговой ответственности.

Поскольку налоговым органом в результате контрольных мероприятий были установлены факты занижения налогоплательщиком налоговой базы по налогу на добавленную стоимость, по акцизу и по налогу на прибыль
в результате создания «схемы» сокрытия выручки от реализации неучтенного оборота пива и пивных напитков под брендами данного налогоплательщика с использованием формальных звеньев (подконтрольных организаций)
с целью получения необоснованной налоговой выгоды, а также занижение налоговой базы по налогу на прибыль в результате неотражения в составе внереализационных доходов безвозмездно полученных денежных средств
от ряда организаций в отсутствие реальных хозяйственных отношений, включение Общества в текущий план выездного налогового контроля признано судами обоснованным.

При этом законность принятых Инспекцией решений от 28.10.2016 № 51221099, от 27.06.2018 № 03-21/56391621 о привлечении Общества к налоговой ответственности являлась предметом судебной оценки в рамках дел №№ А46-15322/2017, А46-5513/2019. Вступившими в законную силу судебными актами ненормативные акты Инспекции признаны обоснованными (частично обоснованными).

Доводы заявителя о том, что исполнение оспариваемого решения создает препятствия для осуществления Обществом деятельности в рамках процедуры банкротства, правомерно признаны судами несостоятельными, поскольку осуществление налоговым органом процессуальных действий, связанных с реализацией возложенных на него полномочий в сфере законодательства Российской Федерации о налогах и сборах при проведении проверки, не является препятствием к осуществлению процедуры несостоятельности (банкротства) Общества.

Для проверки достоверности заявления о фальсификации суд в соответствии положениями абзаца второго пункта 3 части 1 статьи 161 АПК РФ опросил заместителя начальника инспекции Пахотина А.Е., который был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а также за отказ или уклонение от дачи показаний, предусмотренной статьями 307, 308 Уголовного кодекса Российской Федерации (л.д. 77-85 том 17). Свидетель Пахотин А.Е пояснил, что оспариваемое решение подписано им лично, ответил на вопросы представителей участвующих в деле лиц, в том числе касающиеся подписания документа.

По результатам проведения проверки заявления о фальсификации в порядке статьи 161 АПК РФ оно было отклонено судом как необоснованное (отсутствие фактов, подтверждающих фальсификацию документа).

В удовлетворении ходатайства о назначении судебной почерковедческой экспертизы суд первой инстанции отказал, что не противоречит положениям статей 82, 161 АПК РФ, в связи с чем отклоняются соответствующие доводы кассатора.

Доводы налогоплательщика о том, что исполнение оспариваемого решения нарушает принцип эффективности использования бюджетных средств, суды обоснованно отклонили, как не относящиеся к предмету спора
и документально неподтвержденные (статьи 65, 67, 68 АПК РФ).

Поскольку Общество в период проведения проверки не лишено возможности обжалования отдельных процессуальных действий налогового органа, которые, по его мнению, являются незаконными и препятствуют осуществлению деятельности заявителя, суд округа отклоняет ссылки кассатора на незаконное опечатывание кабинетов во время проведения проверки в качестве основания для признания оспариваемого решения недействительным.

В целом изложенные в кассационной жалобе доводы (в том числе об избыточном налоговом контроле в отношении заявителя, о допущенных налоговым органом процедурных нарушениях, о необоснованном назначении налоговой проверки, о нарушении прав налогоплательщика, об игнорировании информационного письма-уведомления от 26.12.2021
№ 321, о переписке относительно необходимости дачи пояснений о финансово-хозяйственной деятельности) основаны на ошибочном толковании Обществом вышеприведенных норм материального права применительно к установленным по делу обстоятельствам.

Судом кассационной инстанции не установлено нарушений норм процессуального законодательства, которые могли привести к принятию неправильного решения и постановления судов (части 3, 4 статьи 288 АПК РФ).

Кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 10.03.2021 Арбитражного суда Омской области и постановление от 07.06.2021 Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу № А46-15389/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Г.В. Чапаева
Судьи А.А. Кокшаров, И.А. Малышева

8

Re: Доначисления

Суды пришли к правильному выводу о том, что полученные налогоплательщиком от арендаторов денежные средства в счет уплаты коммунальных платежей ресурсоснабжающим организациям являются его доходом, который подлежит включению в налоговую базу по УСН».
Налогоплательщик самоуверенно подошел к несоблюдению условий агентского договора, который был им заключен. Но даже при такой небрежности, хорошей новостью является то, что доначисление не квалифицировало доход как превысивший лимит,положенный при УСН, иначе фискалы доначислили бы НДС и НПО.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11 августа 2021 года по делу № А33-29857/2019

Резолютивная часть постановления объявлена 11 августа 2021 года.
Полный текст постановления изготовлен 11 августа 2021 года.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Загвоздина В.Д., судей: Ананьиной Г.В., Рудых А.И.,
при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Бабак Д.В.,
при участии в судебном заседании, проводимом с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Октябрьского районного суда г. Красноярска, представителей общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Порт Артур» - Киященко О.М. (доверенность от 01.01.2021),  а также Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Красноярскому краю – Шевченко М.В. (доверенность от 23.06.2021, диплом о высшем юридическом образовании), Веревкин И.В. (доверенность от 09.08.2021, диплом о высшем юридическом образовании)
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Порт Артур» на решение Арбитражного суда Красноярского края от 16 февраля 2021 года по делу № А33-29857/2019, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 23 апреля 2021 года по тому же делу,

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Порт Артур»
(ИНН 2450031490, ОГРН 1142450011230, далее – ООО «ТД Порт Артур», общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Красноярскому краю (далее – инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 22.05.2019 № 14 (с учетом решения от 29.08.2019
№ 2.12-16/19808@) в части доначисления налога по упрощенной системе налогообложения (далее – УСН) в сумме 1 075 896 рублей, налога на добавленную стоимость (далее – НДС) в сумме 555 527 рублей, пени в сумме 409 713 рублей,
штрафа по УСН в сумме 53 794 рубля.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 16 февраля 2021 года, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного
суда от 23 апреля 2021 года, в удовлетворении требований отказано.

Не согласившись с решением и постановлением, общество обратилось
в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой,
в которой просит обжалуемые судебные акты отменить, принять новый судебный
акт об удовлетворении заявленных требований.

Общество полагает, что денежные средства, поступившие от арендаторов
в качестве оплаты коммунальных услуг, не могут быть признаны в качестве дохода общества от реализации товаров (работ, услуг), поскольку общество как арендодатель
не является поставщиком электроэнергии и других ресурсов, доходов от осуществления этих операций не имеет: налогоплательщик выступает в качестве агента на основании заключенных с арендаторами агентских договоров и перечисляет плату за коммунальные услуги ресурсоснабжающим организациям по указанию принципалов (арендаторов).

Заявитель кассационной жалобы указывает, что налоговым органом необоснованно включена в доход по УСН за 2016 год сумма кредиторской задолженности перед                      АО «АМК-Фарма», поскольку информацию о списании спорной задолженности как безнадежной налогоплательщик получил от указанного лица только в 2017 году.

Более того, налогоплательщик списал рассматриваемую кредиторскую задолженность в 2017 году и учел в указанном периоде данный факт для целей применения УСН. Следовательно, доначисление инспекцией налога по УСН за 2016 год привело к двойному налогообложению одной и той же хозяйственной операции.

По мнению общества, инспекцией ошибочно включены в состав доходов по УСН за 2015 - 2016 годы гарантийные (обеспечительные) платежи, полученные от арендаторов, поскольку названные платежи подлежат возврату при условии надлежащего исполнения обязательств, следовательно, не соответствуют понятию доходов.

По эпизоду с НДС за 2 квартал 2014 года общество указывает, что инспекция в акте проверки установила налоговую базу в размере 13 728 668 рублей (в размере действительного налогового обязательства), в то время как оспариваемым решением положение налогоплательщика в нарушение положений пункта 6 статьи 100, пункта 8 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) было ухудшено и в налоговую базу безосновательно включены авансовые платежи в сумме                                 11 071 942 рублей.

Кроме того, при рассмотрении дела судами не учтено, что авансовые платежи, полученные в том же налоговом периоде, когда осуществлена реализация товаров (работ, услуг), не увеличивают налоговую базу по НДС.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция указывает на необоснованность доводов заявителя, в связи с чем, просит в удовлетворении кассационной жалобы отказать, обжалуемые судебные акты оставить без изменения.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте проведения судебного заседания извещены по правилам статей 121-123, 186 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (первичные извещения – т.1 л.д.4-6, информация о рассмотрении кассационной жалобы размещена в установленном порядке в сети «Интернет»
по адресам http://fasvso.arbitr.ru и http://kad.arbitr.ru).

Представитель общества в судебном заседании поддержал доводы, изложенные
в кассационной жалобе и дополнениях к ней, представители инспекции дали пояснения согласно отзыву на кассационную жалобу.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации.

Проверив соответствие выводов судов первой и апелляционной инстанций установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено судами и следует из материалов в дела, в отношении ООО «ТД Порт Артур» налоговым органом с соблюдением положений статей 89, 100, 101 Кодекса проведена выездная проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов, сборов за период с 01.01.2014 по 31.12.2016, результаты которой отражены в акте от 22.10.2018 и дополнении к акту от 04.02.2019, принято решение от 22.05.2019 № 14 (с учетом решения от 29.08.2019 № 2.12-16/19808@ об уменьшении начислений), которым обществу доначислены оспариваемые в настоящем деле суммы НДС, налога по УСН, соответствующих им пеней и штрафов.

Предусмотренный статьей 138 Кодекса досудебный порядок урегулирования спора налогоплательщиком соблюден.

Полагая, что решение инспекции противоречит законодательству о налогах и сборах, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды пришли к выводам
о соответствии решения налогового органа действующему законодательству
и об отсутствии нарушения прав и законных интересов налогоплательщика.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа полагает, что оснований
для отмены обжалуемых судебных актов не имеется.

По эпизоду включения в налогооблагаемую базу по УСН полученных
от арендаторов сумм коммунальных платежей суд округа приходит к следующим выводам.

Судами установлено, что в 2013 - 2016 годах между ООО «ТД Порт Артур» и рядом арендаторов заключены договоры аренды, из которых следует, что арендная плата состоит из двух частей: постоянная часть (за пользование арендованным помещением) и переменная часть (стоимость услуг по электроснабжению, водопотреблению, водоотведению фактически потребленных).

С остальными арендаторами обществом дополнительно к договорам аренды, положения которых содержат лишь условие об оплате постоянной части арендной платы, заключены агентские договоры на осуществление агентом (обществом) действий
по содержанию и эксплуатации имущества (торгового комплекса), в которых общество выступает в качестве агента, а арендаторы в качестве принципала, а именно: заключать с поставщиками коммунальных услуг в целях обеспечения электричеством, водопотреблением и водоотведением; перечислять ресурсоснабжающим организациям принятые у принципала (арендатора) денежные средства в уплату платежей за предоставленные услуги.

ООО «ТД Порт Артур» с ОАО «Красноярскэнергосбыт» и ООО «Водоканал-Сервис» заключены договоры: от 01.11.2012 № 5140 на подачу электроэнергии;
от 15.05.2012 № 3791 на холодное водоснабжение и водоотведение по объекту расположенному по адресу: г. Канск, ул. 40 лет Октября, 62, строение 4, помещение 15.

В связи с реорганизацией ООО «ТД Канский» путем слияния с ООО «ТД Порт Артур» налогоплательщик заключил договор с ООО «Водоканал-Сервис» от 09.07.2015
№ 3929 (путем изменения наименования в договоре) на холодное водоснабжение
и водоотведение, таким образом, взяв на себя обязательства производить оплату ресурсоснабжающим организациям за электроэнергию, водоснабжение, водоотведение.

Таким образом, суды установили, что договоры с поставщиками коммунальных услуг заключены и фактически возникли до подписания агентских договоров
и возникновения правоотношений с арендаторами-принципалами.

Кроме того, ООО «ТД Порт Артур» не представлены достаточные доказательства, свидетельствующие о выполнении им положений агентских договоров.

Так, договоры от имени арендаторов (принципалов) с поставщиками коммунальных услуг не заключены.

Условия по сделкам агента - ООО «ТД Порт Артур», применяющего УСН, с принципалами - арендаторами, не соблюдены, так как фактически платежи производятся ресурсоснабжающим организациям от имени ООО «ТД Порт Артур» и в его интересах, в рамках заключенных договоров с ресурсоснабжающими организациями.

Отсутствие обязательств у принципалов фактически означает отсутствие у них необходимости давать кому-либо поручение на перечисление оплаты ресурсоснабжающим организациям. Следовательно, оплату коммунальных платежей   ООО «ТД Порт Артур» от своего имени следует считать исполнением собственной обязанности общества по содержанию имущества, и в собственных интересах.

Анализ выписки по расчетному счету налогоплательщика показал отсутствие уплаты комиссионного вознаграждения принципалами (арендаторами) в рамках заключенных агентских договоров в адрес общества.

При этом общество несло расходы по содержанию собственного имущества (электроэнергия, водоснабжение, водоотведение) вне зависимости от наличия арендаторов, поскольку именно оно является собственником помещений.

Анализ выписки по расчетному счету общества показал, что в последующем поступившие от арендаторов средства на оплату коммунальных услуг расходуются
на собственные нужды  налогоплательщика (возврат займов, оплату кредитов).

В связи с изложенным, правильно применив положения статьи 41, пунктов 1, 2 статьи 248, статей 249, 251, пунктов 1, 2 статьи 346.14, пунктов 1, 1.1 статьи 346.15 Кодекса, статьей 210, 328, 606, пункта 1 статьи 611, пунктов 1, 2 статьи 614 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом содержания пункта 6 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2004 № 85, по результатам всестороннего исследования в совокупности и взаимной связи имеющихся в материалах дела доказательств, в том числе договоров ООО «ТД Порт Артур» с поставщиками коммунальных услуг, договоров аренды, агентских договоров на осуществление действий по содержанию и эксплуатации имущества (торгового комплекса), актов сверок, отчетов агента, соглашений о внесении изменений, выписок по расчетному счету общества, суды пришли к правильному выводу о том, что полученные налогоплательщиком от арендаторов денежные средства в счет уплаты коммунальных платежей ресурсоснабжающим организациям являются его доходом, который подлежит включению в налоговую базу по УСН.

Ссылка общества в дополнениях к кассационной жалобе от 09.08.2021 на разъяснения Министерства финансов Российской Федерации по вопросам исчисления налога на доходы физических лиц судом округа не принимается, поскольку ООО «ТД Порт Артур» доначислен другой налог, правила определения налоговой базы по которому установлены иными нормами права. В рассматриваемом случае налогоплательщиком, применяющим специальный налоговый режим в виде УСН, в денежном эквиваленте получена экономическая выгода (доход) в размере стоимости содержания принадлежащего ему имущества. Данные расходы должно нести ООО «ТД Порт Артур» как собственник имущества. Передача арендаторами налогоплательщику денежных средств в размере стоимости коммунальных услуг отвечает признакам дохода для целей исчисления налога по УСН,  поименованным в указанном выше правовым регулировании.

По второму эпизоду, касающемуся включения в доход по УСН суммы кредиторской задолженности перед ООО «Артхаус» (доводы в части данного контрагента в кассационной жалобе отсутствуют) и АО «АМК-Фарма», кассационный суд приходит к следующим выводам.

Судами установлено и подтверждается материалами дела, что по состоянию на 31.12.2016 у общества имелась кредиторская задолженность в сумме 100 360 рублей перед ООО «Артхаус», которое на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» 25.07.2016 было исключено из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ).

По отношениям с контрагентом налогоплательщика АО «АМК-Фарма» суды установили, что срок исковой давности по кредиторской задолженности указанному лицу  на сумму 450 301 рубля 30 копеек истек в 4 квартале 2016 года, о чем ООО «ТД Порт Артур» было известно.

Правильно применив положения подпункта 2 пункта 1 статьи 248, пункта 18  статьи 250, подпункта 2 пункта 2 статьи 265, пункта 2 статьи 266, пункта 1 статьи 346.15, пункта 1 статьи 346.17 Кодекса, суды обоснованно посчитали, что при изложенных обстоятельствах, в отсутствие доказательств оспаривания ООО «ТД Порт Артур» решения об исключении ООО «Артхаус» из ЕГРЮЛ и с учетом истечения срока исковой давности по задолженности перед АО «АМК-Фарма», указанные выше суммы кредиторской задолженности подлежали включению в состав внереализационных доходов общества в 2016 году.

Довод налогоплательщика о том, что АО «АМК-Фарма» списало спорную задолженность в собственном учете как дебиторскую только в 2017 году, правового значения не имеет, на течение сроков исковой давности не влияет.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на списание обществом кредиторской задолженности перед АО «АМК-Фарма» в 2017 году и учет этого обстоятельства для целей УСН в 2017 году не может быть принята, поскольку предметом рассматриваемой выездной проверки являлись налоговые обязательства за 2014-2016 годы. Следовательно, налогоплательщик не был лишен возможности в случае необходимости скорректировать свои обязательства по УСН за периоды, следующие за периодом проверки.

По третьему эпизоду, касающемуся включения в доход по УСН сумм полученных налогоплательщиком гарантийных (обеспечительных) платежей, кассационный суд полагает следующее.

Момент признания доходов по УСН установлен пунктом 1 статьи 346.17 Кодекса, из которого следует, что при исчислении налоговой базы учет доходов производится не только в момент погашения задолженности (оплаты) налогоплательщику, но и в момент поступления денежных средств на счета в банках налогоплательщика
в порядке предварительной оплаты (аванс).

Следовательно, если денежные средства, поступившие налогоплательщику
в качестве способа обеспечения исполнения обязательств, выполняют функцию
аванса (экономической выгоды будущих периодов), данные поступления должны учитываться при формировании налоговой базы.

Правильно применив указанную норму права, исходя из имеющихся в материалах дела доказательств, в том числе договоров аренды, заключенных между обществом
и ИП Грасмик М.А., обществами с ограниченной ответственностью «Сириус», «Интегра», «Мир Красоты», «РТК», ООО «Актив Деньги НСО», суды установили, что положениями договоров аренды предусмотрен зачет гарантийных платежей в счет арендной платы за последний месяц срока аренды (при условии надлежащего выполнения арендаторами своих обязательств по договорам).

Из выписок по расчетному счету и представленной контрагентами общества информации, поступившей в ходе налоговой проверки, судами установлено, что гарантийные (обеспечительные) платежи не возвращались уплатившим их лицам, на основании чего сделан обоснованный вывод об их зачете в счет арендной платы.  Доказательства обратного в материалы дела не представлены.

С учетом установленных обстоятельств суд округа признает правомерными выводы судов о том, что рассматриваемые гарантийные платежи соответствуют понятию дохода в целях применения главы 26.2 Кодекса.

На основании изложенного, суды обоснованно признали правомерным
по указанным выше эпизодам начисление обществу налога по УСН, соответствующих ему суммы пени и штрафа.

По эпизоду, касающемуся доначисления НДС на основании выводов о неправомерности заявленного ООО «ТД Порт Артур» налогового вычета по сделкам с ООО «Спецстрой» (работы по ремонту потолка в бутиках «Остин» и «Глория Джинс»), суд округа приходит к следующим выводам.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что налогоплательщик, не оспаривая исключение из состава заявленных вычетов по НДС сумм по                               ООО «Спецстрой», считает, что инспекция должна скорректировать налоговую базу налогоплательщика на суммы ошибочно исчисленного обществом в декларации в завышенном размере налога с авансовых платежей в счет предстоящих поставок товаров (работ, услуг).

Как указано в кассационной жалобе, ошибочность исчисления налога с авансов заключается, в числе прочего, в том, что авансы получены в том же периоде, что и произведена отгрузка товаров (работ, услуг).

По мнению суда округа, суды первой и апелляционной инстанций правомерно не согласились с позицией общества о завышении НДС, исчисленного им самостоятельно в налоговой отчетности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 154 Кодекса налогоплательщик должен включить в налоговую базу сумму полученной предоплаты.

Согласно пункту 1 статьи 167 Кодекса моментом определения налоговой базы является наиболее ранняя из следующих дат: день отгрузки (передачи) товаров (работ, услуг), имущественных прав либо день оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.03.2009 № 10022/08 сформулирован правовой подход, согласно которому в целях главы 21 Кодекса не может быть признан авансовым платеж, поступивший налогоплательщику в том же налоговом периоде, в котором произошла фактическая реализация товаров, поскольку согласно пункту 1 статьи 54 Кодекса налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных сведений об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

Вместе с тем, указанный правовой подход не освобождает от обязанности исчисления НДС в соответствии с требованиями пункта 1 статьи 167 Кодекса, а направлен на устранение двойного налогообложения – одновременное исчисление в одном налоговом периоде НДС и с полученных авансов, и со стоимости реализованных в этом же периоде товаров (работ, услуг). При несовпадении налоговых периодов получения предоплаты и реализации двойное налогообложение устраняется путем уменьшения НДС, исчисленного в периоде реализации товаров (работ, услуг), на суммы налога, ранее исчисленные и уплаченные с авансов и предоплат (пункт 8 статьи 171, пункт 6 статьи 172 Кодекса).

Как установлено судами, налогоплательщик (в 2014 году - ООО «Торговый дом Канский»), руководствуясь указанными выше нормами налогового законодательства, правомерно определял в декларациях базу по НДС, исчисляя налог по наиболее ранней из дат - получения предоплаты или отгрузки товаров (оказания услуг), то есть в соответствии с требованиями пункта 1 статьи 167 Кодекса.

Утверждая при рассмотрении дела, что во 2 квартале 2014 года налоговый период получения предоплаты и реализации товаров (работ, услуг) в ряде случаев совпадает, налогоплательщик относимых и допустимых доказательств этого не представил ни в ходе налоговой проверки и рассмотрения ее материалов, ни в ходе досудебного порядка урегулирования спора, ни при рассмотрении дела в суде. В частности, налогоплательщик не обосновал, что полученные и ранее учтенные им предоплаты за указанный период, подтвержденные выписками по расчетному счету и регистрами бухгалтерского учета, относятся к оплате товаров (работам, услугам), реализация которых учтена в этом же периоде.

При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу об отсутствии нарушений в доначислении НДС по результатам выездной проверки. Штраф по статье 122 Кодекса за неуплату НДС по результатам проверки не исчислен с учетом сроков давности привлечения к налоговой ответственности.

Налогоплательщик в случае восстановления первичных учетно-расчетных документов не был лишен возможности представить уточненную налоговую декларацию с обоснованием (при необходимости) ранее допущенных ошибок в определении налоговой базы.

Довод общества о том, инспекция в решении от 22.05.2019 № 14 ухудшила положение налогоплательщика по сравнению с актом выездной проверки, противоречит материалам дела.

Так, в акте проверки от 22.10.2018 № 5 приведены показатели налоговых деклараций, по которым налоговая база совпадает с данными деклараций налогоплательщика, в частности, за 2 квартал 2014 года - 24 804 848 рублей (страница 23 – т. 1 л.д. 61), аналогичные данные о налоговой базе указаны в решении инспекции  (страница 71 – т. 3 л.д.54).

В мотивировочной части акта проверки по эпизоду с НДС выводов и мотивов о необходимости корректировки налоговой базы общества, указанной в декларациях, не имеется (страницы 23-28 акта - т.1 л.д.61-66), по результатам проверки уменьшены только налоговые вычеты. Сумма доначислений по акту проверки составляет 4 424 002 рубля (в том числе за 2 квартал 2014 года – 1 307 307 рублей), а по решению уменьшена и составила только 555 527 рублей (в том числе за 2 квартал 2014 года – 195 211 рублей).

Исследование и оценка доказательств осуществлены судами по правилам главы 7
и статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, выводы судов соответствуют содержанию имеющихся в деле доказательств, установленным
по делу обстоятельствам и сделаны при правильном применении норм права.

На основании изложенного, суды первой и апелляционной инстанции пришли
к правильным выводам о законности решения налогового органа.

Доводы кассационной жалобы по существу выражают несогласие с приведенной
в судебных актах оценкой доказательств и выводами судов, основанными на оценке
этих доказательств, однако суд округа применительно к положениям статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для других выводов не усматривает.

Нарушений норм процессуального права, в том числе являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены принятых по делу судебных актов, не установлено.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Расходы по уплате государственной пошлины относятся на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Красноярского края от 16 февраля 2021 года
по делу № А33-29857/2019, постановление Третьего арбитражного апелляционного
суда от 23 апреля 2021 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок,
не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном
статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий В.Д. Загвоздин
Судьи Г.В. Ананьина, А.И. Рудых

9

Re: Доначисления

Агентство профессиональных решений занималась рекрутингом персонала для оборонных предприятий.
Привлекала под это дело "помощников", в реальности которых усомнились налоговики.
На проверке выяснилось, что все необходимые действия по поиску и подбору персонала
на постоянной основе (в т.ч. размещение объявлений на сайте компании и в СМИ) заявитель совершал самостоятельно или через иных контрагентов.
Штатные сотрудники службы персонала пояснили, что делали все сами.
Кандидаты, которых согласно отчётам находили спорные контрагенты, "легенду" также не подтвердили.
Компания ссылалась на реальность - ведь заказчики услуги приняли. Налоговая реконструкция и все такое.
Но суды не нашли оснований.
Реальность хозяйственных операций с контрагентом не может быть подтверждена результатом оказания услуг, его предъявлением заказчику. Услуги, оформленные от имени Контрагентов, реально осуществлены самим налогоплательщиком, а документально подтвержденные расходы были учтены налоговым органом в полном объеме

Источник @pronalog

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13 июля 2020 года по делу № А45-21256/2020

Резолютивная часть постановления объявлена  13 июля 2021 года
Постановление изготовлено в полном объеме  19 июля 2021 года

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе: председательствующего Чапаевой Г.В., судей Буровой А.А., Малышевой И.А.

рассмотрел в судебном заседании с использованием средств аудиозаписи и веб-конференции (онлайн-заседания) кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Агентство Профессиональных Решений» на решение от  21.12.2020 Арбитражного суда  Новосибирской области (судья Рубекина И.А.) и постановление от 09.03.2021 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Логачев К.Д., Бородулина И.И., Кривошеина С.В.) по делу № А45-21256/2020 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Агентство Профессиональных Решений» (630091, город Новосибирск, улица Мичурина, 12А, офис 303, ОГРН 1115476125445, ИНН 5407469885) к Управлению Федеральной налоговой службы по Новосибирской области (630005, город Новосибирск, улица Каменская, 49, ОГРН 1045402550786, ИНН 5406299616) о признании недействительным решения.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора: Инспекция Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новосибирска (630007, г. Новосибирск, ул. Октябрьская магистраль, 4/1, ОГРН 1045402551446, ИНН 5406300124).

В заседании приняли участие представители:

от Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новосибирска и от Управления Федеральной налоговой службы по Новосибирской области – Власенко К.В. по доверенностям от 31.05.2021 и от 21.04.2021, соответственно;

от общества с ограниченной ответственностью «Агентство Профессиональных Решений» - Бузениус М.А. по доверенности от 18.08.2020.

Суд установил:

общество с ограниченной ответственностью «Агентство Профессиональных Решений» (далее – Общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением к Управлению Федеральной налоговой службы по Новосибирской области (далее – Управление) о признании недействительным решения от 03.07.2020 № 103 в части доначисления налога на добавленную стоимость (далее – НДС) в размере 25 105 324 руб., налога на прибыль в размере 27 894 803 руб., штрафа по налогу на прибыль по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) в размере 1 928 189,4 руб., пеней за несвоевременную оплату НДС и налога на прибыль в общей сумме 25 500 638,25 руб.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Инспекция Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новосибирска (далее – Инспекция).

Решением от 21.12.2020 Арбитражного суда Новосибирской области, оставленным без изменения постановлением от 09.03.2021 Седьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано. 

В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, просит принятые по делу судебные акты отменить, вынести новое решение.

Управление и Инспекция возражают против удовлетворения кассационной жалобы согласно отзывам.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено АПК РФ.

Проверив законность судебных актов в порядке статей 284, 286 АПК РФ, изучив доводы жалобы, отзывов на нее, заслушав представителей сторон, кассационная инстанция не находит оснований для отмены принятых по делу решения и постановления судов.

Судами установлено и материалами дела подтверждено следующее.

По результатам проведения выездной налоговой проверки Инспекцией составлен акт и вынесено решение от 23.12.2019 № 27, которым Обществу предложено уплатить НДС, налог на прибыль в общей сумме 53 000 127 руб., пени в общей сумме 23 425 752,23 руб., а также налоговые санкции, предусмотренные пунктом 3 статьи 122 НК РФ, с учетом смягчающих вину обстоятельств – в сумме 2 366 933 руб.

Решением Управления от 03.07.2020 № 103 решение Инспекции от 23.12.2019 № 27 отменено, принято новое решение, в соответствии с которым заявитель привлечен к ответственности по пункту 3 статьи 122 НК РФ по налогу на прибыль в размере 1 928 189,4 руб., доначислены к уплате НДС в размере 25 105 324 руб., налог на прибыль в размере 27 894 803 руб., пени по НДС и налогу на прибыль - 25 500 751,89 руб., а также пени по налогу на доходы физических лиц.

Поскольку досудебный порядок урегулирования спора к полному восстановлению нарушенных прав не привел, Общество обратилось в арбитражный суд.

Как установлено судами, в проверяемом периоде Общество оказывало услуги по предоставлению персонала (рекрутинг) для предприятий оборонно-промышленного комплекса из разных регионов Российской Федерации (в частности, ОАО «РАТЕП», АО «ЕВРАКОР», АО «НПО НИИИП-НЗиК», АО «НПО «Поиск», ОАО «Томскнефть», далее – заказчики).

Помимо самостоятельного поиска и подбора технического персонала для вышеприведенных организаций согласно представленным документам заявитель также привлекал ООО «Родос» (с 01.01.2014 по 30.06.2014); ООО «Альмера» (с 01.01.2014 по 30.06.2014); ООО «Волтар» (с 10.06.2014 по 31.12.2014); ООО «Спектр» (с 09.07.2014 по 31.12.2014); ООО «Смайл» (с 09.12.2014 по 30.06.2016); ООО «ЭкспрессИнформ» (с 01.08.2016 по 31.12.2016) (далее - Контрагенты).

В ходе налоговой проверки Инспекция пришла к выводу, что услуги по поиску и подбору технического персонала Контрагентами не оказывались, обязательства перед заказчиками фактически исполнены налогоплательщиком самостоятельно.

Суд кассационной инстанции считает, что суды первой и  апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 54.1, 169, 171, 172, 252 НК РФ, статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ (далее – Закон № 402-ФЗ), постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление № 53), во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к верному выводу о создании формального документооборота между сторонами, о недостоверности информации, содержащейся в представленных Обществом первичных документах, в своей совокупности не подтверждающих факт осуществления реальных хозяйственных операций (сделок) налогоплательщика с Контрагентами.

Формулируя указанный вывод, суды обоснованно исходили из следующего:

- Контрагенты имеют признаки организаций, не осуществляющих реальную хозяйственную деятельность (отсутствие материально-технической базы и трудовых ресурсов, ненахождение по заявленному адресу регистрации, транзитный характер движения денежных средств по расчетным счетам, незначительные суммы уплаченных налогов, представление нулевой отчетности, не сопоставимой с оборотами по расчетным счетам; исключение из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа либо ликвидация через непродолжительное время с момента создания);

- согласно анализу расчетных счетов расходы на оплату рекламных услуг несет исключительно заявитель, у Контрагентов отсутствуют расходы на оплату рекламных услуг по поиску персонала; Контрагенты не имели собственных сайтов, на которых размещаются рекламные объявления;

- все необходимые действия по поиску и подбору персонала на постоянной основе, в том числе размещение объявлений рекламного характера на сайте Общества, в средствах массовой информации (печатных и электронных) заявитель совершал самостоятельно или через иных контрагентов;

- в штате Общества в проверяемом периоде имелись сотрудники, в должностные обязанности которых входило осуществление функций по поиску и подбору персонала, которые подтвердили, что именно заявитель осуществлял подбор и поиск работников; допрошенные в качестве свидетелей менеджеры отдела по подбору персонала в судебном заседании подтвердили, что проводили предварительные переговоры и первичное собеседование, при прохождении которого кандидаты не сообщали
о направлении их какими-либо организациями-посредниками, Контрагенты свидетелям неизвестны;

- в результате анализа условий договоров и документов, характеризующих порядок их исполнения, установлено отсутствие заинтересованности заказчика в реальном исполнении порученных услуг, а также исполнителя - в своевременной и полной оплате их стоимости (в большей части услуги оказаны не в соответствии с заявками, не установлены сроки исполнения обязательств, от которых зависит срок исполнения обязательств Общества перед своими заказчиками, за нарушение которого предусмотрены штрафные санкции; при этом установлено, что заявитель осуществлял уплату заказчикам штрафных санкций за нарушение сроков предоставления услуг без предъявления, в свою очередь, соответствующих санкций Контрагентам; оплата услуг осуществлялась заявителем с нарушением предусмотренных договорами сроков и не в полном объеме, при этом Контрагентами претензии к налогоплательщику не предъявлялись);

- в подтверждение оказания услуг сторонами сделки не представлены документы, непосредственно содержащие информацию о результате оказанной услуги (контактные данные для связи, биографические и профессиональные данные кандидатов, результаты проведенных (организованных) Контрагентами тестирований и собеседований и т.д.);

- указанные в актах, отчетах (расшифровках к актам) сведения об услугах по «организации и проведению работ по поиску и подбору персонала», по «расклейке объявлений, раздаче постеров (визиток)» не содержат расшифровок конкретных видов услуг, их объема, стоимости единицы измерения, что не позволяет соотнести предъявленные услуги с заявками заказчиков (налогоплательщика), исключает возможность достоверной проверки заказчиком как самого факта оказания услуг, так и предъявленной стоимости услуг;

- единственными документами, предоставленными Обществом, в которых указаны сведения о работниках (Ф.И.О., специальность, квалификация и т.д.) и о Контрагентах, их предоставивших, являются ежемесячные отчеты отдела персонала; вместе с тем Обществом не представлены документы, на основании которых внесены сведения в данные отчеты (первичные документы); налогоплательщик не смог пояснить, кто конкретно из работников его отдела по подбору персонала составлял указанные отчеты, учитывая, что никому из них Контрагенты не были известны, как формировались сведения отчетов в отсутствие письменных списков предоставленного Контрагентами персонала;

- все допрошенные работники указали, что трудоустраивались напрямую в Общество без участия Контрагентов; информацию о вакансиях свидетели узнавали из объявлений заявителя, размещенных в СМИ, на сайте либо от знакомых; при этом никто не указал в качестве источника информации о вакансии расклеенные объявления либо полученные постеры, визитки; анкеты с информацией о себе направляли непосредственно заявителю по электронной почте, собеседование проходили с представителями Общества лично либо по телефону, заключение трудовых договоров осуществлялось в офисе Общества или его представителями на территории организаций-заказчиков.

Доводы Общества о том, что руководители Контрагентов подтвердили факт оказания услуг для него со ссылкой на нотариально заверенные показания, обосновано были отклонены, учитывая, что данное доказательство само по себе не свидетельствует о достоверности изложенных в пояснениях сведений, а указывает лишь на то, что подписи на пояснениях указанных лиц сделаны в присутствии нотариуса; при этом указанные лица не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Кроме того, руководители Контрагентов по повестке на допрос в качестве свидетеля в налоговый орган не явились.

Признавая правомерным привлечение Общества к налоговой ответственности по пункту 3 статьи 122 НК РФ, суды обоснованно указали, что из совокупности доказательств, представленных в материалы настоящего дела, следует, что причиной неполной уплаты в бюджет НДС и налога на прибыль в рассматриваемой ситуации явились умышленные действия должностных лиц налогоплательщика, заключающиеся в принятии к учету в целях исчисления налогов документов, составленных от имени Контрагентов; установленные в ходе проверки обстоятельства не позволили усомниться в отсутствии элементов случайности событий и, соответственно, в обоснованности квалификации противоправных действий налогоплательщика как умышленных.

Из правового анализа положений статей 169, 171, 172, 252 НК РФ, статьи 9 Закона № 402-ФЗ, Постановления № 53 следует, что при решении вопроса о возможности заявления налоговых вычетов (уменьшения налогооблагаемой прибыли) необходимо исходить из того, что счета-фактуры и документы, подтверждающие расходы, соответствуют предъявляемым к порядку их заполнения требованиям, что относящиеся к ним финансово-хозяйственные операции реально осуществлены. При этом у налогового органа отсутствует обязанность доказывать, какими конкретно контрагентами фактически были оказаны услуги, поскольку именно налогоплательщик должен подтвердить реальность оказания услуг  конкретным контрагентом, по взаимоотношениям с которым заявлена налоговая выгода.

Суд кассационной инстанции также отмечает, что реальность хозяйственных операций с контрагентом не может быть подтверждена результатом оказания услуг, его предъявлением заказчику, поскольку в подтверждение правомерности заявленных вычетов (расходов) налогоплательщиком должны быть представлены документы, отвечающие критериям статей 169, 171, 252 НК РФ и подтверждающие наличие реальных операций по осуществлению посреднических услуг.

Доводы Общества о несогласии с расчетом налоговых обязательств по налогам (ссылки на необходимость применения статьи 31 НК РФ, неверное применение статьи 54.1 НК РФ) были предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно отклонены.

Как верно отмечено судом, Обществом не учтено, что услуги, оформленные от имени Контрагентов, реально осуществлены самим налогоплательщиком, а документально подтвержденные расходы были учтены налоговым органом в полном объеме. Судом установлено, что в целях налогообложения налогом на прибыль расходы приняты в тех фактических размерах и объемах, которые в действительности были сформированы и учтены Обществом в соответствующих налоговых (отчетных) периодах (расходы по заработной плате работников Общества, материальные расходы и прочие).

Исходя из установленных обстоятельств по делу у налогового органа не имелось правовых оснований для применения расчетного метода при определении налоговых обязательств Общества, поскольку применение указанного способа возможно только в случае подтверждения реальности хозяйственных отношений, тогда как в данном случае реальность хозяйственных операций в отношении конкретных лиц не установлена и несение затрат по оказанным услугам, предусмотренным заключенными с Контрагентами договорами, Обществом не подтверждено.

На основании изложенного кассационная инстанция полагает, что налоговым органом определен размер налоговых обязательств Общества с учетом реального характера сделок и их действительного экономического смысла, и данные действия соответствуют нормам налогового законодательства и сложившейся правоприменительной практике.

Кассационная инстанция поддерживает вывод судов, что в рассматриваемом деле отсутствуют основания для признания недействительным решения налогового органа в оспариваемой части.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не выявлено.

Учитывая, что Обществом не приведено доводов и доказательств, отвечающих требованиям статей 67, 68 АПК РФ и подтверждающих несоответствие выводов судов, содержащихся в решении (постановлении), фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражными судами, и имеющимся в деле доказательствам, относительно нарушения либо неправильного применения норм материального права или норм процессуального права, кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 21.12.2020 Арбитражного суда Новосибирской области и постановление от 09.03.2021 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу № А45-21256/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Г.В. Чапаева
Судьи А.А. Бурова, И.А. Малышева

10

Re: Доначисления

АО «УЭМЗ» (организация, созданная 26.03.2019 путем реорганизации предприятия в форме преобразования) представило в инспекцию расчет по страховым взносам за расчетный (отчетный) период 6 месяцев 2019 года, произведенный с 01.01.2019.
Налоговым органом в приеме данного расчета отказано по мотиву необоснованного включения в базу для начисления страховых взносов выплат, начисленных организацией до проведения реорганизации.
При реорганизации юридического лица в форме преобразования расчетным периодом по страховым взносам, включающим в себя выплаты и иные вознаграждения, начисленные в пользу работников, для вновь созданной организации является период со дня создания (то есть со дня ее государственной регистрации) до окончания календарного года, в котором создана организация

Определение № 309-ЭС21-11604 Верховного Суда Российской Федерации от 09 сентября 2021 года по делу № А60-8016/2020

Судья Верховного Суда Российской Федерации Завьялова Т.В., изучив по материалам истребованного дела кассационную жалобу акционерного общества «Уральский электромеханический завод» (далее – АО «УЭМЗ», общество, заявитель) на решение Арбитражного суда Свердловской области от 22.09.2020 по делу № А60-8016/2020, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2020 и постановление Арбитражного суда Уральского округа от 07.04.2021 по тому же делу

по заявлению АО «УЭМЗ» о признании незаконным отказа Инспекции Федеральной налоговой службы по Кировскому району г. Екатеринбурга         (далее - инспекция, налоговый орган) от 29.07.2019 в приеме расчета по страховым взносам, произведенного с 01.01.2019; об обязании налогового органа устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества, а именно, принять корректировочный расчет по страховым взносам за полугодие 2019 года с определением базы по страховым взносам нарастающим итогом с учетом выплат, произведенных реорганизованным лицом с 01.01.2019; (при необходимости) организовать оперативное внесение изменений в используемое программное обеспечение для обработки корректировочного расчета в описанной выше ситуации; возвратить на расчетный счет АО «УЭМЗ» излишне начисленные и уплаченные страховые взносы в размере 1 870 216, 19 рублей и пени в сумме  21 429, 51 рублей,

установила:

решением Арбитражного суда Свердловской области от 22.09.2020, оставленным без изменения постановлениями Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2020 и Арбитражного суда Уральского округа
от 07.04.2021, требования оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе АО «УЭМЗ» ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных актов, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационных жалобе, представлении доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке и (или) для решения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

При изучении доводов кассационной жалобы и материалов дела, истребованного из Арбитражного суда Свердловской области, судья Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как установлено судами и следует из материалов дела, АО «УЭМЗ» (организация, созданная 26.03.2019 путем реорганизации предприятия в форме преобразования) представило в инспекцию расчет по страховым взносам за расчетный (отчетный) период 6 месяцев 2019 года, произведенный с 01.01.2019.

Налоговым органом в приеме данного расчета отказано по мотиву необоснованного включения в базу для начисления страховых взносов выплат, начисленных организацией до проведения реорганизации.

Вышестоящим налоговым органом выводы инспекции поддержаны.

Полагая, что отказ инспекции не соответствует положениям Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Налоговый кодекс), нарушает его права и законные интересы, а доначисленные в связи с этим суммы страховых взносов и пени являются ущербом, причиненным заявителю, последний обратился в суд с заявленными требованиями.

Руководствуясь положениями статей 50, 55, 80, 423, 431 Налогового кодекса, статей 57, 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив обстоятельства и представленные в материалы дела доказательства, суды, делая вывод об отсутствии  оснований для признания оспариваемого отказа инспекции незаконным, исходили из того, что при реорганизации юридического лица в форме преобразования расчетным периодом по страховым взносам, включающим в себя выплаты и иные вознаграждения, начисленные в пользу работников, для вновь созданной организации является период со дня создания (то есть со дня ее государственной регистрации) до окончания календарного года, в котором создана организация.

Вывод судов согласуется с изменениями, внесенными в статью 55 Налогового кодекса Федеральным законом от 18.07.2017 № 173-ФЗ, дополнившим указанную норму статьи пунктом 3.5 и установившим порядок исполнения обязанностей налогового агента по налогу на доходы физических лиц и в целях определения расчетного периода по страховым взносам.

Обстоятельства данного спора и представленные доказательства были предметом рассмотрения и оценки судов.

Приведенные заявителем доводы сводятся к изложению обстоятельств дела, которые были предметом исследования судов, получили надлежащую правовую оценку и мотивированно отклонены, не опровергают, не подтверждают существенных нарушений судами норм материального и (или) процессуального права и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке.

Исходя из вышеизложенного, оснований для передачи кассационной жалобы общества для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации не имеется.

Руководствуясь статьями 291.1, 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

определила:

отказать акционерному обществу «Уральский электромеханический завод» в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Т.В. Завьялова

11

Re: Доначисления

В общедоступный информационный ресурс ассоциации организаций налоговые органы внесли информацию о наличии в деятельности компании «налоговых разрывов». В частности, в отношении компании сообщалось о несформированном источнике для применения вычета по НДС. Основой для данной записи послужили письма ИФНС, направленные членам ассоциации, извещавшие о том, что, по данным декларации, в отношении компании не урегулирован вопрос принятия к вычету сумм НДС вследствие несформированного источника по цепочке поставщиков. При этом компания дала согласие на размещение этих сведений в общедоступном ресурсе.

Оспорить действия налоговиков по отправке данных писем в управлении ФНС компании не удалось, и она обратилась в суд.

Претензии истца состояли в следующем:

направление информационных писем налоговыми органами законом не предусмотрено;
была нарушена налоговая тайна (пп. 1 п. 1 ст. 102 НК РФ);
информация, приведенная в письмах, была недостоверной. В результате рассылки писем контрагенты отказались от работы с компанией;
налоговики понуждали изменить исчисленные налогоплательщиком обязательства даже без проведения налоговой проверки.
Арбитров первой и апелляционной инстанций доводы компании не убедили.

Судьи указали, что письма, предупреждающие о наличии неурегулированных налоговых разрывов, не содержат каких-либо властно-распорядительных предписаний для истца, не обязывают его пересматривать обязательства, не ущемляют истца в правах, поскольку не обеспечены мерами государственного принуждения. Содержание писем не создает для участников экономических отношений негативных правовых последствий.

Тем более что компания добровольно дала согласие на признание общедоступными сведений из налоговых деклараций, а также о наличии неурегулированных разногласий по несформированному источнику для принятия к вычету сумм НДС. Следовательно, противоречий с правилами соблюдения налоговой тайны по ст. 102 НК РФ нет.

Что касается оценки достоверности сведений, приведенных в письмах, судьи отметили, что это действие выходит за рамки предмета исследования спора.

В кассационной инстанции решение устояло.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.09.2021 № Ф04-4524/2021

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 3 сентября 2021 г. по делу N А46-12981/2020

Резолютивная часть постановления объявлена 30 августа 2021 года
Постановление изготовлено в полном объеме 03 сентября 2021 года
Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Малышевой И.А.
судей Кокшарова А.А.
Чапаевой Г.В.
при ведении судебного заседания с использованием средств аудиозаписи рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «АгроКорм» на решение от 25.01.2021 Арбитражного суда Омской области (судья Солодкевич И.М.) и постановление от 27.04.2021 Восьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Лотов А.Н., Иванова Н.Е., Шиндлер Н.А.) по делу N А46-12981/2020 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «АгроКорм» (ОГРН 1125543045430, ИНН 5504233719) к Инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Центральному административному округу г. Омска (ОГРН 1045507036816, ИНН 5504097777), Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Омской области (ОГРН 1045509009996, ИНН 5505037107) о признании незаконными действий.
Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, — общество с ограниченной ответственностью «Иствэй компани» (ОГРН 1165543080890, ИНН 5507170721), общество с ограниченной ответственностью «Сибирское масло» (ОГРН 1175543027769, ИНН 5506162679), общество с ограниченной ответственностью «Омскойл» (ОГРН 1165543092330, ИНН 5501178629), общество с ограниченной ответственностью ТК «Агротрейд» (ОГРН 1191690017991, ИНН 1655414389), Ассоциация добросовестных участников рынка агропромышленного комплекса (ОГРН 1187700019210, ИНН 7706460605).
В судебном заседании приняли участие представители:
от общества с ограниченной ответственностью «АгроКорм» — Идзон О.Л. по доверенности от 03.02.2020;
от Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному административному округу г. Омска — Василькова Е.В. по доверенности от 25.08.2021;
от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Омской области: Василькова Е.В. по доверенности от 25.08.2021, Цурпал Ю.В. по доверенности от 27.08.2021.
Суд

установил:

общество с ограниченной ответственностью «АгроКорм» (далее — ООО «АгроКорм», Общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Омской области с заявлением, уточненным в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), к Инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Центральному административному округу г. Омска (далее — ИФНС России N 2 по ЦАО г. Омска) о признании незаконными действий, выразившихся в распространении информации о наличии несформированного источника по цепочке поставщиков товаров (работ, услуг) для принятия к вычету сумм налога на добавленную стоимость (далее — НДС) в первом квартале 2019 года по взаимоотношениям с ООО «АгроКорм» путем направления информационного письма от 19.08.2019 N 09-16/19364 в адрес общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Веселый мельник» (далее — ООО «ТД «Веселый мельник»); к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Омской области (далее — МИФНС России N 4 по Омской области) о признании незаконными действий, выразившихся в распространении информации о наличии несформированного источника по цепочке поставщиков товаров (работ, услуг) для принятия к вычету сумм налога на добавленную стоимость в четвертом квартале 2019 года по взаимоотношениям с ООО «АгроКорм» путем направления информационного письма от 15.05.2020 N 1781 в адрес акционерного общества «Лузинский комбикормовый завод» (далее — АО «ЛКЗ»).
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: общество с ограниченной ответственностью «Иствэй компани» (далее — ООО «Иствэй компани»), общество с ограниченной ответственностью «Сибирское масло» (далее — ООО «Сибирское масло»), общество с ограниченной ответственностью «Омскойл» (далее — ООО «Омскойл»), общество с ограниченной ответственностью ТК «Агротрейд» (далее — ООО ТК «Агротрейд»), Ассоциация добросовестных участников рынка агропромышленного комплекса (далее — Ассоциация).
Решением от 25.01.2021 Арбитражного суда Омской области, оставленным без изменения постановлением от 27.04.2021 Восьмого арбитражного апелляционного суда, уточненные Обществом требования (указаны выше) оставлены без удовлетворения, в остальной части производство по делу прекращено.
Общество обратилось с кассационной жалобой на судебные акты в части отказа в удовлетворении заявленных требований, в которой, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам, просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты в указанной части и направить дело на новое рассмотрение. В обоснование жалобы приведены следующие доводы: суды включают в сведения, образующие налоговую тайну, информацию о наличии (отсутствии) налогового разрыва, в то время как ни понятие «налогового разрыва», ни определение состава сведений о «налоговом разрыве» в действующем налоговом законодательстве не предусмотрены; суды расширительно толкуют содержание пункта 1 статьи 102 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ), ссылаются на письма Федеральной налоговой службы, не являющиеся официальными разъяснениями налогового законодательства, содержащие ответы по частным обращениям налогоплательщиков; суды сделали не соответствующие доказательствам, имеющимся в материалах дела, выводы о наличии заинтересованности третьих лиц (ООО «ТД «Веселый мельник», АО «ЛКЗ») в информации об Обществе, о том, что налоговые органы не руководствовались при направлении информационных писем алгоритмом формирования информационного ресурса (далее — Алгоритм) о добровольном членстве Общества в Ассоциации, об отсутствии нарушений прав налогоплательщика в связи с направлением информационных писем; судами не дана оценка доводам заявителя о том, что Общество с 15.04.2019 не состоит на учете в ИФНС России N 2 по ЦАО г. Омска, в связи с чем данный налоговый орган не является территориальным налоговым органом по отношению к заявителю; «налоговые разрывы» были выявлены на уровне сельскохозяйственных производителей, что исключает возможность направления налоговыми органами информационных писем; суды необоснованно исключили из предмета доказывания вопрос о достоверности (недостоверности) информации о заявителе.
До рассмотрения кассационной жалобы от Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному административному округу г. Омска (далее — ИФНС России по ЦАО г. Омска) поступило ходатайство о процессуальном правопреемстве.
Определением от 30.08.2021 Арбитражного суда Западно-Сибирского округа произведена процессуальная замена стороны по делу — ИФНС России N 2 по ЦАО г. Омска на ее правопреемника — ИФНС России по ЦАО г. Омска.
В отзывах на кассационную жалобу ИФНС России по ЦАО г. Омска, МИФНС России N 4 по Омской области (далее — совместно — налоговые органы) считают доводы Общества несостоятельными, а судебные акты — законными и обоснованными, в связи с чем просят оставить их без изменения.
Ассоциация в отзыве на кассационную жалобу возражает против доводов Общества, просит оставить кассационную жалобу без удовлетворения; Ассоциация заявила ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы в отсутствие ее представителя, которое удовлетворено судом округа.
В судебном заседании явившиеся представители лиц, участвующих в деле, поддержали доводы кассационной жалобы и возражений, изложенных в отзывах на нее.
Учитывая надлежащее извещение о времени и месте проведения судебного заседания иных лиц, участвующих в деле, а также заявленное Ассоциацией ходатайство, кассационная жалоба рассмотрена в отсутствие их представителей в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 284 АПК РФ.
Суд кассационной инстанции, проверив в соответствии с положениями статей 284, 286 АПК РФ правильность применения судами норм материального и процессуального права, изучив материалы дела, исходя из доводов кассационной жалобы, не нашел оснований для отмены или изменения судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы.
Судами установлено и подтверждено материалами дела, что 02.11.2018 в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись об учреждении Ассоциации. В числе иных лиц членами Ассоциации являются ООО «ТД «Веселый мельник», АО «ЛКЗ».
Ассоциацией для достижения целей, определенных при ее создании, открыт и поддерживается информационный ресурс со сведениями об организациях, в отношении которых налоговыми органами через каналы ТКС передана информация о наличии несформированного источника для применения вычета по НДС (далее — информационные ресурс).
В указанном информационном ресурсе Ассоциацией 29.08.2019 размещены сведения об ООО «АгроКорм» как организации, в отношении которой налоговыми органами через каналы ТКС передана информация о наличии несформированного источника для применения вычета по НДС за 1 квартал 2019 года. Данные сведения внесены Ассоциацией в информационный ресурс на основании письма ИФНС России N 2 по ЦАО г. Омска от 19.08.2019 N 09-16/19364, адресованного ООО «ТД «Веселый мельник», следующего содержания: «Настоящим ИФНС России N 2 по ЦАО г. Омска сообщает, что на основании анализа данных, содержащихся в информационных системах налоговых органов, ситуация с выявленными обстоятельствами, свидетельствующими о наличии несформированного источника по цепочке поставщиков товаров (работ, услуг) для принятия к вычету сумм НДС по взаимоотношениям с контрагентом — продавцом ООО «АгроКорм» ИНН 5504233719, отраженного в налоговой декларации по НДС за 1 квартал 2019, не урегулирована. При этом ООО «АгроКорм» ИНН 5504233719 дало согласие на признание сведений, составляющих налоговую тайну, общедоступными по форме, утвержденной приказом ФНС России от 15.11.2016 N ММВ-7-17/615@».
Кроме того, МИФНС России N 4 по Омской области в адрес АО «ЛКЗ» направлено письмо от 15.05.2020 N 1781 (в электронном деле) следующего содержания: «МИФНС России N 4 по Омской области сообщает, что на основании анализа данных, содержащихся в информационных системах налоговых органов, ситуация с выявленными обстоятельствами, свидетельствующими о наличии несформированного источника по цепочке поставщиков товаров (работ, услуг) для принятия к вычету сумм НДС по взаимоотношениям с контрагентом ООО «АгроКорм» ИНН 5504233719, отраженным в налоговой декларации по НДС за 4 квартал 2019 года, не урегулирована. При этом ООО «АгроКорм» ИНН 5504233719 представлено согласие на признание сведений, составляющих налоговую тайну, общедоступными по форме, утвержденной приказом ФНС России от 15.11.2016 N ММВ7-17/615@».
Действия налоговых органов по направлению указанных писем оспорены в Управление Федеральной налоговой службы по Омской области (далее — Управление).
Решением Управления от 25.06.2020 N 16-22/09448@ (в электронном деле) в удовлетворении требований Общества отказано.
Данные обстоятельства послужили основанием для обращения Общества в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Суды, учитывая предмет заявленного Обществом требования (оспаривание действий налоговых органов), его правовое и фактическое обоснование, рассмотрев дело по правилам главы 24 АПК РФ, не установили наличие совокупности предусмотренных процессуальным законом оснований, необходимых для удовлетворения заявления, в связи с чем оставили заявленные требования без удовлетворения.
Суд кассационной инстанции, поддерживая позицию судов, исходит из следующего.
В силу положений главы 24 АПК РФ требование Общества о признании незаконным действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц подлежит удовлетворению при доказанности наличия совокупности следующих условий: несоответствие действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Обязанность доказывания законности оспариваемого действия (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган, который совершил действие (бездействие) (часть 5 статьи 200 АПК РФ).
На основании статьи 65 АПК РФ обязанность по обоснованию и доказыванию фактов нарушения прав и законных интересов возлагается на лицо, обратившееся в арбитражный суд в порядке главы 24 АПК РФ. Заявитель, ссылаясь на наличие нарушений его прав и законных интересов действиями (бездействием) органа, осуществляющего публичные полномочия, должен указать суду, в чем конкретно выразились данные нарушения и представить надлежащие доказательства наличия этих нарушений и неблагоприятных последствий.
Обращаясь с заявлением в порядке главы 24 АПК РФ, Общество в обоснование своей позиции указывало на то, что направление налоговыми органами указанных выше информационных писем не предусмотрено законодательством Российской Федерации о налогах и сборах; налоговые органы должны были действовать с соблюдением требований подпункта 1 пункта 1 статьи 102 НК РФ, рекомендаций, изложенных в письмах Федеральной налоговой службы от 15.11.2016 N ММВ-7-17/615@, от 09.10.2018 N ЕД-4-2/19656, а также обеспечить распространение о налогоплательщике исключительно достоверной информации; ввиду оспариваемых действий контрагентами приняты решения об отказе от экономических отношений с ним, заявитель понуждается к изменению налоговых обязательств, исчисленных им самостоятельно, без проведения в установленном НК РФ порядке налоговой проверки.
Принимая решение и постановление, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, оценивая доводы заявителя, руководствуясь положениями статей 198, 201 АПК РФ, статьи 102 НК РФ, Закона Российской Федерации от 21.03.1991 N 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации», во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу об отсутствии оснований для признания действий налоговых органов незаконными.
Отклоняя доводы Общества, суды обоснованно исходили из того, что особенностью рассмотрения дел в порядке, установленном главой 24 АПК РФ, является характер правоотношений между органом, осуществляющим публичные полномочия, и лицом, осуществляющим предпринимательскую и иную экономическую деятельность.
Сущность этих отношений основана на властном подчинении одной стороны другой. При этом признаком действия публичного органа, оспариваемого на основании главы 24 АПК РФ, является наличие в нем предписаний (правил поведения) властно-распорядительного характера, обязательных для лица, в отношении которого совершено соответствующее действие.
Такое действие должно быть направлено на установление, изменение или отмену прав и обязанностей конкретного лица, в отношении которого оно совершается, в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности, а также обеспечиваться мерами государственного принуждения.
В рассматриваемом случае Общество оспорило в рамках главы 24 АПК РФ законность писем налоговых органов, адресованных иным хозяйствующим субъектам — участникам Ассоциации, содержащих сведения о наличии неурегулированных налоговых разрывов (несформированного источника для принятия к вычету НДС) в цепочке поставщиков с участием заявителя, которые лишены всех перечисленных выше признаков: не содержат властно-распорядительных предписаний для заявителя, непосредственно не порождают изменений в его правах и обязанностях, не обеспечены мерами государственного принуждения, что исключает удовлетворение требования заявителя в соответствии с предметом и обоснованием заявленного им требования.
Оценивая доводы Общества о нарушении налоговой тайны при рассылке указанных писем, суды обоснованно исходили из положений статьи 102 НК РФ, истолкованной с учетом правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 30.09.2004 N 317-О, приказа ФНС России от 15.11.2016 N ММВ-7-17/615@ «Об утверждении формы, формата согласия налогоплательщика (плательщика страховых взносов) на признание сведений, составляющих налоговую тайну общедоступными, порядка заполнения формы, а также порядка его представления в налоговые органы», письма ФНС России от 09.10.2018 N ЕД-4-2/19656@, допускающих распространение общедоступных сведений, полученных налоговым органом, в том числе ставшими таковыми с согласия их обладателя — налогоплательщика (плательщика страховых взносов).
Установив, что Общество, воспользовавшись предоставленным ему правом, добровольно представило предусмотренное законом согласие на признание общедоступными сведений из налоговых деклараций (расчетов) и сведений о наличии (урегулировании/неурегулировании) несформированного источника по цепочке поставщиков товаров (работ/услуг) для принятия к вычету сумм НДС; указанная информация в отношении Общества с его прямого волеизъявления является общедоступной и не ограниченной в распространении, пришли к верному выводу о том, что распространение сведений в отношении Общества о наличии или отсутствии налогового разрыва посредством направления информационных писем членам Ассоциации, в частности ООО «ТД «Веселый мельник», АО «ЛКЗ», проявившим заинтересованность в них с целью оценки собственных рисков ведения хозяйственной деятельности, не противоречит правилам статьи 102 НК РФ и не нарушает прав заявителя.
Отклоняя доводы Общества со ссылкой на локальные правовые акты Ассоциации (алгоритм формирования информационного ресурса «Хартия АПК»), суды обоснованно отметили, что Алгоритм не является документом, регламентирующим деятельность налогового органа, в том числе при осуществлении процедуры информирования о таких обстоятельствах, как налоговые разрывы (сведения о наличии в цепочке хозяйственных отношений несформированного источника вычета (возмещения) НДС); требования указанного Алгоритма не регулируют и не могут регулировать деятельность ФНС России; заявитель, дав согласие на общедоступность сведений о нем, принял на себя риск того, что эти сведения по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 102 НК РФ могут быть предоставлены налоговым органом каждому и без каких-либо условностей, закрепленных в актах Ассоциации.
Проанализировав содержание информационных писем, суды правильно установили, что письма содержат сведения, не влекущие правовых последствий, в том числе — для правового статуса налогоплательщика, и само по себе их содержание не создает для Общества или иных участников экономических отношений негативных правовых последствий.
Установив данные обстоятельства, учитывая, что выраженное налоговым органом мнение в указанной в информационных письмах форме не обязывает заявителя к совершению каких-либо обязательных действий или воздержанию от их совершения, суды обоснованно отклонили доводы Общества о нарушении его прав действиями налоговых органов, направивших информационные письма.
При этом судами обоснованно отмечено, что оценка соответствия действительности информации, изложенной в информационных письмах, выходит за рамки предмета исследования по спору, рассматриваемому по правилам главы 24 АПК РФ.
Не установив предусмотренной статьями 198, 201 АПК РФ совокупности условий, необходимой для признания незаконными оспариваемых действий налоговыми органами, суды правомерно отказали Обществу в удовлетворении заявленных требований.
В целом доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения судов и получили правовую оценку; данные доводы не опровергают выводов судов и, по существу, направлены на переоценку доказательств и установленных судами фактических обстоятельств дела, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.
Иное толкование Обществом законодательства о налогах и сборах, а также иная оценка обстоятельств спора не свидетельствуют о неправильном применении судами норм права.
Нормы материального права применены судами первой и апелляционной инстанций правильно к установленным по делу обстоятельствам. Суд кассационной инстанции не установил нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов.
При таких обстоятельствах оснований для отмены судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы не имеется.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины с кассационной жалобы относятся на заявителя.
Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 25.01.2021 Арбитражного суда Омской области и постановление от 27.04.2021 Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А46-12981/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
И.А.МАЛЫШЕВА

Судьи
А.А.КОКШАРОВ
Г.В.ЧАПАЕВА

shalomoskva

12

Re: Доначисления

Инспекция провела выездную налоговую проверку в отношении ООО. В результате было вынесено решение о начислении штрафа, доначислении налога на прибыль и НДС. Основание – умышленное искажение фактов хозяйственной жизни с целью получения налоговой экономии. Налоговики настаивали, что сделка с одним из контрагентов общества – ООО «Солярис» являлась фиктивной, основной ее целью было создание формального документооборота для получения налоговых вычетов по НДС и признания затрат в расходах по прибыли.

Управление ФНС позицию коллег поддержало, и общество обратилось в суд с иском об отмене решения.

Согласно пункту 2 ст. 54.1 НК РФ право на уменьшение налоговой базы по прибыли возникает при одновременном соблюдении следующих условий:

целью сделки не является неуплата, зачет или возврат налога;
обязательства исполнены лицами, являющимися сторонами договора либо уполномочены на это договором или законом.
ИФНС посчитала, что названные условия общество нарушило. Следовательно, правом на уменьшение налога на прибыль, а также на применение вычетов по НДС воспользоваться не может.

В качестве доказательств инспекторами приведены следующие факты.

В ходе допроса руководитель контрагента общества — ООО «Солярис» призналась, что на самом деле работала кассиром в магазине «Пятерочка». Данные табеля учета рабочего времени магазина подтвердили показания кассира – в проверяемый период она действительно работала на кассе. На регистрацию бизнеса на свое имя женщина согласилась за вознаграждение и никакого отношения к реальной финансово-хозяйственной деятельности компании не имела. Таким образом, был подтвержден факт подписания договора, счетов-фактур, ТТН лицом, которое являлось руководителем лишь номинально.

Не в пользу контрагента говорил и тот факт, что он имел 119 дополнительных видов деятельности, которые к реальной сфере работы компании не имели отношения.

На фирму не были зарегистрированы ни земельные участки, ни недвижимость, ни транспорт, ни ККТ.

Установлено, что по месту регистрации организация не находится и деятельность по нему не осуществляет.

Движение по счетам ООО «Солярис» носило транзитный характер. Все перечисления производились с одной целью – вывода денежных средств.

Что касается проверки в отношении истца, инспекторы обнаружили, что руководителем и учредителем общества являлась женщина, которая в этот период числилась укладчиком-упаковщиком в другой компании. Табель учета рабочего времени в этой должности подтверждал, что исполнять обязанности руководителя общества она физически не могла. То есть и здесь было доказано, что документы подписывались номинальным руководителем.

Фиктивность сделки между истцом и спорным контрагентом ИФНС установила по следующим фактам:

по договору поставка товара осуществлялась транспортом покупателя со склада поставщика. Однако по указанному в документах адресу помещение арендует другая компания. Владелец склада не давал кому-либо разрешений на субаренду. Начальник склада и охрана не слышали об ООО «Солярис». Заявленные в документах большегрузы «Скания» на территорию никогда не заезжали. То есть фактически поставок не было;
данные транспортных накладных были сопоставлены с датами и маршрутом движения ТС, зафиксированными системой «Платон». Выяснилось, что фактически поездки осуществлялись по другим маршрутам. Водители большегрузов доставку груза, указанного в документах, не подтверждали и по адресу, указанному в накладной в качестве склада, никогда не ездили;
производитель товара предоставил суду список покупателей. Среди них не оказалось ни истца, ни его контрагента.
Указанные обстоятельства суд посчитал достаточными для того, чтобы признать сделку фиктивной – реальной поставки товара не было. Исключительно формальный документооборот первичных документов не может подтвердить реальность операций, следовательно, права на вычеты и признание затрат в расходах по прибыли не дает.

Таким образом, решение ИФНС осталось в силе.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 21 сентября 2021 г. по делу N А66-6027/2021

(резолютивная часть решения объявлена 21.09.2021)
Арбитражный суд Тверской области в составе судьи Балакина Ю.П., при ведении протокола секретарем Глуховой А.Н., рассмотрел в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Производственная компания Киндекор» к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Тверской области об оспаривании решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения,
в заседании приняли участие:
от заявителя — Вишнякова М.И., Фасхетдинова И.В;
от ответчика — Никулина О.А., Конышева Л.В.;

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Производственная компания Киндекор» (далее — заявитель, Общество, ООО «ПК Киндекор») обратилось в Арбитражный суд Тверской области с заявлением, в котором просит признать решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Тверской области (далее — ответчик, Инспекция) от 07.09.2020 N 12-14/3 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения недействительным в полном объеме.
В судебном заседании Заявитель поддержал заявленные требования по доводам заявления и дополнительных пояснений, мотивируя их добросовестным поведением Общества при его взаимоотношениях с ООО «Солярис», а также, что представленные налогоплательщиком первичные документы по взаимоотношениям с ООО «Солярис» подтверждают правомерность применения налоговых вычетов по НДС, расходов по налогу на прибыль организаций и реальность хозяйственных операций с указанным поставщиком. При этом Заявитель утверждает, что им проявлена должная осмотрительность при выборе названной организаций в качестве контрагента; допущены нарушения при проведении допросов свидетелей и обследовании помещения; показания свидетелей, опрошенных налоговым органом, искажены и не доказывают отсутствие приобретения и поставки полистирола; затраты на покупку и доставку полистирола документально обоснованы; расчеты о фактическом расходовании полистирола проведены в отсутствии специальных познаний; судебный акт по делу N А66-10754/2018 не имеет преюдициального значения. В обоснование своей позиции представляет протоколы допросов свидетелей и заключения почерковедческих экспертиз, проведенные нотариусом.
Инспекция с заявленными требованиями не согласилась по основаниям, изложенным в отзыве на заявление и дополнительных пояснениях к нему, считает оспариваемое решение законным и обоснованным, полагает, что из совокупности документов и установленных фактов следуют выводы, указанные в оспариваемом решении.
Как следует из материалов дела и пояснений представителей сторон, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка, по результатам которой вынесено решение N 12-14/3 от 07.09.2020 (т. 3 л.д. 49-82), согласно которому Общество привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной п. 3 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в размере 706 000,00 рублей. Также, решением доначислены налог на прибыль организаций в размере 7 491 800,00 рублей, налог на добавленную стоимость (далее — НДС) в размере 6 724 800,00 рублей и пени в общем размере 6 234 883,99 рублей.
Основанием для доначисления налогов являются выводы Инспекции о том, что ООО «ПК Киндекор» умышленно исказило сведения о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и бухгалтерском учете, налоговой отчетности, поскольку основной целью заключения сделки с контрагентом ООО «Солярис» являлось необоснованное получение налоговой экономии с использованием формального документооборота в целях неправомерного заявления налоговых вычетов по НДС и учета расходов по налогу на прибыль организаций. Контрагент ООО «Солярис» не являлся реальным участником хозяйственной деятельности по реализации полистирола марки «Старовит 102D» в адрес Общества при отсутствии его реальной поставки/доставки, которая так же формально оформлена через перевозчика ООО «Яркар», с целью создания видимости по исполнению обязательств по доставке полистирола от ООО «Солярис».
Решением УФНС России по Тверской области от 22.01.2021 N 08-11/276 (т. 3 л.д. 95-102) решение Инспекции о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 07.09.2020 N 12-14/3 оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ООО «ПК Киндекор» без удовлетворения.
Решением ФНС России от 11.06.2021 N КЧ-4-9/8193@ (т. 8), жалоба ООО «ПК Киндекор» на решения Инспекции и УФНС по Тверской области оставлена без удовлеторения.
Не согласившись с решением Инспекции N 12-14/3 от 07.09.2020, Общество обратилось в Арбитражный суд Тверской области с рассматриваемым заявлением.
Рассмотрев материалы дела, заслушав пояснения сторон, оценив представленные по делу доказательства в их совокупности по правилам ст. 71 АПК РФ, суд пришел к следующим выводам.
...
Инспекцией установлено, что Долгова О.В. в проверяемый период работала в АО «ТД Перекресток» в период с 11.08.2011 по 31.12.2015 в должности продавца кассира. С 01.01.2016 принята в порядке перевода в ООО «Агроторг», что подтверждено табелем рабочего времени за 2016 год (ход-во НО от 02.07.21 файл 2. АО ТД Перекресток ИФНС N 22 Опись по требованию N 34151 от 08.08.2019.doc; файл 3. АО ТД Перекресток ИФНС N 22 к требованию Личная карточка Долговой О.В. pdf; файл 4. ООО Агроторг сопр. письмо с ответом на Требование N 17-08-01_244 от 13.01.2020.docx).
В ходе допроса свидетель Якимова М.С. сообщила, что с сентября 2014 года по сентябрь 2015 года работала бухгалтером в ООО «Солярис». Кем было организовано ООО «Солярис» ей неизвестно, когда она пришла на работу в ООО «Солярис», фирма уже работала. Основной вид деятельности — продажа автозапчастей. В ее должностные обязанности входила проверка накладных по приходу товара. Она получала заработную плату в ООО «Солярис» безналичным путем. В период ее работы вся документация находилась по юридическому адресу организации. Долгова Ольга Викторовна ей знакома, она являлась генеральным директором ООО «Солярис» (ход-во НО от 21.06.21 файл 8. Протокол допроса Якимова М С бухгалтер ООО Солярис.pdf; том 2 лист 98-100).
Кроме перечисленных лиц ООО «Солярис» за 2015 год представило справки по форме 2-НДФЛ еще на 6 работников: Багаутдинов И.Р., Судаков В.Н., Дроздов А.Н., Александровский И.И., Мякушкин Н.Н., Шипов О.В. За 2016 год ООО «Солярис» еще на Багаутдинова И.Р.
Свидетели Судаков В.Н. и Багаутдинов И.Р. при проведении допросов свое трудоустройство и получение заработной платы в данной организации отрицают (ход-во НО от 21.06.21 файл 10. Протокол допроса Судаков В.Н. сотрудник ООО Солярис.pdf; файл 9. Протокол допроса Багаутдинов И.Р. сотрудник ООО Солярис.pdf; том 2 лист 101-106). Сотрудник ООО «Солярис» Шипов О.В. умер 19.06.2014, при этом справка 2-НДФЛ представлена за период с января по июнь 2015 года, т.е. после смерти Шипова О.В. Сотрудник Мякушкин Н.Н. на допрос не явился в связи со смертью (ход-во НО от 02.07.21 файл 6. Сведение из ЕГРН в отношении смерти Шипова О.В. docx; файл 7. Сведение из ЕГРН в отношении смерти Мякушкин Н.Н..docx). Свидетели Дроздов А.Н. и Александровский И.И. на допрос не явились без указания причин.
Общество ошибочно полагает, что проявило должную осмотрительность при взаимодействии ООО «Солярис», получив о данном контрагенте все те сведения, которые были ему доступны и полученная информация не давала повода усомниться в реальности деятельности ООО «Солярис».
Факт регистрации ООО «Солярис» в ЕГРЮЛ не является достаточным доказательством, свидетельствующим о реальности как существования юридического лица, так и проводимых им хозяйственных операций. При заключении сделки налогоплательщик должен был не только затребовать учредительные документы, но и удостовериться в личности лиц, действующих от имени юридического лица. Долгова О.В. в ходе допроса, сообщила, что являлась руководителем ООО «Солярис» номинально, так как регистрировала фирму за денежное вознаграждение. Документов, а так же чистых листов, кроме регистрационных и доверенности на ведение деятельности от ее лица, она не подписывала. Между тем договор, счета-фактуры, товарные накладные, ТТН, акты сверки подписаны непосредственно от имени руководителя ООО «Солярис» Долговой О.В.
Таким образом, Заявителем не проверены документы, устанавливающие личность и полномочия лица, подписавшего документы от лица указанного контрагента. В то время как реальность хозяйственных операций с контрагентом определяется не только представленными документами, но и реальностью поставок силами именно заявленного поставщика.
Так же, из материалов дела следует, что ООО «Солярис» зарегистрировано 05.07.2012 и 22.10.2018 принудительно исключено из ЕГРЮЛ как недействующее юридическое лицо. Основной вид деятельности ООО «Солярис» — Торговля оптовая неспециализированная (ОКВЭД 46.90), при этом заявлено 119 дополнительных видов деятельности, не относящиеся к конкретной сфере деятельности и деятельность организации не ориентирована на конкретное направление в бизнесе (ход-во НО от 02.07.21 файл 1. Сведение из ЕГРЮЛ в отношении видов деятельности ООО Солярис.docx). Отсутствуют земельные участки, недвижимое имущество, транспортные средства, контрольно-кассовая техника не зарегистрирована. Согласно представленному Инспекцией акту обследования адреса места нахождения постоянно действующего исполнительного органа юридического лица от 12.10.2017 установлено, что ООО «Солярис» по адресу регистрации: 125459, г. Москва, б-р Яна Райниса, д. 19, 2 не находится и деятельность не осуществляет (ход-во НО от 21.06.21 файл 12. Акт обследования юр. адреса ООО Солярис.pdf; том 2 лист 107).
Общество указывает, что акт обследования места нахождения юридического лица ООО «Солярис» от 12.10.2017, согласно которому общество не находится по указанному адресу, не может подтверждать обстоятельство не нахождения контрагента по юридическому адресу так составлен спустя 10 месяцев после окончания проверяемого периода. Общество полагает, что нарушена процедура обследования и составления соответствующего акта, что повлекло исключение ООО «Солярис» из ЕГРЮЛ.
Между тем, из материалов дела следует, что ООО «Солярис» с момента регистрации находилось по одному и тому же адресу (125459, г. Москва, б-р Яна Райниса, д. 19, 2), следовательно, на момент обследования адреса в 2017 году, общество также должно было находится по указанному адресу. Сведения об оспаривании факта исключения ООО «Солярис» из ЕГРЮЛ как недействующее юридическое лицо отсутствуют. Доказательств обратного налогоплательщиком в материалы дела не представлено.
При указанных обстоятельствах, Инспекция пришла к обоснованному выводу о том, что отсутствие ООО «Солярис» по юридическому адресу исключает возможность заключения и исполнения с проверяемым налогоплательщиком реальных сделок.
В ходе анализа движения денежных средств по расчетным счетам ООО «Солярис» налоговым органом установлено, что движение денежных средств по расчетному счету носит транзитный характер. Денежные средства обществу поступают с назначением платежа: за климатическое оборудование и комплектующие, за химические добавки, полистирол, резистор, плату печатной индикации, диод, преобразователь, микросхему, запчасти, шину, сенсор. ООО «Солярис» перечисляет денежные средства за: переключатели, полистирол, лазерные диоды, циркуляторы, за хим. добавки, за климатическое оборудование и комплектующие, микросхемы, запчасти, за субаренду складского помещения, перечисление зарплаты (ход-во НО от 02.07.21 файл 12. ООО Солярис выписка банка.pdf; том 2 лист 116-118).
При анализе движения денежных средств по расчетным счетам налогоплательщика и контрагента ООО «Солярис» налоговым органом установлено, что денежные средства в сумме 46 248 тыс. руб., поступившие на расчетный счет ООО «Солярис» от ООО «ПК Киндекор», через цепочку организаций, в том числе и не осуществляющих реальную финансово-хозяйственную деятельность, возвращаются в ООО «КИН» — учредитель и руководитель Котов И.Н., который в проверяемом периоде являлся одновременно учредителем ООО «ПК Киндекор» с долей участия 17,5%, с назначением платежа «за материалы, заемные средства». Далее денежные средства перечисляются руководителю и учредителю ООО «КИН» Котову И.Н. в виде заработной платы.
Оставшаяся сумма долга согласно представленной ООО «ПК Киндекор» карточке счета 60 за 2016 год в разрезе контрагента ООО «Солярис» в размере 6 692 тыс. руб. переносится на ООО «Кронверк» по договору уступки прав N 2/2016 от 08.08.2016 (ход-во НО от 02.07.21 файл 13. Уступка прав требования ООО Солярис ООО Кронверк.pdf, файл 14. Уступка права ООО ПК Киндекор карточка счета 60.pdf, файл 15. Уступка права ООО Конфуции в отношении Комаровой В И рук. ООО Кронверк.pdf; том 2 лист 91-95).
Из договора следует, что ООО «Кронверк» принимает права (требования) ООО «Солярис» по денежному обязательству ООО «ПК Киндекор». Общая задолженность составляет 6 692 600 рублей. В соответствии с банковской выпиской, актами сверок денежные средства в полном размере перечислены ООО «ПК Киндекор» на расчетный счет ООО «Кронверк». При этом стороны прямо предусмотрели безвозмездный характер своих отношений, так как представленный договор уступки права (требования) не содержит положений об ответственности ООО «Кронверк» перед ООО «Солярис» за переданное право (требование), отсутствует эквивалентный размер переданного права (требования) и встречного обязательства. При указанных обстоятельствах, договор об уступке прав (требований) между ООО «Кронверк» и ООО «Солярис» является договором дарения между двумя коммерческими организациями, что запрещено законодательством (пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ). Таким образом, представленный договор уступки права (требования) является ничтожным, а сделка притворной.
При указанных обстоятельствах, Инспекция пришла к обоснованному выводу о том, что ООО «ПК Киндекор» осуществило перечисление денежных средств в ООО «Кронверк» с целью вывода денежных средств.
Так же, из материалов дела следует, что ООО «Кронверк» создано 13.07.2016 и 17.06.2021 исключено из ЕГРЮЛ в связи с наличием сведений о недостоверности. Основным видом деятельности является торговля оптовая неспециализированная. Руководителем и учредителем в проверяемый период являлась Комарова Валентина Ивановна. В отношении Комаровой В.И. за 2016 год представлены справки о доходах физического лица (форма 2-НДФЛ) налоговыми агентами: ООО «Кронверк» с июля по декабрь 2016 года; ООО «Балтика» с сентября по декабрь 2016 года (среднесписочная численность 1 человек); ООО «Конфуций» с января по декабрь 2016 года (среднесписочная численность 34 человека). При этом ООО «Конфуций» сообщило, что Комарова В.И. работает с 02.09.2013 укладчиком упаковщиком. Образование среднее общее. В соответствии с табелем рабочего времени за 2016 год график работы 5 дней в неделю по 8 часов в день, что подтверждается личной карточкой и табелем учета рабочего времени. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что Комарова В.И. фактически не могла принимать ежедневные решения, касающиеся финансово-хозяйственной деятельности ООО «Кронверк», где числилась руководителем, так как в указанные периоды времени была занята исполнением трудовых обязанностей в ООО «Конфуций».
В ходе проведения проверки Инспекция пришла к выводу о том, что спорный контрагент ООО «Солярис» не оказывал налогоплательщику услуги по поставке полистирола, а использование фиктивного документооборота лишь создает видимость реальной сделки между ООО «ПК Киндекор» и заявленным контрагентом.
Признавая обоснованными выводы налогового органа о не подтверждении ООО «ПК Киндекор» факта поставки от ООО «Солярис», суд принял во внимание следующие обстоятельства.
В соответствии с п. 5.1. выше указанного договора поставка товара производится автотранспортом покупателя со склада поставщика, расположенного по адресу: 127018, г. Москва, ул. Складочная, дом 3, строение 12, куда поставщик обязан обеспечить беспрепятственный въезд автотранспорта на территорию загрузки.
Из акта обследования помещений, документов, предметов N 1 от 15.10.2017, проведенного при участии представителя собственника помещения Лемешевой Л.Г., установлено, что по адресу г. Москва, ул. Складочная, д. 3, стр. 12 находится одноэтажное кирпичное здание. В данном здании с 2012 года находится склад ООО «Стрит Стайл» (до ноября 2015 года называлось ООО «Кикбокс Дистрибьюшн»). Собственник помещения ООО «Промстарт» разрешения на субаренду этого здания не давало. ООО «Стрит Стайл» занимается реализацией брендовой одежды. Осмотр склада показал, что на складе находится только одежда в пакетах и коробках, а так же обувь. Мешков с полистиролом обнаружено не было. Начальник склада о ООО «Солярис» никогда не слышал и никогда товар ООО «Солярис» на складе ООО «Стрит Стайл» не находился. Начальник склада ООО «Стрит Стайл» от подписи отказался. Со слов охранников на КПП к ООО «Стрит Стайл» никогда не приезжали большегрузные машины типа СКАНИЯ, рассчитанные на 10 тонн. Разовые пропуска на КПП хранятся только 1-2 месяца. На здании, расположенном по адресу г. Москва, ул. Складочная, д. 3, стр. 12 отсутствует вывеска с названием организации, нет вывески ООО «Солярис». Работники соседнего строения на территории, а так же собственники помещений и охранники на КПП никогда не слышали об ООО «Солярис» (ход-во НО от 21.06.21 файл 11. Акт обследования склада ООО Солярис на ул. Складочная.pdf; том 2 лист 109).
...
В ходе допроса кладовщиков ООО «ПК Киндекор» Кладовой (ранее Куршавкина) О.Н. и Бобинкиной И.В. установлено, что осуществляя руководство работ по погрузке, выгрузке и раскладе полистирола они не смогли однозначно подтвердить прием, хранение и передачу полистирола в производство, поступившего от ООО «Солярис» (ход-во НО от 21.06.21 файл 30. Протокол допроса Кладова О Н кладовщик ООО ПК Киндекор с ТН и ПО для обозрения подписи.pdf; файл 29. Протокол допроса Бобинкина И В кладовщик ООО ПК Киндекор с ТН и ПО для обозрения подписи.pdf; том 2 лист 66; том 2 лист 68-69 соответственно).
Согласно пояснениям налогоплательщика в ответ на требование налогового органа N 87 от 04.03.2019, ведение журнала учета въезда-выезда автотранспорта на территорию ООО «ПК Киндекор» предприятием не предусмотрено (ход-во НО от 21.06.21 файл 48. Ответ ООО ПК Киндекор на требование N 87 от 04.03.2019 журнал въезда авто не предусмотрен.docx).
Таким образом, из совокупности собранных в ходе проверки доказательств суд приходит к выводу, что доставка полистирола от ООО «Солярис» в адрес ООО «ПК «КИНДЕКОР» отсутствует.
С целью установления факта приобретения полистирола спорным контрагентом ООО «Солярис», налоговым органом истребованы документы у контрагентов второго звена ООО «СитиСтрой» и ООО «ВЕГА» (ход-во НО от 02.07.21 файл 16. ООО Солярис док-ты ООО СитиСтрой и ООО Вега Опись в ИФНС 33 от 07.07.2016.pdf).
ООО «Солярис» в подтверждение факта приобретения полистирола представлены:
— договор N 17/СС от 19.06.2013, заключенный между ООО «Солярис» (Покупатель) и ООО «СитиСтрой» (Продавец). Товарные накладные, счета-фактуры к договору (ход-во НО от 02.07.21 файл 17. ООО СитиСтрой доковор с-ф ТН.pdf; том 2 лист 131-140);
— договор N 8 от 11.01.2016, заключенный между ООО «Солярис» (Покупатель) и ООО «ВЕГА» (Продавец). Счета-фактуры, товарные накладные (ход-во НО от 02.07.21 файл 18. ООО Вега договор с-ф ТН.pdf; том 2 лист 141-147).
Документы, подтверждающие доставку полистирола в адрес ООО «Солярис», продавцами ООО «СитиСтрой» и ООО «ВЕГА» не представлены. Расходы на оплату транспортных услуг в проверяемый период по расчетным счетам ООО «Вега», ООО «СитиСтрой» отсутствуют.
Условия указанных договоров идентичны. В соответствии с п. 1.1 договора Поставщик обязуется передать в собственность Покупателя, а Покупатель — принять и оплатить полистирол общего назначения марки 102D и марки 585. В соответствии с п. 4.2 договора Поставка товара производится на склад: расположенный по адресу: 127018, г. Москва, ул. Складочная, дом 3, строение 12 за счет Поставщика и его силами. В соответствии с п. 11.2 Договора в случае если ни одна из сторон не позднее чем за 14 календарных дней не известит другую сторону о прекращении действия договора, то договор считается пролонгированным на следующий год.
При исследовании товарных накладных между ООО «Солярис» и ООО «ПК Киндекор» и между ООО «Солярис» и ООО «Ситистрой», ООО «Вега» установлено, что ООО «Солярис» приобретал полистирол в необходимом количестве. Однако даты поставок не совпадают. Следовательно, налоговым органом сделан обоснованный вывод, что приобретенный полистирол должен был храниться на складе ООО «Солярис» до реализации его в адрес ООО «ПК Киндекор». При этом как указано выше и установлено материалами дела, собственник складского помещения ООО «Промстарт» отрицает факт аренды ООО «Солярис» данного помещения и не подтверждает хранение полистирола, сотрудники склада никогда не слышали об ООО «Солярис».
Таким образом, доводы Общества о закупке полистирола ООО «Солярис» у своих контрагентов с возможностью его хранения или приобретением с отсрочкой платежа, опровергнуты имеющимися в деле доказательствами.
ООО «СитиСтрой» создано 17.08.2012 и 19.03.2018 исключено из ЕГРЮЛ по решение налогового органа как недействующее юридическое лицо. По юридическому адресу ООО «СитиСтрой» отсутствует. Косвенные признаки осуществления деятельности (вывески, реклама, табличка и т.п.) отсутствуют. По указанному адресу зарегистрировано более 200 юридических лиц. Руководитель ООО «СитиСтрой» в период с 22.09.2015 по 19.03.2018 Болотина Г.Н. (протокол допроса от 16.06.2016 N 15/018) отрицает факт своего руководства и подписания документов по взаимоотношениям с ООО «Солярис» в период действий своих полномочий (ход-во НО от 21.06.21 файл 31. ООО СитиСтрой контрагент ООО Солярис Акт обследования.PDF; том 2 лист 150; файл 34. Протокол допроса Болотина Г.Н. руководитель ООО СитиСтрой.pdf; том 3 лист 1-4).
По расчетному счету ООО «СитиСтрой» не установлены какие-либо затраты, возникающие при осуществлении реальной хозяйственной деятельности. ООО «Солярис» является единственным покупателем полистирола у ООО «СитиСтрой». Остальные покупатели перечисляют денежные средства с назначением платежа «за краску», «за строительные материалы», «за буровой инструмент». Основной статьей расхода является приобретение строительных материалов (ход-во НО от 02.07.21 файл 19. ООО СитиСтрой выписка банка.pdf; том 2 лист 119).
Кроме того, при анализе банковской выписки и налоговой декларации по НДС за 2015 год ООО «СитиСтрой» было установлено, что единственным поставщиком полистирола в 2015 году являлся ООО «Полипласт» ИНН 771977085, который в свою очередь являлся поставщиком полистирола марки STYROLUTION PS158N в 2016 году ООО «ПК Киндекор».
Довод Общества о подтверждении поставки полистирола контрагентом 3 звена ООО «Полипласт» в адрес ООО «СитиСтрой» противоречит материалам дела, так как в товарных накладных между ООО «Полипласт» и ООО «СитиСтрой» речь идет о реализации полистирола вспенивающих марок К-910 и В-580, а ООО «СитиСтрой» реализует в ООО «Солярис» в соответствии с товарными накладными полистирол марки 102D.
ООО «Полипласт» представлены товарные накладные N 148 от 14.04.2015, N 196 от 03.06.2015 и счета-фактура с такими же номерами и датами на реализацию в адрес ООО «СитиСтрой». Данные документы представлены обществом без оформления, без указания каких-либо фамилий и подписей со стороны передающей и принимающей стороны, ТТН не представлены без пояснений причин, что в совокупности не подтверждает факт поставки полистирола в адрес ООО «СитиСтрой» (ход-во НО от 21.06.21 файл 32. ООО СитиСтрой контрагент ООО Солярис реализация полистирола от ООО Поипласт в ООО СитиСтрой.pdf; том 2 лист 131-140).
Таким образом, материалами дела установлено, что ООО «СитиСтрой» не осуществляло закупку полистирола марки 102D, следовательно, не отгружало полистирол в адрес ООО «Солярис», а ООО «Солярис» в свою очередь ООО «ПК Киндекор».
ООО «Вега» создано 17.02.2015 и 06.06.2019 исключено из ЕГРЮЛ в связи с наличием в ЕГРЮЛ сведений о нем, в отношении которых внесена запись о недостоверности. По юридическому адресу ООО «Вега» отсутствует. Из пояснений собственника помещения юридического адреса установлено, что представителю ООО «Вега» был выдан пакет документов для заключения договора аренды, однако впоследствии указанный договор не был оформлен со стороны ООО «Вега» и возвращен представителю. Документы по взаимоотношениям с ООО «Солярис» не представлены. Должностные лица общества на допрос не явились без указания причин. (ход-во НО от 21.06.21 файл 35. ООО Вега контрагент ООО Солярис осмотр пояснительная Авдониной АА.pdf; том 2 лист 148-149).
Инспекцией проведен анализ банковской выписки и налоговой декларации по НДС ООО «Вега». В 2016 году ООО «Вега» перечислило денежные средства только ООО «Илона» ИНН 1655350230 с назначением платежа «Оплата за упаковочный материал (полистирол)». В 2015 году у ООО «Вега» отсутствуют перечисления за полистирол. В свою очередь согласно банковской выписки и налоговой декларации по НДС ООО «Илона» не производила закупку полистирола (ход-во НО от 02.07.21 файл 20. ООО Вега выписка банка.pdf) (том 2 лист 121 представлен НП).
Согласно материалам дела установлено, что ООО «Солярис» не совершало сделки с ООО «Вега», ООО «СитиСтрой», полистирол не приобретало и в дальнейшем реализовать не могло. Счета-фактуры c указанными контрагентами включены ООО «Солярис» в книгу покупок с целью формирования формального документооборота, создания видимости осуществления организацией деятельности, а также создания формальных налоговых вычетов в интересах контрагентов-покупателей.
Вместе с тем в результате анализа представленной налогоплательщиком технической информации в качестве паспорта качества или иного документа, подтверждающего качество полистирола марки Стайровит 102D, установлен его производитель — ООО Стайровит СПб Санкт-Петербург Россия www.styrovit.ru (ход-во НО от 21.06.21 файл 36. Требование N 87 04.03.2019.pdf; файл 37. Ответ ООО «ПК Киндекор» на требование N 87 от 04.03.2019 производитель полистирола ООО Пеноплекс.pdf,; ход-во НО от 02.07.21 файл 21. Ответ ООО «ПК Киндекор» на требование N 87 от 04.03.2019 Тех. информация полистирол 102D.pdf).
В материалы дела представлен список покупателей ООО «Пеноплэкс СПб» полистирола марки Стайровит 102D за 2015-2016 год по г. Москва и Московской области (ход-во НО от 21.06.21 файл 38. Производитель полистирола ООО Пеноплэкс Спб его покупатели.pdf):
— ООО «ВВМ транс» представлен договор от 01.04.2016 N 1284, заключенный с ООО «Пеноплэкс СПб», в соответствии с которым доставка полистирола осуществляется по адресу МО, Серпуховский район, д. Каргашино, цех N 1 (ход-во НО от 21.06.21 файл 39. Покупатель у ООО Пеноплекс — ООО ВВМТранс.pdf) (том 2 лист 83-87 представлен НП);
— ООО «ДФПласт» представлены пояснения о том, что полистирол общего назначения Стайровит марки 102D никому не реализовывало (ход-во НО от 21.06.21 файл 40. Покупатель у ООО Пеноплекс — ООО ДФПласт.pdf; том 2 лист 126);
— ООО «Мегапласт» представлены пояснения о том, что с ООО «Пеноплэкс СПб» заключен договор с 01.04.2016 и весь полученный полистирол был использован ООО «Мегапласт» для своего производства, и на сторону не реализовывался (ход-во НО от 21.06.21 файл 41. Покупатель у ООО Пеноплекс — ООО Мегапласт.pdf; том 2 лист 126);
— ООО «СЛ Менеджмент» прекратило свою деятельность с 16.02.2018. ООО «СЛ Менеджмент» осуществляло поставку полистирола марки 103D в адрес ООО «ПК Киндекор» в 2016 году. Согласно банковской выписки и данным АСК НДС ООО «СЛ Менеджмент», в проверяемый период ни ООО «Солярис», ни его контрагенты (ООО «Вега», ООО «СитиСтрой») не являлись покупателями ООО «СЛ Менеджмент».
На основании указанных обстоятельств налоговой инспекцией сделан обоснованный вывод, что полистирол марки Стайровит 102D в проверяемый период не был реализован ООО «Пеноплэкс СПб» как непосредственно в адрес ООО «Солярис», так и через его контрагентов второго звена (ООО «ВВМ транс», ООО «ДФПласт», ООО «Мегапласт», ООО «СЛ Менеджмент») в адрес ООО «Солярис».
Общество указывает, что Инспекция не обоснованно исходила из того обстоятельства, что единственным производителем полистирола общего назначения марки 102-D является ООО «Пеноплэкс СПб». Указанный довод налогоплательщика подлежат отклонению, как противоречащий материалам дела, так как Инспекция, определяя ООО «ПЕНОПЛЭКС СПб», производителем полистирола общего назначения марки 102-D, исходила из документов, представленных самим Обществом.
При этом, по мнению проверяемого налогоплательщика, производителями и (или) продавцами полистирола марки Стайровит 102D могли быть ПАО /ГП «Концерт Стирол» Донецкая область, г. Горловка (на территории ДНР), ООО «Сантор», ООО «Новая волна».
Инспекцией в отношении указанных организаций установлено следующее. В соответствии с пп. 13 и 14 п. 5 ст. 169 НК РФ организация, которая перепродает товар на территории РФ, в графах 10, 10а и 11 счета-фактуры должна указать данные из счета-фактуры продавца, у которого она закупила товар. Информация о стране происхождения в счетах-фактурах между ООО «Солярис» и ООО «ПК Киндекор» отсутствует. Следовательно, полистирол не был приобретен на территории Донецкой области у ПАО /ГП «Концерт Стирол». ООО «Сантор» представило пояснения, в которых сообщило, что в период с 2015-2016 Общество не закупало и не продавало полистирол марки 102D (ход-во НО от 02.07.21 файл 22. Производитель полистирола ООО Сантор.pdf). В отношении ООО «Новая волна» Инспекцией установлено что, дата создания общества 06.08.2018 в то время как проверяемый период 2015 — 2016гг.
Таким образом, предположения ООО «ПК Киндекор» о том, что указанные организации могли являться производителями и (или) продавцами полистирола марки Стайровит 102D, не нашли документального подтверждения, в связи с чем подлежат отклонению.
Так же довод Общества, о том, что имеющиеся материалы дела не опровергают возможность поставки в адрес ООО «Солярис» полистирола, который мог быть закуплен ранее 2015 года и храниться на складах организаций посредников, носит предположительный характер и не нашел своего подтверждениями в материалах дела.
Поскольку Инспекция пришла к выводу, который подтвержден материалами выездной налоговой проверки, о том, что спорный полистирол марки Стайровит 102D в адрес ООО «ПК Киндекор» не поставлялся, доводы Общества о том, что Инспекция не установила реальных поставщиков полистирола является несостоятельным.
Таким образом, установленные налоговым органом обстоятельства в совокупности и взаимосвязи свидетельствуют об отсутствии реального осуществления хозяйственных операций при взаимодействии налогоплательщика с ООО «Солярис».
В целях установления реальной потребности в полистироле, приобретенном у ООО «Солярис», Инспекцией проведен анализ бухгалтерских документов первичного учета, норм расхода сырья при производстве единицы продукции (плинтуса потолочного) (ход-во НО от 21.06.21 файл 56. Нормы расхода на производство ООО ПК Киндекор.pdf). Проанализированы приходные ордера на полистирол от ООО «Солярис» (ход-во НО от 21.06.21 файл 53. Приходные ордера 2015-2016 г ООО ПК Киндекор номенклатура 943.pdf), требования-накладные на списание полистирола в производство (ход-во НО от 21.06.21 файл 55. Требование накладная(полистирол) 2015-2016 ООО ПК Киндекор.pdf), карточки по счету 60 «Расчеты с поставщиками» (ход-во НО от 02.07.21 файл 26. Карточка сч.601.1 2015 г ООО Солярис.pdf, файл 27. Карточка сч.601.1 2016 г ООО Солярис.pdf), карточки по счету 10 «Материалы» в разрезе номенклатуры «полистирол общего назначения» (ход-во НО от 02.07.21 файл 23. Карточка сч.10.1 2015-2016 г полистирол.pdf), карточки учета материалов по форме М-17 по учету полистирола общего назначения (ход-во НО от 02.07.21 файл 24. Карточка учета материала ООО Солярис 2015-2016 г.pdf), оборотно-сальдовые ведомости по счету 10 «Материалы» в разрезе номенклатуры «полистирол общего назначения» (ход-во НО от 02.07.21 файл 25. ОСВ сч.10.1 2015-2016 г полистирол.pdf), оборотно-сальдовые ведомости по счету 43 «Готовая продукция» (ход-во НО от 02.07.21 файл 28. Карточка сч.43 за 2015 г.pdf, файл 29. Карточка сч.43 за 2016 г.pdf) и другие регистры (ход-во НО от 02.07.21 файл 30. Главная книга 2015 г.pdf, файл 31. Главная книга 2016 г.pdf).
...
Руководствуясь статьями 110, 167 — 170, 197 — 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решил:

Обществу с ограниченной ответственностью «Производственная компания «Киндекор» (ОГРН 1026901664184, ИНН 6910013370) в заявленных требованиях отказать.
Расходы по госпошлине оставить на заявителе.
Настоящее решение может быть обжаловано в Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд (г. Вологда) в течение месяца со дня его принятия.

Судья
Ю.П.БАЛАКИН

shalomoskva

13

Re: Доначисления

ИФНС признала схемой прием товара от поставщика без ресурсов

В ходе проверки инспекция пришла к выводу, что общество неправомерно заявило вычеты по НДС на основании «первички» от одного из контрагентов. Подтверждающая право на вычет документация не отвечала установленным требованиям, не подтверждала действительность сделок и была недостоверна. Стороны намеренно создали формальный документооборот для получения необоснованной налоговой выгоды.

ИФНС доначислила обществу 2.2 млн рублей НДС, пени и штраф. Последний обратился в суд.

В ходе разбирательства было установлено, что ООО в 2016 году заключило с контрагентом договор поставки. По его условиям вторая сторона должна была поставить обществу продукцию. В 2018 году контрагент ликвидировался. Его директор не смог пояснить, с кем из ООО и когда он обсуждал условия поставки, какая была наценка на товар, сколько прибыли получено. Численность работников поставщика состояла всего лишь из одного человека, никакого имущества не имелось. Не было и документов, подтверждающих, что контрагент приобретал товар у сторонних лиц.

При этом проверяемый налогоплательщик имел кредиторскую задолженность перед контрагентом на момент его ликвидации. Мероприятия по ее взысканию не предпринимались. В прибыльной декларации внереализационный доход в виде задолженности общество тоже не отразило.

Из показаний свидетелей, опросов реальных поставщиков, деловой переписки по имейлу, сеансов связи системы «ВТБ Бизнес Онлайн» было установлено, что расчетными счетами и общества, и контрагента управляло одно лицо – руководитель ООО, никаких финансово-хозяйственных взаимоотношений между этими двумя организациями не было. Контрагента включили в цепочку поставщиков исключительно в целях получения налоговой выгоды.

При таких обстоятельствах суды трех инстанций признали доначисления законными (Постановление от 02.09.2021 № Ф10-3801/2021 по делу № А09-211/2021).

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 2 сентября 2021 г. по делу N А09-211/2021

Арбитражный суд Центрального округа в составе:
Председательствующего Радюгиной Е.А.
Судей Смолко С.И.
Чаусовой Е.Н.
При участии в заседании:
от общества с ограниченной ответственностью «ПромЦентр-СМ» (241017, г. Брянск, ул. Вокзальная, д. 136, офис 8, ОГРН 1163256059955, ИНН 3257044693) Сомкина А.О. — директора (приказ N 1 от 04.09.2016)
от инспекции Федеральной налоговой службы по городу Брянску (241050, г. Брянск, ул. Крахмалева, д. 53, ОГРН 1133256000008, ИНН 3257000008) Малаховой Н.В. — представителя (дов. от 29.08.2019 N 03-09/36480, пост.) Дворяк Т.С. — представителя (дов. от 26.01.2021 N 03-09/02124, пост.)
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «ПромЦентр-СМ» на решение Арбитражного суда Брянской области от 25.03.2021 и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2021 по делу N А09-211/2021,

установил:

общество с ограниченной ответственностью «ПромЦентр-СМ» (далее — ООО «ПромЦентр-СМ», общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения инспекции Федеральной налоговой службы по городу Брянску (далее — инспекция, налоговый орган) от 30.09.2020 N 8.
Решением Арбитражного суда Брянской области от 25.03.2021 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2021 решение суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе общество просит решение и постановление судов отменить, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права, и направить дело на новое рассмотрение.
Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, обсудив доводы жалобы, суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения.
Как установлено судами и следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка в отношении общества по налогу на добавленную стоимость за период с 01.04.2017 по 30.06.2017, о чем составлен акт проверки от 17.05.2019 N 8 и принято решение от 30.09.2020 N 8, в соответствии с которым ООО «ПромЦентр-СМ» привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ, Кодекс), за неуплату налога на добавленную стоимость в сумме 448 988 (с учетом применения положений статей 112, 114 НК РФ) а также ему доначислено 2 244 940 руб. налога на добавленную стоимость и 592 614 руб. 27 коп. пени.
Основанием для принятия решения, послужили выводы налогового органа о получении обществом необоснованной налоговой выгоды в связи с применением налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость на основании первичных документов, составленных от имени общества с ограниченной ответственностью (далее — ООО) «Прома», так как документы, представленные обществом в отношении указанного контрагента, не отвечают установленным законодательством требованиям, не подтверждают реальность совершения сделок, содержат недостоверные сведения, а согласованные действия налогоплательщика с указанным контрагентом были направлены на создание формального документооборота.
Решением Управления ФНС России по Брянской области от 28.12.2020 апелляционная жалоба общества оставлена без удовлетворения.
Полагая, что решение инспекции не соответствует закону, нарушает права и законные интересы налогоплательщика, ООО «ПромЦентр-СМ» обратилось в арбитражный суд с требованием о признании его недействительным.
Рассматривая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 169, 171, 172, 54.1 НК РФ, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу, что представленные обществом документы в отношении ООО «Прома» не отвечают критериям, установленным вышеуказанными нормами права; обществом не представлено надлежащих доказательств того, что спорные хозяйственные операции осуществлены именно с указанным контрагентом; действия налогоплательщика направлены на получение необоснованной налоговой выгоды, сделки имели искусственный характер и не соответствовали действительным событиям.
Суд кассационной инстанции, поддерживая выводы судов двух инстанций, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и обстоятельств, установленных судами.
В силу пункта 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные этой статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в силу главы 21 НК РФ, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.
В статье 172 НК РФ определен порядок применения налоговых вычетов, согласно которому налоговые вычеты, установленные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав после принятия их к учету и при наличии соответствующих первичных документов.
В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ в целях налогообложения прибыли организации расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, понесенные налогоплательщиком при осуществлении деятельности, направленной на получение дохода (а в случаях, предусмотренных в статье 265 НК РФ, убытки, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком).
Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы.
Согласно пункту 1 статьи 54.1 НК РФ не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.
При отсутствии искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика, налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога при одновременном соблюдении следующих условий (пункт 2 статьи 54.1 НК РФ): основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога; обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.
Законодателем в пункте 3 статьи 54.1 НК РФ закреплены положения, исключающие из практики налоговых органов формальный подход при выявлении обстоятельств занижения налоговой базы или уклонения от уплаты налогов. В частности, предусмотрено, что такие обстоятельства, как подписание первичных документов неустановленным или неуполномоченным лицом, нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах, наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций), не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным.
Однако при невыполнении любого из условий, при одновременном соблюдении которых налогоплательщик имеет право на уменьшение налоговой базы (налога), указанный в статье 54.1 НК РФ налогоплательщик теряет право на уменьшение налоговой базы (налога) по сделке в целом.
Судами установлено и материалами дела подтверждено, что налогоплательщиком с ООО «Прома» заключен договор поставки от 15.08.2016 N 2016-08.1, по условиям которого ООО «Прома» по заявке общества обязуется поставить продукцию в ассортименте, количестве и цене, согласованными сторонами, а общество — принять и оплатить данную продукцию.
В книге покупок общества за 2 квартал 2017 года зарегистрированы счета-фактуры от ООО «Прома» на общую сумму 14 716 826 руб. 66 коп. (59,2% от общей стоимости покупок), в том числе налог на добавленную стоимость — 2 244 939 руб. 70 коп., заявленный налогоплательщиком к возмещению, что составило 64,5% от общей суммы вычетов за указанный период.
При этом судами установлено, что ООО «Прома» состояло на налоговом учете с 09.09.2010 и 30.03.2018 ликвидировано по решению учредителя. В проверяемый период директором ООО «Прома» являлся Будачев П.П., который затруднился пояснить с кем из сотрудников контрагентов-поставщиков и каким образом (номера телефонов или адреса электронной почты) обсуждались условия поставки, какую наценку на закупленный товар применяло ООО «Прома» в 2017 году и какую прибыль получило по итогам 2017 года. Основной вид деятельности контрагента заявлен как «деятельность вспомогательная прочая, связанная с перевозками» (ОКВЭД 52.29). Среднесписочная численность работников по состоянию на 01.01.2017 и 01.01.2018 составляла 1 человек. Имущество, земельные участки, транспортные средства у ООО «Прома» отсутствовали.
Судами принято во внимание, что ООО «Прома» приобретало для последующей реализации обществу соду каустическую и метизную продукцию у ООО «Астерикс». Причем приобретение метизной продукции с кадмиевым покрытием заявлено только по ООО «Астерикс», у остальных контрагентов такую продукцию ООО «Прома» не приобретало.
Вместе с тем, согласно расчетному счету ООО «Астерикс» у него отсутствуют затраты на приобретение метизной продукции с кадмиевым покрытием или на оплату работ по нанесению такого покрытия, а самостоятельно нанести кадмиевой покрытие на метизы ООО «Астерикс» не могло по причине отсутствия необходимых производственных мощностей и трудовых ресурсов.
Аналогичным образом по расчетному счету ООО «Прома» не прослеживаются платежи по оплате работ по нанесению кадмиевых сплавов гальваническим способом, самостоятельно нанести кадмиевое покрытие на метизы ООО «Прома» также не могло по причине отсутствия необходимых производственных мощностей и трудовых ресурсов.
Расчеты с ООО «Астерикс» за поставленный товар ООО «Прома» не производило. В бухгалтерском балансе ООО «Астерикс» за 2017 год дебиторская задолженность ООО «Прома» в размере 10 147 130 руб. 32 коп. не отражена и на момент ликвидации ООО «Прома» (30.03.2018) не погашена, каких-либо мер по ее взысканию ООО «Астерикс» не принимало.
Налогоплательщик, в свою очередь, на момент ликвидации ООО «Прома» также имел перед ним кредиторскую задолженность в размере 14 591 187 руб. 24 коп., которая погашена не была и ООО «Прома» каких-либо мер по ее взысканию не предпринимало.
В налоговой декларации общества по налогу на прибыль за 2018 год внереализационные доходы в размере задолженности перед ООО «Прома» не отражены.
Оценив протоколы допроса свидетелей, являющихся водителями транспортных средств, ответы на запросы налогового органа реальных поставщиков товара (ООО «Союзхимпоставка ГК», ООО «Логихим», ООО «Компания Актитрейд-ЦФО», АО «Пролетарий», АО «Реатэкс», ООО «Клейторг», ООО «Грантрейд»), проанализировав деловую переписку по электронной почте налогоплательщика, сеансы связи системы «ВТБ Бизнес Онлайн», клиентом которого является налогоплательщик, суды установили, что управление расчетными счетами общества и ООО «Прома» с одного IP-адреса в спорном периоде осуществлял руководитель ООО «ПромЦентр-СМ» Сомкин А.О., в то время как иное лицо без ведома Сомкина А.О. не могло осуществлять безналичные расчеты с данного IP-адреса, переговоры с реальными поставщиками также вел налогоплательщик, при этом реальной финансово-хозяйственной деятельности между обществом и ООО «Прома» не велось, включение ООО «Прома в цепочку поставщиков имело своей целью уменьшение налоговых обязательств общества и необоснованное получение им налоговой выгоды.
Доказательств обратного обществом не представлено.
При таких обстоятельствах суды пришли к обоснованному выводу, что общество, действуя умышленно, сознательно исказило сведения о фактах хозяйственной жизни путем отражения в регистрах бухгалтерского и налогового учета заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения с целью неправомерного заявления налоговых вычетов по операциям, которые реально не осуществлялись, а следовательно, обществом не соблюдены положения пункта 1 статьи 54.1 НК РФ.
Арбитражный суд округа полагает, что судами первой и апелляционной инстанций не было нарушено положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при исследовании и оценки доказательств.
Доводы общества, изложенные в кассационной жалобе, не свидетельствуют о существенном нарушении норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, не опровергают правильность выводов судов первой и апелляционной инстанций и направлены на переоценку установленных судами обстоятельств и сделанных на их основании выводов, что выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции (статьи 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), в связи с чем судом кассационной инстанции отклоняются.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебного акта, не установлено.
Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Брянской области от 25.03.2021 и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2021 по делу N А09-211/2021 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «ПромЦентр-СМ» — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке и сроки, установленные статьями 291.1, 291.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
Е.А.РАДЮГИНА

Судьи
С.И.СМОЛКО
Е.Н.ЧАУСОВА

shalomoskva

14

Re: Доначисления

На основании изложенного судебные инстанции указали, что поскольку сделка, совершенная на публичных торгах по реализации нежилого здания, расположенного по адресу: Краснодарский край, г. Крымск, ул. Коммунистическая, д. 9, признана судом недействительной и не породила прав и обязанностей, то есть по данной сделке не произошел переход права собственности от продавца покупателю, то соответственно, передача указанного здания покупателю не может рассматриваться реализацией по смыслу статьи 39 Кодекса. Обратной реализации имущества при возврате здания также не произошло, поскольку фактически имела место не обратная передача права собственности на здание, а возврат чужого имущества, так как по первоначальной сделке право собственности на здание от продавца к покупателю не перешло. А поскольку реализация по недействительному контракту не произошла, то и дохода от реализации здания у кооператива не возникло.

В связи с признанием сделки недействительной администрация (покупатель) возвратила недвижимое имущество в собственность кооперативу (продавцу), право собственности зарегистрировано в ЕГРН за кооперативом, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 27.05.2016 и выпиской из ЕГРН от 04.05.2017 № 23/222/002/2017-2426. Следовательно, результат хозяйственных операций по передаче проданного имущества и возврату сведен к нулю, объекты налогообложения по НДС и налогу на прибыль в данном случае отсутствуют, а, значит, является необоснованным начисление налогов за соответствующие периоды.

Проверив довод инспекции о том, что перерасчет налоговых обязательств по недействительной сделке должен проводиться после осуществления двусторонней реституции, тогда как в рамках дела № А32-24472/2016 реституция не применялась, суды указали, что само по себе отсутствие в судебном акте по делу № А32-24472/2016 указания на применение реституции не является основанием для начисления кооперативу НДС и налога на прибыль.
Сама по себе сделка, без ее реального исполнения, в общем случае не может влечь налоговых последствий, поскольку ничего не меняет в экономическом положении совершившего ее лица, и, соответственно, не может являться экономическим основанием налога (пункт 3 статьи 3 Кодекса).

Однако обязанность по уплате налога возникает не в результате сделок, а финансово-хозяйственных операций. Как разъяснено в пункте 77 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, производится налоговыми органами в порядке, предусмотренном налоговым законодательством.

Базой для налогообложения должны быть по общему правилу не сделки, а фактические действия – передача вещей, уплата денег, выполнение работ и оказание услуг.

Если сделка фактически исполнена, ее несоответствие нормам законодательства, регулирующим хозяйственную деятельность, значения для налогообложения не имеет (если иное прямо не предусмотрено Кодексом). Если значимые для налогообложения юридические факты уже имели место, налогоплательщики по общему правилу не могут изменить их налоговые последствия. Само по себе признание недействительным договора не освобождает от уплаты налога с полученного по такой сделке дохода.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26 июня 2018 года по делу № А32-30166/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 26 июня 2018 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 27 июня 2018 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Прокофьевой Т.В., судей Дорогиной Т.Н. и Черных Л.А., при участии в судебном заседании от заявителя – потребительского кооператива «Крымское районной потребительское общество» (ИНН 2337001118, ОГРН 1022304058545) – Кравцовой Е.В. (доверенность от 29.01.2018), от заинтересованного лица – Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 17 по Краснодарскому краю – Гуляевой С.А. (доверенность от 29.01.2018), Аршинник О.В. (доверенность от 14.06.2017), рассмотрев кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 17 по Краснодарскому краю на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 02.08.2017 (судья Руденко Ф.Г.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2017 (судьи Шимбарева Н.В., Стрекачёв А.Н., Сулименко Н.В.) по делу № А32?30166/2016, установил следующее.

Потребительский кооператив «Крымское районной потребительское общество» (далее – кооператив) обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением к инспекции Федеральной налоговой службы по г. Крымску Краснодарского края (далее – инспекция) о признании недействительным решения от 27.06.2016 № 8 в части начисления 5 338 830 рублей 51 копейки НДС; 5 869 227 рублей налога на прибыль; 2 673 691 рубля 45 копеек пеней и 224 161 рубля 16 копеек штрафа.

Решением суда от 02.08.2017, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 22.12.2017, суд возобновил производство по делу, принял уточнение наименование заявителя, заменил инспекцию Федеральной налоговой службы по г. Крымску Краснодарского края на Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы № 17 по Краснодарскому краю, признал недействительным решение инспекции Федеральной налоговой службы по г. Крымску Краснодарского края  от 27.06.2016 № 8 в части начисления 5 338 830 рублей 51 копейки НДС; 5 869 227 рублей налога на прибыль; 2 673 691 рубля 45 копеек пеней и 224 161 рубля 16 копеек штрафа. С Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 17 по Краснодарскому краю в пользу кооператива взыскано 3 тыс. рублей в возмещение расходов по уплате госпошлины.

Судебные акты мотивированы тем, что поскольку сделка, совершенная на публичных торгах по реализации нежилого здания, расположенного по адресу: Краснодарский край, г. Крымск, ул. Коммунистическая, 9, признана судом недействительной и не породила прав и обязанностей, то передача указанного здания покупателю не может рассматриваться как реализация по смыслу статьи 39 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс).

Инспекция обратилась в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда от 02.08.2017 и постановление апелляционной инстанции от 22.12.2017 принять по делу новый судебный акт. Заявитель жалобы считает, что перерасчет налоговых обязательств по недействительной сделке должен проводиться после осуществления двусторонней реституции, то есть после возврата сторонами друг другу всего полученного по сделке и отражения данных операций в бухгалтерском и налоговом учете. Одного только факта признания сделки недействительной недостаточно для внесения корректировок в налоговые обязательства. Решение от 27.06.2016 № 8 вынесено на законных основаниях.

В отзыве на кассационную жалобу кооператив считает обжалуемые судебные акты законными и обоснованными и просит кассационную жалобу оставить без удовлетворения.

В судебном заседании представители инспекции поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представитель кооператива в судебном заседании просил судебные акты оставить без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, отзыва, выслушав представителей участвующих в деле лиц, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что судебные акты надлежит отменить в части на основании следующего.

Как видно из материалов дела, инспекция провела выездную налоговую проверку кооператива по вопросу соблюдения законодательства о налогах и сборах, правильности исчисления и своевременности уплаты всех налогов и сборов за период с 01.01.2013 по 31.12.2014, по результатам которой составила акт от 11.04.2016 № 5 и вынесла решение от 27.06.2016 № 8 о привлечении кооператива к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым начислила 6 229 575 рублей НДС, 5 869 227 рублей налога на прибыль, 135 100 рублей НДФЛ, 2 676 427 рублей 23 копейки пеней, 226 836 рублей 16 копеек штрафа.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Краснодарскому краю от 23.08.2016 № 22-12-890 оставлено без изменения решение инспекции от 27.06.2016 № 8, апелляционная жалоба кооператива – без удовлетворения.

Кооператив обжаловал решение инспекции в оспариваемой части в арбитражный суд.

Согласно статье 146 Кодекса объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

В статье 154 Кодекса предусмотрено, что налоговая база по налогу на добавленную стоимость при реализации товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено данной статьей, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 40 Кодекса, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.

В соответствии со статьей 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью признаются для российских организаций полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

Налоговой базой для целей главы 25 Кодекса признается денежное выражение прибыли, определяемой в соответствии со статьей 247 Кодекса. Рыночные цены определяются в порядке, аналогичном порядку определения рыночных цен, установленному абзацем 2 пункта 3, а также пунктами 4 – 11 статьи 40 Кодекса, на момент реализации или совершения внереализационных операций (без включения в них налога на добавленную стоимость, акциза) (пункты 1 и 6 статьи 274 Кодекса).

При этом в силу статьи 39 Кодекса реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе права собственности на товары.

Реализацией товаров, работ или услуг организацией признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу – на безвозмездной основе.

Судебные инстанции установили, что 14.06.2013 администрация муниципального образования Крымский район (далее – администрация) и кооператив заключили муниципальный контракт № 298-13 по приобретению нежилого благоустроенного здания по адресу: г. Крымск, ул. Коммунистическая, д. 9 для муниципальных нужд муниципального образования Крымский район, согласно которому кооператив обязался передать в муниципальную собственность нежилое благоустроенное здание, а администрация обязалась принять нежилое здание и оплатить продавцу его стоимость.

Стоимость здания определена по результатам открытых торгов – 34 999 600 рублей (пункт 3.1 контракта). Оплата за здание производится покупателем за счет средств бюджета муниципального образований Крымский район (пункт 3.2 контракта).

Кооператив передал администрации здание по передаточному акту от 14.06.2013.

Согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, право собственности на имущество, расположенное по адресу: г. Крымск, ул. Коммунистическая, д. 9, кадастровый номер: 23-23-28/062/2009-085 зарегистрировано за администрацией 05.07.2013 (свидетельство государственной регистрации права от 05.07.2013 № 23-АЛ 456695).

Кооператив в адрес администрации выставил счет от 30.07.2014 № 91 на 34 999,6 тыс. рублей, в т. ч. 5 338 830 рублей 51 копейку НДС, по которому произведена частичная оплата в размере 300 тыс. рублей, в т. ч. 45 762 рубля 71 копейка НДС, по платежному поручению от 30.07.2014 № 4179.

В ходе проверки инспекция установила, что в книге продаж кооператива за 2013 год реализация основного средства – нежилого здания, не отражена, сумма НДС и налога на прибыль не исчислена. В связи с чем начислила кооперативу НДС за 3 квартал 2013 года и налог на прибыль за 2013 год, соответствующие пени и штраф.

При рассмотрении дела судебные инстанции исходили из следующего.

Согласно части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Суды учли, что в рамках дела № А32-24472/2016 Совет муниципального образования Крымский район обратился в арбитражный суд с иском к кооперативу и администрации с требованиями о признании недействительным муниципального контракта от 14.06.2013 № 298-13, заключенного администрацией и кооперативом, и о применении последствий недействительности указанной сделки.

Решением суда от 27.01.2017 по делу № А32-24472/2016, оставленным без изменения постановлением судов апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования удовлетворены частично. Муниципальный контракт от 14.06.2013 № 298-13 признан недействительным. В остальной части в иске отказано.

Согласно статье 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения.

На основании изложенного судебные инстанции указали, что поскольку сделка, совершенная на публичных торгах по реализации нежилого здания, расположенного по адресу: Краснодарский край, г. Крымск, ул. Коммунистическая, д. 9, признана судом недействительной и не породила прав и обязанностей, то есть по данной сделке не произошел переход права собственности от продавца покупателю, то соответственно, передача указанного здания покупателю не может рассматриваться реализацией по смыслу статьи 39 Кодекса. Обратной реализации имущества при возврате здания также не произошло, поскольку фактически имела место не обратная передача права собственности на здание, а возврат чужого имущества, так как по первоначальной сделке право собственности на здание от продавца к покупателю не перешло. А поскольку реализация по недействительному контракту не произошла, то и дохода от реализации здания у кооператива не возникло.

В связи с признанием сделки недействительной администрация (покупатель) возвратила недвижимое имущество в собственность кооперативу (продавцу), право собственности зарегистрировано в ЕГРН за кооперативом, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 27.05.2016 и выпиской из ЕГРН от 04.05.2017 № 23/222/002/2017-2426. Следовательно, результат хозяйственных операций по передаче проданного имущества и возврату сведен к нулю, объекты налогообложения по НДС и налогу на прибыль в данном случае отсутствуют, а, значит, является необоснованным начисление налогов за соответствующие периоды.

Проверив довод инспекции о том, что перерасчет налоговых обязательств по недействительной сделке должен проводиться после осуществления двусторонней реституции, тогда как в рамках дела № А32-24472/2016 реституция не применялась, суды указали, что само по себе отсутствие в судебном акте по делу № А32-24472/2016 указания на применение реституции не является основанием для начисления кооперативу НДС и налога на прибыль.

Согласно выписке из ЕГРП от 18.12.2017 право собственности на объект недвижимости зарегистрировано за кооперативом на основании решения Арбитражного суда Краснодарского края от 29.09.2017 (дело № А32-35982/2015) и решения Арбитражного суда Краснодарского края от 27.01.2017 (дело А32-24472/2016). Таким образом, имущество находится у кооператива в результате исполнения судебного акта о признании сделки недействительной.

Поскольку у кооператива отсутствует налоговая обязанность по уплате оспариваемых сумм НДС и налога на прибыль и основания для их начисления, суды указали, что в его действиях отсутствует состав налогового правонарушения, ответственность за которое предусмотрена пунктом 1 статьи 122 Кодекса – неуплата или неполная уплата сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий.

С учетом изложенного, судебные инстанции признали недействительным решение инспекции от 27.06.2016 № 8 в части начисления НДС, налога на прибыль, пеней и штрафа.

При это суды не учли следующее.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 44 Кодекса обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных Кодексом или иным актом законодательства о налогах и сборах. Обязанность по уплате конкретного налога или сбора возлагается на налогоплательщика и плательщика сбора с момента возникновения установленных законодательством о налогах и сборах обстоятельств, предусматривающих уплату данного налога или сбора.

По смыслу статьи 54 Кодекса налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые в их исполнение финансово-хозяйственные операции, отражаемые в бухгалтерском учете. При этом налогообложению подвергается финансовый результат, формируемый по итогам налогового (отчетного) периода на основе данных регистров бухгалтерского учета, в том числе совокупности совершенных в этом периоде названных операций.

Кооператив в 2013 году передал во исполнение договора купли-продажи спорный объект недвижимости покупателю по передаточному акту от 14.06.2013, исключив переданное имущество из своих активов. В свою очередь, покупатель зарегистрировал право собственности на данный объект и использовал в своей деятельности. Покупателю выдано свидетельство от 05.07.2013 № 23-АЛ 456695 государственной регистрации права собственности на имущество по адресу: г. Крымск, ул. Коммунистическая, д. 9, кадастровый номер: 23-23-28/062/2009-085. Признание договора купли-продажи недействительным не может повлечь возникновения у продавца и покупателя обязанности исказить в бухгалтерском учете реальные факты их хозяйственной деятельности. В связи с этим является несостоятельным вывод судов о восстановлении сведения о реализованном покупателю имуществе в бухгалтерском учете на дату его реализации.

В рамках дела № А32-35982/2015 кооператив обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к администрации муниципального образования Крымский район о взыскании 34 699 600 рублей задолженности по муниципальному контракту от 14.06.2013 № 298-13, а также неустойки.

По встречному исковому заявлению администрация муниципального образования Крымский район просила признать муниципальный контракт от 14.06.2013 № 298-13 недействительным, применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Определением от 11.05.2016 по делу № А32-35982/2015 утверждено мировое соглашение, по условиям которого муниципальный контракт от 14.06.2013 № 298-13 расторгнут.

Администрация согласно акту приема-передачи от 13.05.2016 возвратила нежилое здание кооперативу, которое 27.05.2016 зарегистрировало право собственности на него.

При таких обстоятельствах инспекция в решении от 27.06.2016 сделала правильный вывод о наличии у кооператива обязанности уплатить за 2013 год НДС и налог на прибыль со стоимости переданного им по муниципальному контракту имущества.

Последующие признание муниципального контракта от 14.06.2013 № 298-13 недействительной сделкой (постановлением суда апелляционной инстанции от 21.04.2017 по делу № А32?24472/2016), отмена решением от 29.09.2017 по новым обстоятельствам определения Арбитражного суда Краснодарского края от 11.05.2016 по делу № А32?35982/2015 об утверждении мирового соглашения администрации муниципального образования Крымский район и кооператива о расторжении муниципального контракта и прекращение определением от 26.02.2018 производства по данному делу, погашение свидетельства о государственной регистрации права от 27.05.2016, в котором в качестве основания указаны определение от 11.05.2016 по делу № А32-35982/2015 и акт приема-передачи от 13.04.2016, отражение в выписке из ЕГРП от 18.12.2017 о том, что право собственности зарегистрировано за кооперативом на основании решения Арбитражного суда Краснодарского края от 29.09.2017 по делу № А32?35982/2015 и решения Арбитражного суда Краснодарского края от 27.01.2017 по делу А32-24472/2016, не изменяют уже состоявшиеся в 2013 году финансово-хозяйственные операции и не изменяют их налоговые последствия, не влекут недействительность ранее принятого инспекцией решения от 27.06.2016 № 8.

Сама по себе сделка, без ее реального исполнения, в общем случае не может влечь налоговых последствий, поскольку ничего не меняет в экономическом положении совершившего ее лица, и, соответственно, не может являться экономическим основанием налога (пункт 3 статьи 3 Кодекса).

Однако обязанность по уплате налога возникает не в результате сделок, а финансово-хозяйственных операций. Как разъяснено в пункте 77 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, производится налоговыми органами в порядке, предусмотренном налоговым законодательством.

Базой для налогообложения должны быть по общему правилу не сделки, а фактические действия – передача вещей, уплата денег, выполнение работ и оказание услуг.

Если сделка фактически исполнена, ее несоответствие нормам законодательства, регулирующим хозяйственную деятельность, значения для налогообложения не имеет (если иное прямо не предусмотрено Кодексом). Если значимые для налогообложения юридические факты уже имели место, налогоплательщики по общему правилу не могут изменить их налоговые последствия. Само по себе признание недействительным договора не освобождает от уплаты налога с полученного по такой сделке дохода.

Кооператив передал администрации спорное имущество в 2013 году, получил за него частичную оплату.

В силу пункта 1 статьи 271 Кодекса при методе начисления доходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они имели место, независимо от фактического поступления денежных средств, иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав (метод начисления). С этой точки зрения, если стороны сделки (договора) только договорились о том, что в некотором периоде должна быть произведена оплата за реализованные товары (работы, услуги), но фактически она не произведена, для целей налога на прибыль это значения не имеет, доход считается полученным.

Согласно положениям статей 39, 54, 146, 154, 247, 249, 271, 313 – 316 Кодекса все совершенные налогоплательщиком в определенном налоговом или отчетном периоде хозяйственные операции по реализации товаров (работ, услуг), соответствующие статье 39 Кодекса, подтвержденные первичными документами, составленными сторонами этих операций (продавцом – налогоплательщиком и покупателем – организацией или предпринимателем), вне зависимости от их оплаты, признаются выручкой налогоплательщика и их стоимость, определенная в первичных документах, подлежит включению в состав дохода от реализации для исчисления НДС и налога на прибыль организаций. Все последующие изменения стоимости или количества (объемов), совершенных в соответствующем налоговом или отчетном периоде хозяйственных операций, в том числе в виде возврата товара, непринятия части работ (услуг) или оспаривания сделки, на основании которой была произведена хозяйственная операция, подлежат учету налогоплательщиком как новые факты (события) хозяйственной жизни в налоговом (отчетном) периоде их возникновения (периоде возврата товара, уменьшение его цены, реституции в связи с признанием сделки недействительной).

Налогоплательщик имеет право отразить возврат реализованного ранее имущества или уменьшить налоговую базу только после фактического его получения и только в том периоде, в котором будут осуществлены операции по возврату.

Корректировка в налоговом учете должна быть произведена в том году, когда имел место новый факт хозяйственной деятельности, а именно расторжение договора и возврат имущества либо признание сделки ничтожной и составление акта передачи спорного имущества законному собственнику. При этом налоговые обязательства за период совершения сделки не подлежат корректировке ни у продавца, ни у покупателя

Данная позиция сформирована в пункте 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 № 148 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 30 Налогового кодекса Российской Федерации», постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.03.2013 № 12992/12, определениях Верховного Суда Российской Федерации от 26.03.2015 № 305?КГ15-965, от 09.10.2014 № 309-КГ14-2300.

Вопрос о том, имели ли место действия налогоплательщика, предопределяющие обязанности по уплате сразу нескольких налогов, должен разрешаться судом единообразно для целей всех налогов (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.11.2007 № 9893/07).

Определением Верховный Суд Российской Федерации от 16.02.2018 № 302?КГ17?16602 признал право уточнить (отменить) начисленный по недействительной сделке НДС в периоде отгрузки как исключение с учетом конкретных обстоятельств, которые в рассматриваемом деле отсутствуют.

Из изложенного также вытекает то, что все совершенные налогоплательщиком в определенном налоговом периоде хозяйственные операции по реализации товаров признаются выручкой, и их стоимость, определенная в первичных документах, должна включаться в состав дохода от реализации для исчисления НДС и налога на прибыль; после признания сделки недействительной первоначально отраженная выручка не изменяется; организация вправе учесть изменения при определении налоговой базы того периода, когда эти изменения возникли.

Принятое инспекцией на основании статьи 101 Кодекса решение не может включать в себя положения, направленные на уменьшение суммы переплат по налогам, что может иметь место в результате зачета имеющейся у налогоплательщика переплаты в счет погашения недоимки по налогу, задолженности по пеням и штрафу, вменяемым инспекцией по результатам проверки, и определения в резолютивной части этого решения сумм неисполненной обязанности с учетом проведенного зачета, поскольку Кодексом установлен различный порядок исполнения налоговым органом обязанностей по осуществлению контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах, влекущего начисление налогов, начисление пеней и привлечение к налоговой ответственности, и зачета сумм излишне уплаченных налогов (пеней и штрафов), осуществляемых в порядке, предусмотренном главой 12 Кодекса. Данный вывод соответствует правовой позиции, выраженной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.09.2012 № 4050/12.

Указание в решении инспекции на предложение налогоплательщику уплатить недоимку, пени и штраф по налогам за 2013 год без учета налогообложения за иные (непроверяемые) периоды не является нарушением прав налогоплательщика и не может служить основанием для признания недействительным решения налогового органа.

Следовательно, при рассмотрении спора суды допустили ошибку в применении закона. При таких обстоятельствах обжалуемые судебные акты надлежит отменить в части признания недействительным решения инспекции и взыскания государственной пошлины как принятые без учета требований норм материального права.

Поскольку все обстоятельства по делу установлены и не требуется их дополнительного исследования, суд кассационной инстанции считает необходимым, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести в отмененной части новое решение, отказав в удовлетворении заявленного требования.

Нарушения процессуальных норм, влекущие отмену или изменение решения и постановления апелляционной инстанции в остальной части (статья 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), не установлены.

Руководствуясь статьями 274, 286 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 02.08.2017 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2017 по делу № А32?30166/2016 отменить в части признания недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Крымску Краснодарского края от 27.06.2016 № 8 в части начисления 5 338 830 рублей 51 копейки НДС; 5 869 227 рублей налога на прибыль; 2 673 691 рубля 45 копеек пеней и 224 161 рубля 16 копеек штрафа и взыскания с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 17 по Краснодарскому краю государственной пошлины.

В отмененной части отказать в удовлетворении заявления.

В остальной части судебные акты по делу оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Т.В. Прокофьева
Судьи Т.Н. Дорогина, Л.А. Черных

15

Re: Доначисления

Из установленных судебными инстанциями фактических обстоятельств по делу усматривается, что в адрес ООО «ДНА Медиа» выставлены требования № 12-04/1 от 21.09.2017 г., № 12-04/2 от 27.12.2017 г., № 12-04/3 от 27.12.2017 г., согласно которым запрашивались оборотно-сальдовые ведомости и анализы по всем счетам бухгалтерского учета за проверяемый период, книги покупок-книги продаж, карточки по счетам бухгалтерского учета, все договоры, действовавшие в период 01.01.2014 - 31.12.2016 гг. со всеми изменениями, дополнениями, приложениями, заключенные с ООО «Квингрупп», ООО «Квинберри»; первичные документы, подтверждающие оказание услуг; налоговые и бухгалтерские регистры, карточки субконто, отражающие операции по договорам с ООО «Квингрупп», ООО «Квинберри», письменные пояснения о том, каким образом были закрыты сделки с ООО «Квингрупп», ООО «Квинберри» с указанием причин неотнесения полученных от этих организаций авансов к доходам.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15 сентября 2021 года по делу № А40-8695/2020

Резолютивная часть постановления объявлена 09 сентября 2021 года.
Полный текст постановления изготовлен 15 сентября 2021 года.

Арбитражный суд Московского округа в составе:
в составе: председательствующего-судьи Каменской О.В., судей Дербенева А.А., Крекотнева С.Н.,
при участии в заседании:
от заявителя: Бутовский В.В. по дов. от 10.01.2021;
от заинтересованного лица: Тохсырова К.К. по дов. от 05.02.2021;
от третьего лица: не явился, извещен;
рассмотрев 09 сентября 2021 года в судебном заседании кассационную жалобу ООО «ДНА Медиа»
на решение от 10 марта 2021 года Арбитражного суда г. Москвы, на постановление от 01 июня 2021 года
Девятого арбитражного апелляционного суда, по заявлению ООО «ДНА Медиа» к Инспекции Федеральной налоговой службы № 9 по г. Москве, третье лицо - Николаев А.Р.
о признании недействительным решения,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «ДНА Медиа» (далее- Заявитель, ООО «ДНА Медиа», Общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы № 9 по г. Москве (далее - Заинтересованное лицо, ИФНС № 9 по г. Москве, Инспекция, налоговый орган) о признании незаконным решения ИФНС № 9 по г. Москве от 29.05.2019 г. № 12-04/1832.

К участию в деле в качестве Третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Николаев А.Р.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 10 марта 2021 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 01 июня 2021 года, заявление ООО «ДНА Медиа» оставлено без удовлетворения.

Законность судебных актов проверена в порядке ст. ст. 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с кассационной жалобой ООО «ДНА Медиа», в которой заявитель со ссылкой на не соответствие выводов суда первой и апелляционной инстанций фактическим обстоятельствам дела, а также на нарушение норм материального и процессуального права просит суд округа отменить полностью решение суда первой инстанции и постановление Арбитражного суда апелляционной инстанции и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Представители сторон, явившиеся в судебное заседание кассационного суда, поддержали свои доводы и возражения.

Письменный отзыв представлен в материалы дела.

От ООО «ДНА Медиа» поступили письменные объяснения к кассационной жалобе, которые принятые судебной коллегией в качестве правовой позиции.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения судебных актов ввиду следующего.

Как верно установлено судами и следует из материалов дела, Инспекцией была проведена выездная налоговая проверка ООО «ДНА Медиа» по всем налогам и сборам за период с 01.01.2014 г. по 31.12.2016 г.

После рассмотрения материалов выездной налоговой проверки Инспекцией вынесено решение № 12-04/1832 от 29.05.2019 г., согласно которому Заявитель привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ, Кодекс) в виде штрафа в общей сумме 5 911 000 руб., доначислен налог на прибыль организаций в размере 17 703 954 руб., налог на добавленную стоимость (далее - НДС) в размере 55 963 920 руб., исчислены пени в общей сумме 33 082 113 руб., а также уменьшен убыток для целей исчисления налога на прибыль организаций за 2016 год в размере 2 644 316 руб.

Согласно позиции налогового органа, основанием для принятия оспариваемого Решения послужили выводы о неправомерном занижении налоговой базы и неисчислении Обществом НДС с полученной от ООО «Квингрупп» и ООО «Квинберри» оплаты (частичной оплаты), что в нарушение подпункта 2 пункта 1 статьи 167 НК РФ повлекло неполную уплату НДС в размере 39 555 163 руб.; о наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 54.1 НК РФ по взаимоотношениям Общества с ООО «Евразия Групп», ООО «Проект Дельта», ООО «КЦ Беатрикс», ОО «Империя Страхования», ООО «Проспект», ООО «Времена Года», ООО «Альтэкс», нереальностью оказания услуг в адрес Общества.

Не согласившись с указанным решением, Общество обратилось в порядке досудебного урегулирования спора в Управление Федеральной налоговой службы по г. Москве с апелляционной жалобой.

Решением УФНС России по г. Москве от 25.10.2019 г. № 21-19/253492@ Решение Инспекции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба налогоплательщика - без удовлетворения.

Суд кассационной инстанции соглашается с выводами судов о том, что признавая оспариваемое решение налогового органа законным, суды обоснованно исходили из следующего.

Оспариваемым ненормативным правовым актом, в том числе, констатировано нарушение Обществом требований статей 252, 171, 172, 54.1 НК РФ на основании неправомерного включения в налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций и налога на добавленную стоимость, включенного в состав налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость затрат по контрагентам ООО «Евразия Групп», ООО «Проект Дельта», ООО «КЦ Беатрикс», ОО «Империя Страхования», ООО «Проспект», ООО «Времена Года», ООО «Альтэкс».

Относительно доначисления налога на добавленную стоимость за неправомерное занижение налоговой базы и неисчисление Заявителем налога с полученной от ООО «Квингрупп» и ООО «Квинберри» оплаты (частичной оплаты) суды установили следующее.

Заявитель в своем заявлении не опровергает факт получения авансовых платежей от ООО «Квингрупп» и ООО «Квинберри» по договорам оказания рекламных услуг, при этом сообщает, что услуги в счет полученной оплаты оказаны Обществом не были, полученные авансовые платежи в соответствующих налоговых периодах новированы сторонами договоров в займы, получение которых не подлежит налогообложению НДС, а в последующем между ООО «ДНА-Медиа» и ООО «Квингрупп» и ООО «Квинберри» проведены взаимозачеты.

Таким образом, вне зависимости от времени, прошедшего между датами получения предоплаты и отгрузки (в счет указанной предоплаты) товаров (работ, услуг), а также от того, состоялись эти события в одном налоговом периоде или в разных, налоговая база определяется налогоплательщиком как на дату получения предоплаты, так и на дату отгрузки товаров (работ, услуг) в счет указанной предоплаты.

Получение Обществом авансовых платежей от ООО «Квингрупп» и ООО «Квинберри» подтверждается представленными Обществом документами, которые были получены по требованиям Инспекции в ходе выездной налоговой проверки.

Из установленных судебными инстанциями фактических обстоятельств по делу усматривается, что в адрес ООО «ДНА Медиа» выставлены требования № 12-04/1 от 21.09.2017 г., № 12-04/2 от 27.12.2017 г., № 12-04/3 от 27.12.2017 г., согласно которым запрашивались оборотно-сальдовые ведомости и анализы по всем счетам бухгалтерского учета за проверяемый период, книги покупок-книги продаж, карточки по счетам бухгалтерского учета, все договоры, действовавшие в период 01.01.2014 - 31.12.2016 гг. со всеми изменениями, дополнениями, приложениями, заключенные с ООО «Квингрупп», ООО «Квинберри»; первичные документы, подтверждающие оказание услуг; налоговые и бухгалтерские регистры, карточки субконто, отражающие операции по договорам с ООО «Квингрупп», ООО «Квинберри», письменные пояснения о том, каким образом были закрыты сделки с ООО «Квингрупп», ООО «Квинберри» с указанием причин неотнесения полученных от этих организаций авансов к доходам.

Обществом по требованиям представлены следующие документы: договор между ООО «ДНА-Медиа» и ООО «Квингрупп» от 30.09.2013 г. № ДМ-13-09/Е с 7 приложениями, приложения к договорам между ООО «Дна-Медиа» и ООО «Квингрупп» № ДМ-14-05/Е от 19.05.2014 г., № ДМ-14-06/Е от 02.06.2014 г., № ДМ-13-10/Е от 30.09.2013 г. (сами договоры не представлены), акты зачета взаимных требований № 22,25 от 16.07.2015 г. между ООО «Дна-Медиа» и ООО «Квингрупп; Соглашение б/н от 16.07.2015 о передаче Договора, заключенное ООО «ДНА Медиа» с ООО «Квингрупп» и ООО «Квинберри»; пояснительная записка б/н, б/д по сделкам с ООО «Квингрупп» и ООО «Квинберри», карточки за 2014 - 2015 годы по контрагентам ООО «Квингрупп» и ООО «Квинберри».

При анализе указанных документов, а также выписок по счетам Общества и контрагентов налоговым органом установлено, что ООО «Квингрупп» произведено 11 платежей в течение января - августа 2014 года в адрес Общества, ООО «Квинберри» произведено 35 платежей в течение марта - декабря 2014 в адрес Общества. Назначения платежа указаны «оплата по договору за размещение рекламных материалов, в т.ч. НДС 18%». В учете Общества спорные операции отражены по дебету счета 51 «Расчетный счет» и кредиту счета 62.02 «Расчеты по авансам полученным». Однако анализ книг покупок за 1, 2, 3, 4 кварталы 2014 года показал, что налогоплательщиком не включены в книгу покупок, полученные от ООО «Квингрупп», ООО «Квинберри» авансы и не исчислены суммы НДС.

Суды в обжалуемых актах, по мнению кассационной коллегии, обоснованно согласились с выводом Инспекции о том, что договоры, первичные документы должны отражать реальные факты хозяйственной жизни Общества, быть между собой сопоставимы, не иметь противоречий. Между тем, как уже указывалось выше, в документах, представленных на требования налогового органа, отсутствовали какие-либо документы, относящиеся к новированию отношений в заемные, а имелись документы, указывающие на отражение денежных средств как полученных авансов с последующим зачетом взаимных требований с ООО «Квингрупп», ООО «Квинберри».

Более того, в представленных по требованию Инспекции № 12-04/1 от 21.09.2017 г. оборотно-сальдовых ведомостях по счету 66 «Расчеты по кредитам и займам», по счету 67 «Долгосрочные займы» за 2014 - 2016 не имеется сведений о новированных займах с ООО «Квигрупп», ООО «Квинберри». Также, новированные займы не отражены в бухгалтерской отчетности Общества.

Заявителем в заявлении об изменении основания заявленных требований объяснен экономический смысл получения денег от ООО «Квингрупп» и ООО «Квинберри» тем, что указанные деньги были новированы в займ под 9% годовых, что ниже рыночной ставки кредита на тот момент.

Однако, согласно выписке по счету ООО «ДНА-Медиа», у заявителя не имеется выплаченных процентов по займу в адрес ООО «Квинберри», ООО «Квингрупп».

Кроме того, согласно представленным Соглашениям о новации обязательств с ООО «Квинберри» от 19.04.2014 г. пункт 1.3, обязательство должника перед кредитором по изготовлению и размещению рекламных материалов, а также по возврату авансового платежа в сумме 3 906 000 руб. новируется сторонами в обязательство по возврату займа в указанной сумме, т.е. 3 906 000 руб., в срок не позднее 31.01.2019 года. Поскольку ООО «Квинберри» было ликвидировано в 2015 году, у ООО «ДНА-Медиа» возникает обязанность отнести возникшую кредиторскую задолженность в состав доходов, чего сделано не было. Вышеуказанное подтверждает нереальность хозяйственных взаимоотношений между ООО «ДНА-Медиа» и ООО «Квингрупп», ООО «Квинберри» в части новирования авансов в займы.

В возражениях на акт проверки Общество указывало на невозможность представления по требованию Инспекции соглашений о новации в связи с их изъятием ОЭБиПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, что, как следует их представленных материалов дела, не соответствует действительности, поскольку 03.10.2017 г. ОЭБиПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве проведено обследование помещений Общества, о чем составлен протокол от 03.10.2017 г., изъяты документы, при анализе которых соглашений о новации не обнаружено. Тем не менее, среди изъятых документов обнаружены акт зачета взаимных требований Общества с ООО «Квингрупп» N 22 от 16.07.2015 г. задолженности ООО «ДНА Медиа» перед ООО «Квингрупп» в размере 42 883 140,76 руб. с выделением НДС 18% в размере 6 541 496 руб., то есть новаций согласно данному соглашению не было. Также среди изъятых документов представлен оригинал претензии - требования ООО «Квингрупп» об уплате Обществом задолженности и ответ Общества на данную претензию, а также акт сверки Общества с ООО «Квингрупп» по состоянию на 30.03.2016, подписанный Дицманом Н.А., в котором отсутствуют сведения о новациях, информация об авансовых платежах, что соответствует информации карточки субконто по ООО «Квингрупп», представленной Обществом в ходе проверки.

К возражениям на акт проверки 28.08.2018 г. Общество представило акт сверки по состоянию на 31.12.2014 г. с отражением операций новации, однако изъятый акт сверки по состоянию на более позднюю дату (30.03.2016 г.) сведения о новации не содержит. Также в материалы дела Заявителем представлен акт сверки с ООО «Квингрупп» за период с января 2014 года по март 2016 года, подписанный от имени Киртока Е.В., однако Киртока Е.В. перестал быть руководителем ООО «Квингрупп» с 13.10.2015 г. и не мог подписывать акт сверки от марта 2016 года от имени руководителя. Данный факт подтверждает, что представление в суд документы, не отражают реальные хозяйственные отношения с ООО «Квингрупп» и ООО «Квинберри».

Заявитель в своих пояснениях указывал, что факт новирования авансов в займы подтверждается показаниями руководителя и учредителя ООО «Дна Медиа» Дицмана Н.А. При этом, как указано выше, при допросе в мае 2018 года Дицман Н.А. не смог ответить на вопросы относительно операций с ООО «Квингрупп», ООО «Квинберри». Вследствие чего к показаниям, как верно счел суд первой инстанции, данным им 27.09.2018 г., необходимо относится критически.

...
Материалы выездной налоговой проверки подтверждают, что правонарушение, совершенное Обществом, правомерно квалифицировано налоговым органом как умышленное, поскольку должностные лица налогоплательщика, совершая указанные сделки, осознавали противоправный характер своих действий, желали наступление вредных последствий для бюджета от таких действий в виде занижения сумм налогов,

В рамках рассмотрения дела суду было доказано, что спорные контрагенты Общества не оказывали услуги в рамках заключенных договоров и между Обществом и контрагентами был создан формальный документооборот в целях минимизации налоговых обязательств.

Отражение в учете налоговых последствий сведений о фактах хозяйственной жизни в отсутствие таковых фактов в реальности, по неосторожности невозможно. Таким образом, установленные налоговые правонарушения правомерно признаны налоговым органом совершенными Обществом с умыслом.

Относительно довода Заявителя об отсутствии в штате квалифицированных специалистов судами, поддерживая позицию Инспекции, отмечено следующее.

Довод Общества является несостоятельным, ввиду того, что на сайте samovar.agency/vacancy рекламного агентства «Самовар», которое «с 2015 года входит в структуру DNAGroup», расположена вакансия руководителя группы интернет-проектов. Среди задач, которые стоят перед руководителем группы интернет-проектов, указано в том числе: управление интернет-проектами, организация полного цикла проекта от получения заявки до анализа результатов, определение содержимого проекта, разбивка его на отдельные этапы и задачи, оценка стоимости и сроков его реализации. Кроме того, как установлено выше, услуги по размещению рекламы в системе GoogleAdWords также оказывались организациями, взаимозависимыми с ООО «ДНА-Медиа» - ООО «Тим групп», EurotradeNetworkLTD.

Довод Заявителя о том, что им была проявлена должная степень осмотрительности и осторожности при выборе контрагента также верно признан судом первой инстанции несостоятельным, поскольку налоговым органом представлены достаточные доказательства того, что непосредственно Заявителем и спорными контрагентами создан искусственный документооборот, фактически услуги налогоплательщику не оказаны заявленными контрагентами, имеет место искажение Обществом сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения НДС и налогом на прибыль организаций.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 25.05.2010 г. № 15658/09 указал, что по условиям делового оборота при осуществлении субъектами предпринимательской деятельности выбора контрагентов оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Заявитель не представил доказательств, свидетельствующих о ведении деловых переговоров, принятии мер по установлению и проверке деловой репутации контрагента, выяснению адресов и телефонов офисов, и других действий. Заявитель не привел доводов в обоснование выбора вышеуказанной организации с учетом того, что по условиям делового оборота при осуществлении данного выбора оцениваются деловая репутация и платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, квалифицированного персонала) и опыта.

Кроме того, ссылки Общества на положения Постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» изложенные в заявлении, являются неправомерными, поскольку выводы налогового органа основаны на норме закона, введенной в действие до начала выездной налоговой проверки Общества (решение о проведении выездной налоговой проверки от 21.09.2017 г. № 12-04/594/19).

Довод Заявителя об обязанности налогового органа при вынесении решения установить действительный размер налоговых обязательств Общества правомерно отклонен судом первой инстанции как основанный на неверном толковании норма права.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 20.12.2018 г. № 3115-О, положения статей 153 и 249 НК РФ, направленные на создание надлежащей нормативной основы для исполнения налогоплательщиками конституционной обязанности по уплате налогов, подлежат применению во взаимосвязи со статьями 54, 45.1 НК РФ, сами по себе не допускают возможности доначисления налогоплательщику сумм налогов в размере большем, чем это установлено законом, поскольку определяют размер налоговой обязанности исходя из фактических (неискаженных) показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика, а потому не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя.

Таким образом, учет расходов при исчислении налога на прибыль организаций при определении обязательств налогоплательщика, чьи действия по злоупотреблению своим правом подпадают под положения статьи 54.1 НК РФ, положениями данной статьи не предусмотрен.

Поскольку в случае, если бы налогоплательщик не искажал факты хозяйственной жизни, не создавал фиктивного документооборота с целью уменьшения налоговой базы и суммы подлежащих к уплате налогов в бюджет посредством заключения договор со спорными контрагентами, которые в действительности не совершали хозяйственных операций, то у него отсутствовали бы затраты по хозяйственным операциям со спорными контрагентами и, соответственно, налогооблагаемая база, с которой осуществляется исчисление налога, подлежащего уплате в бюджет, формировалась бы без учета этих затрат.

Более того, расчет, представленный налогоплательщиком, некорректен, поскольку, те денежные средства, указанные им в письменных пояснениях по затратам по взаимоотношениям в ГУГЛ в сумме 57 374 319 руб., являются фактически доходом организации, поскольку были обналичены, информация о чем подробно изложена в оспариваемом Решении.

Ссылка Общества на положения статьи 31 НК РФ о необходимости исчисления реального размера предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при расчете налога на прибыль исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам, также верно отклонена судом как основанная на ошибочном толковании норм налогового законодательства, поскольку в данном случае отсутствуют условия, предусмотренные статьей 31 НК РФ, дающие право налоговому органу определять суммы налогов расчетным путем.

Положения подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ допускают применение расчетного метода определения сумм налога в исключительных случаях, а именно при создании действиями (бездействием) налогоплательщика невозможности исчислить налог в установленном законом порядке. Указанные действия в рамках рассмотрения настоящего дела отсутствуют.

Относительно довода Заявителя о нарушении налоговым органом статьи 113 НК РФ, регулирующей вопрос срока давности привлечения к налоговой ответственности, суд первой инстанции правильно указал следующее.

Общество в уточненных заявленных требованиях приводит довод о том, что налоговым органом был незаконно доначислен НДС за 2014 год, поскольку срок давности привлечения к ответственности исчисляется с 1 января 2016 года и заканчивается 1 января 2019 года. При этом, ООО «ДНА-Медиа» ссылается на статью 113 НК РФ, а также пункт 15 Постановления Пленума ВАС РФ № 57 от 30.07.2013 г. «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового Кодекса Российской Федерации».

В силу пункта 1 статьи 113 НК РФ срок давности привлечения к ответственности в отношении налоговых правонарушений, предусмотренных статьей 122 НК РФ, исчисляется со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено указанное правонарушение.

Согласно пункту 15 Постановления Пленума ВАС РФ № 57 от 30.07.2013 г. «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового Кодекса Российской Федерации», при толковании данной нормы судам необходимо принимать во внимание, что деяния, ответственность за которые установлена статьей 122 НК РФ, состоят в неуплате или неполной уплате сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий.

Поскольку исчисление налоговой базы и суммы налога осуществляется налогоплательщиком после окончания того налогового периода, по итогам которого уплачивается налог, срок давности, определенный статьей 113 Кодекса, исчисляется в таком случае со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено правонарушение в виде неуплаты или неполной уплаты налога».

Суд первой инстанции правильно указал, что Заявителем неверно толкует нормы права, регулирующие срок давности привлечения к налоговой ответственности, ошибочно полагая, что срок давности привлечения к ответственности по НДС за 2014 год исчисляется с 01.01.2016 г., тогда как срок верно исчисляется с 01.04.2015 г., так как налоговый период по НДС квартал.

Также в статье 113 НК РФ речь идет именно об освобождении от ответственности по статье 122 НК РФ, которая состоит во взыскании штрафа за неуплаченную сумму налога. Истечение срока давности привлечения к ответственности не влияет на возможность взыскать недоимку и пени.

Как следует из оспариваемого Решения, налоговый орган не привлекал ООО «ДНА-Медиа» к налоговой ответственности по пункту 3 статье 122 НК РФ по налогу на прибыль организаций за 2014 год, по НДС - за 1-4 кв. 2014 года, 1-4 кв. 2015 года.

Следовательно, нарушений положений статьи 113 НК РФ не имеется.

Относительно доводов Заявителя в части процессуальных нарушений, а именно - о допустимости доказательств, полученных по результатам выемки в офисе Общества, судами установлено следующее.

Как следует из заявления, Общество указывает на недопустимость доказательств, полученных в ходе выемки и скопированных с компьютеров Общества сотрудниками полиции.

Данный довод подлежит отклонению судом по следующим основаниям.

Как установлено судом, 03.10.2017 г. ОЭБиПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве проведено изъятие документов, предметов, материалов по адресу регистрации ООО «ДНА Медиа», о чем составлен протокол б/н от 03.10.2017 г. По запросу Инспекции № 12-06/019095 от 23.04.2018 г. ОЭБиПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве данные материалы письмом № 08/4-15869 от 27.04.2018 г. переданы в Инспекцию.

Согласно пункту 45 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июля 2013 года № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» при исследовании и оценке представленной налоговым органом доказательственной базы по налоговым делам судам надлежит исходить из того, что материалы, полученные в результате осуществления оперативно-розыскных мероприятий, могут использоваться налоговыми органами в числе других доказательств при рассмотрении материалов налоговой проверки (пункт 4 статьи 101 НК РФ) или при осуществлении производства по делу о предусмотренных НК РФ налоговых правонарушениях (пункт 7 статьи 101.4), если соответствующие мероприятия проведены и материалы оформлены согласно требованиям, установленным Федеральным законом от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Согласно позиции ВАС РФ, изложенной в Определении от 30.01.2008 № 492/08, полученные сотрудниками органов внутренних дел в соответствии с требованиями законодательства об оперативно-розыскной деятельности материалы, экспертные заключения, протоколы опроса, могут быть использованы в качестве доказательств по делу, поскольку в законе отсутствуют ограничения в использовании налоговыми органами при проведении мероприятий налогового контроля письменных доказательств, добытых в результате оперативно-розыскных мероприятий.

Доводы Заявителя о проведении и оформлении результатов гласного оперативно-розыскного мероприятия «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» Общества 03.10.2017 г. с нарушениями требований, установленным Федеральным законом от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» правильно признаны судом первой инстанции несостоятельными.

Как следует из материалов дела, Протокол обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств от 03.10.2017 г. содержит сведения о копировании с рабочих компьютеров главного бухгалтера группы компаний ДНА информации на жесткий диск, то есть данное обстоятельство запротоколировано, не может рассматриваться в качестве применения технических средств фиксации данных (видеосъемка, аудиозапись). Также судом не установлено оснований для невозможности идентификации жесткого диска, на который в процессе обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств скопирована информация Заявителя, и жесткого диска, изъятого у Общества согласно протоколу изъятия документов, предметов, материалов от 03.10.2017 г. (далее - Протокол изъятия), переданного Инспекции письмом от 27.04.2018 г. N 08/4-15869. В Протоколе изъятия указано, что произведено изъятие документов в соответствии с прилагаемой к протоколу описью, изымаемые документы сшиты в папки, пронумерованы, оклеены полосой бумаги с подписями представителей организации и общественности. При этом в пункте 4 описи к Протоколу изъятия значится спорный жесткий диск, ссылка жалобы, что изъятый жесткий диск не был опечатан безосновательна.

Содержание изъятых документов, использованных Инспекцией при сборе доказательств совершения Обществом налоговых правонарушений, а также скопированных на жесткий диск при проведении обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств неоспоримо свидетельствует об их принадлежности к финансово-хозяйственной деятельности Заявителя. Нарушений при оформлении выемки, передаче материалов в Инспекцию не установлено, основания считать доказательства, полученные по результатам выемки недопустимыми, отсутствуют. Доказательств обратного в материалы дела не представлено.

На основании вышеизложенного суд первой инстанции пришел к правомерному и обоснованному выводу о доказанности Инспекцией фактического неоказания Обществу рекламных услуг ООО «Евразия Групп», ООО «Проект Дельта», ООО «КЦ Беатрикс», ООО «Империя Страхования», ООО «Проспект», ООО «Времена Года», ООО «Альтэкс». Действия ООО «ДНА Медиа» по оформлению операций с контрагентами направлены исключительно на неправомерное применение налоговых вычетов по НДС и заявление расходов по налогу на прибыль организаций.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемое Заявителем Решение ИФНС № 9 по г. Москве от 29.05.2019 г. № 12-04/1832 является законным и обоснованным.

Приведенные в кассационной жалобе доводы не свидетельствуют о нарушении судами первой и апелляционной инстанции материального и процессуального права, а фактически указывают на несогласие с выводами судов, основанными на исследовании имеющихся в деле доказательств, которым судами дана надлежащая правовая оценка, и направлены на переоценку исследованных судами доказательств и установленных обстоятельств, что в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Суд кассационной инстанции находит выводы суда первой и апелляционной инстанций законными и обоснованными, сделанными при правильном применении норм материального и процессуального права, с установлением всех обстоятельств по делу, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора по существу.

Доводы кассационной жалобы, сводящиеся к иной, чем у судов, оценке доказательств, не могут служить основаниями для отмены обжалуемых судебных актов, так как они не опровергают правомерность выводов арбитражных судов и не свидетельствуют о неправильном применении норм материального и процессуального права.

Руководствуясь статьями 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Московского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 10 марта 2021 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01 июня 2021 года по делу № А40-8695/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

Председательствующий-судья О.В. Каменская
Судьи А.А. Дербенев, С.Н. Крекотнев

16

Re: Доначисления

В рассматриваемом деле уклонение от уплаты налогов осуществлялось с помощью ИП. Налогоплательщик создал ИП, заказал услуги, перевел деньги, уплатил 6% и сняли наличными в банке как доход предпринимателя. Вариант уклонения от уплаты налогов понятный и универсальный.

Волгоградская компания, занимающаяся исследованиями в геофизике. Решает сложные научно-производственные задачи в области разработки месторождений нефти и газа, имеет ряд лицензий и серьезных заказчиков. Налоговая нагрузка большая: до 20% от оборота. По НДС никаких претензий. Однако появились вопросы к налогу на прибыль.

Что они сделали? Открыли карманное ИП и платили за некие геологические исследования, как субподрядчику. ИП – заслуженный геолог из руководства с регалиями и научными работами. Кто, как ни он такие исследования может сделать, а при случае и засыпать инспекторов терминами сможет. И настолько они понадеялись на профессорские регалии, что наплодили тучу косяков. Мимо которых фискалы пройти не смогли и вкатали неправомерное включение затрат по налогу на прибыль.
Первый косяк. ФНС доказала, что работы делал не профессор на ноутбуке, а штатные геофизики, которые на допросах это подтвердили. При этом ПО для этих исследований вообще на ноутбук встать не могло, на аутсорсе это сделать невозможно. Допросили и реальных заказчиков, те тоже рассказали, с кем связывались по рабочим вопросам.
Второй косяк. В связи с тем, что профессор был 70+, долгое время он отдыхал в больнице, а в 2018 году умер. Пока лежал акты от него продолжали регулярно штамповать. Тут даже слепой инспектор поймет, что больному пенсионеру на лечении этим заниматься не с руки.
Ещё косяк. Нотариальная доверенность от профессора на получение денег была выписана на главбухшу. И деньги, которые ООО переводило за исследования снимались со счета ИП наличкой лично главным бухгалтером этого же ООО. Разумеется, отчетность сдавалась с того же айпи. Выведенные средства директор и бухгалтер заносили на свои личные счета, приобретали квартиры и машины. «Прироста имущественного положения» предпринимателя при этом не наблюдалось.
Несмотря на то, что борзели не сильно, совокупность косяков вылилась в доначисления и все судебные инстанции с этим согласились.
Примечательно то, что, хотя нет контроля за расходами, фискалы использовали «улучшение имущественного положения» директора и бухгалтера как аргумент в суде. И хотя доначислили налоги только компании, вопросы должностным лицам появились, и они наверняка на контроле.
Источник - телеграмм канал @bi_plan

Постановление № Ф06-9846/2021 Арбитражного суда Поволжского округа от 18 ктября 2021 года по делу № А12-462/2021

Резолютивная часть постановления объявлена 12 октября 2021 года.
Полный текст постановления изготовлен 18 октября 2021 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:
председательствующего судьи Мосунова С.В., судей Хакимова И.А., Мухаметшина Р.Р.,
при участии представителей:
общества с ограниченной ответственностью «Газ Эксплорейшн Продакшн» - Гусева Ю.В. (доверенность от 16.01.2020),
Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда – Борисовой Е.Н. (доверенность от 11.01.2021 № 24), Управления Федеральной налоговой службы по Волгоградской области - Борисовой Е.Н. (доверенность от 12.01.2021 № 8),
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Газ Эксплорейшн Продакшн» на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 12.04.2021 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2021 по делу № А12-462/2021
по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Газ Эксплорейшн Продакшн» (ОГРН 1113443009404, ИНН 3443112580, г. Волгоград) о признании недействительным ненормативного правового акта Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда (ОГРН 1043400395631, ИНН 3444118585, г. Волгоград), заинтересованное лицо - Управление Федеральной налоговой службы по Волгоградской области (ОГРН 1043400221127, ИНН 3442075551, г. Волгоград),

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Газ Эксплорейшн Продакшн» (далее – ООО «Газ Эксплорейшн Продакшн», ООО «ГЭП», налогоплательщик, общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда (далее - ИФНС России по Центральному району г. Волгограда, налоговый орган, инспекция) от 12.08.2020 № 10-19/942 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

К участию в деле в качестве заинтересованного лица привлечено Управление Федеральной налоговой службы по Волгоградской области (далее – УФНС России по Волгоградской области).

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 12.04.2021, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2021, в удовлетворении заявленных ООО «Газ Эксплорейшн Продакшн» требований отказано.

В кассационной жалобе ООО «Газ Эксплорейшн Продакшн» просит отменить принятые по делу судебные акты, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

В отзыве УФНС России по Волгоградской области, полагая решение Арбитражного суда Волгоградской области от 12.04.2021 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2021 обоснованными и законными, просит оставить их без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Арбитражный суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, заслушав представителей заявителя, УФНС России по Волгоградской области, ИФНС России по Центральному району г. Волгограда, проверив законность обжалуемых судебных актов в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), не находит оснований для их отмены.

Как следует из материалов дела, 12.12.2019 ООО «ЗПГ Поле» переименовано в ООО «Газ Эксплорейшн Продакшн».

ИФНС России по Центральному району г. Волгограда в период с 01.01.2016 по 31.12.2018 проведена выездная налоговая проверка ООО «Газ Эксплорейшн Продакшн» (ранее в проверяемый период – ООО «ЗПГ Поле»).

Результаты проверки отражены в акте налоговой проверки от 04.10.2019 № 10-17/65.

Инспекцией принято решение от 12.08.2020 № 10-19/942 о привлечении ООО «Газ Эксплорейшн Продакшн» к ответственности за совершение налогового правонарушения по пунктам 1, 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ, Кодекс), пункту 1 статьи 119 НК РФ в виде штрафа в общем размере 1 296 622 руб.

Кроме того, указанным решением налогоплательщику доначислены налог на прибыль, налог на имущество в общем размере 4 428 683 руб., начислены пени в общем размере 1 523 443 руб. 89 коп.

Не согласившись с решением инспекции от 12.08.2020 № 10-19/942, налогоплательщик обжаловал его в вышестоящий налоговый орган.

Решением УФНС по Волгоградской области от 01.12.2020 № 753 апелляционная жалоба налогоплательщика оставлена без удовлетворения.

Не согласившись с решением инспекции от 12.08.2020 № 10-19/942, ООО «Газ Эксплорейшн Продакшн» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.

По результатам проведенной выездной налоговой проверки инспекцией установлено нарушение ООО «ГЭП» положений пункта 1 статьи 54.1 НК РФ в связи с умышленным искажением сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и бухгалтерском учете налогоплательщика, в связи с неправомерным включением в состав расходов по налогу на прибыль организаций затрат на выполнение работ по созданию сейсмологической и других моделей геологического строения лицензионных участков, оформленных от имени ИП Андреева Г.Н., а также несоблюдение условий, предусмотренных пунктом 2 статьи 54.1 НК РФ, в связи с умышленным завышением затрат на приобретение нематериальных активов (полевых сейсморазведочных материалов) у подконтрольного лица Колосова Е.С.

По данным эпизодам налогоплательщику доначислен налог на прибыль в сумме 4 426 245 руб., соответствующие суммы пени, общество привлечено к налоговой ответственности по пункту 3 статьи 122 НК РФ в виде штрафа в сумме 1 295 138 руб.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 3 НК РФ законодательство о налогах и сборах исходит из всеобщности и равенства налогообложения, необходимости взимания налогов в соответствии с их экономическим основанием и недопустимости произвольного налогообложения.

Поскольку вычет расходов из налогооблагаемой прибыли влечет уменьшение размера налоговой обязанности и является формой налоговой выгоды, обоснованность получения этой выгоды может являться предметом оспаривания по основаниям, связанным со злоупотреблением правом, и подлежит оценке судом с учетом необходимости реализации в правоприменительной практике таких публично значимых целей, вытекающих из положений пунктов 1 и 3 статьи 3 НК РФ, как поддержание стабильности налоговой системы, стимулирование участников оборота к вступлению в договорные отношения преимущественно с контрагентами, ведущими реальную хозяйственную деятельность и уплачивающими налоги, обеспечение нейтральности налогообложения по отношению ко всем плательщикам, которые действовали осмотрительно в хозяйственном обороте и не участвовали в уклонении от налогообложения.

При оценке обоснованности налоговой выгоды согласно пункту 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - Постановления № 53) предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В силу правовых позиций Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (пункты 4, 9 и 11 Постановления № 53), налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано. Признание налоговой выгоды необоснованной не должно затрагивать иные права налогоплательщика, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.

С учетом изложенного, выявление необоснованной налоговой выгоды не предполагает определения налоговой обязанности в относительно более высоком размере, что, по сути, означало бы применение санкции, а может служить основанием для доначисления суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, таким образом, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 05.04.2018 № 305-КГ17-20231, от 06.03.2018 № 304-КГ17-8961, от 30.09.2019 №307-ЭС19-8085, от 28.10.2019 № 305-ЭС19-9789 и др.).

Изложенные подходы к оценке обоснованности налоговой выгоды и определению последствий злоупотребления правом в налоговых отношениях сохраняют свою актуальность после принятия Федерального закона от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации», которым часть первая НК РФ дополнена статьей 54.1 НК РФ, конкретизировавшей обстоятельства и условия, принимаемые во внимание при оценке допустимости поведения налогоплательщика.

В соответствии со статьей 54.1 НК РФ не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

Согласно пункту 2 статьи 54.1 НК РФ при отсутствии обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, по имевшим место сделкам (операциям) налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в соответствии с правилами соответствующей главы части второй настоящего Кодекса при соблюдении одновременно следующих условий:

1) основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;

2) обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

Цель противодействия налоговым злоупотреблениям при применении данной нормы реализуется за счет исключения возможности извлечения налоговой выгоды налогоплательщиками, использующими формальный документооборот с участием компаний, не ведущих реальной экономической деятельности и не исполняющих налоговые обязательства в связи со сделками, оформляемыми от их имени («технические» компании), при том, что лицом, осуществляющим исполнение, является иной субъект.

Представление налогоплательщиком документов как в обоснование налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость (далее – НДС), так и расходов по налогу на прибыль не является само по себе достаточным основанием для получения соответствующей налоговой выгоды, если налоговым органом доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Если налоговым органом будут представлены доказательства того, что в действительности реально хозяйственные операции поставщиками (контрагентами) не осуществлялись и налоги в бюджет ими не уплачивались, в систему поставок и взаиморасчетов вовлечены юридические лица, зарегистрированные по подложным или утерянным документам или несуществующим адресам, либо схема взаимодействия производителя, поставщика и покупателя продукции указывает на недобросовестность участников хозяйственных операций, арбитражный суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям налогового законодательства, а должен оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

На основании положений статьи 169 НК РФ и позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 16.07.2009 № 924-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «ЛК Лизинг» на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 106, 110, 169, 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации», нормы налогового права не предполагают формального подхода при разрешении налоговых споров, так арбитражные суды в случае сомнений в правильности применения налогового законодательства обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение юридически значимых обстоятельств (факт оказания услуг, реализации товара, наличие иных документов, подтверждающих хозяйственные операции, и другие) (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24.01.2008 № 33-О-О и от 05.03.2009 № 468-О-О).

Суды первой и апелляционной инстанций, оценив во взаимосвязи представленные участниками процесса доказательства и установленные обстоятельства, пришли к выводу, что налоговым органом представлены доказательства получения заявителем необоснованной налоговой выгоды по сделкам с ИП Андреевым Г.Н. и Колосовым Е.С.

Так, в отношении сделок с ИП Андреевым Г.Н. налоговым органом установлено следующее.

В проверяемом периоде 2016-2018 годы ООО «ЗПГ Поле» (в настоящее время - ООО «Газ Эксплорейшн Продакшн») в состав расходов, уменьшающих доходы при исчислении налога на прибыль организаций, включены затраты по выполнению работ по созданию сейсмогеологической, структурно-тектонической и других моделей геологического строения лицензионных участков, в том числе, с целью исследования особенностей изучаемой территории для определения положения в пространстве нефтегазоперспективных объектов и подготовки их к последующему глубокому поисковому бурению, на основании документов, оформленных от имени ИП Андреева Г.Н., применявшего в проверяемом налоговом периоде упрощенную систему налогообложения (далее - УСН).

По результатам проверки налоговый орган пришел к выводу, что договоры, заключенные между ООО «ЗПГ Поле» и ИП Андреевым Г.Н., носили формальный характер, фактически спорные работы выполнены самим ООО «ЗПГ Поле», а реквизиты ИП Андреева Г.Н. в представленных на проверку документах использованы в целях минимизации налоговых обязательств посредством завышения расходов, уменьшающих доходы при исчислении налога на прибыль организаций.

В частности, установлено, что Андреев Г.Н. (дата рождения 27.05.1938) с 05.05.2015 являлся работником ООО «ЗПГ Поле», с 01.09.2015 зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя и применял УСН с выбранным объектом налогообложения «доходы».

Основным видом деятельности ИП Андреева Г.Н. заявлена деятельность в области архитектуры, инженерных изысканий и предоставление технических консультаций в этих областях (ОКВЭД 71.1).

В ходе сопоставления IP-адресов ИП Андреева Г.Н. и ООО «ЗПГ Поле», через которые осуществлялось распоряжение денежными средствами при выполнении банковских операций через систему «Клиент-Банк», установлена их полная идентичность.

Налоговую отчетность и декларации по УСН от имени ИП Андреева Г.Н. представляла в налоговый орган главный бухгалтер ООО «ЗПГ Поле» Михайлова Е.П. (подтверждено показаниями Михайловой Е.П., полученными в ходе допроса). При этом у Михайловой Е.П. имелась нотариальная доверенность на право распоряжения денежными средствами и проведения операций по счетам Андреева Г.Н. Денежные средства за «выполненные» (по документам) работы, перечисленные от ООО «ЗПГ Поле», в полном объеме обналичивались Михайловой Е.П. путем снятия с расчетного счета (подтверждено выпиской о движении денежных средств по расчетному счету ИП Андреева Г.Н. и свидетельскими показаниями Михайловой Е.П.).

Кроме того, проверкой установлено, что при отсутствии прироста имущественного положения Андреева Г.Н. директор ООО «ЗПГ Поле» Худышкин JI.A. и бухгалтер Михайлова Е.П. в проверенном периоде приобретали объекты недвижимости и автомобили, а директором регулярно вносились денежные средства на свои счета как физического лица.

В 2015 году Андрееву Г.Н. исполнилось 77 лет, при этом его деятельность в качестве индивидуального предпринимателя осуществлялась без привлечения наемных сотрудников.

В период выполнения спорных работ Андреев Г.Н. являлся штатным сотрудником ООО «ЗПГ Поле» (главный геолог, заместитель директора по геологии), что подтверждается справками по форме 2-НДФЛ о выплате заработной платы за 2016-2018 годы, трудовым договором и табелем учета рабочего времени.

ООО «ЗПГ Поле» являлось единственным заказчиком для ИП Андреева Г.Н., иные контрагенты у индивидуального предпринимателя отсутствовали.

Весь объем работ по созданию сейсмологической и других моделей геологического строения лицензионных участков, заявленный от заказчиков, передан ООО «ЗПГ Поле» в соответствии с договором субподряда ИП Андрееву Г.Н.

Работники ООО «ЗПГ Поле» в ходе проверки подтвердили, что фактически работы по обработке и интерпретации сейсмических моделей в полном объеме они выполняли самостоятельно, поскольку проведение данных работ невозможно без использования специального программного обеспечения, которым Андреев Г.Н. в силу возраста не владел. Деятельность Андреева Г.Н. сводилась к поиску заказчиков, переговорам с контрагентами по рекламе, что являлось его непосредственными обязанностями как работника ООО «ЗПГ Поле», иных обязанностей он не выполнял. Рабочее место Андреева Г.Н. располагалось в кабинете директора общества, Андреев Г.Н. работал с использованием ноутбука, на котором невозможно установление специализированных программных продуктов в силу его недостаточной мощности (протоколы допросов Расстрыгиной М.А., Башкирцева А.Н. от 27.12.2018, в период с 20.04.2015 по май 2018 года в ООО «ЗПГ Поле» в должности ведущего геофизика в отделе обработке, Решетова В.Н. от 04.06.2019 № 10-11/688 в период с 29.09.2015 по 04.08.2017 инженер-электроник в ООО «ЗПГ Поле», Рязановой М.Н. от 18.07.2019 № 10-11/2548 в период с ноября 2017 года по май 2018 года инженер-электроник в ООО «ЗПГ Поле», Количенко И.В. от 05.06.2019 № 10-11/950, в период с ноября 2017 по настоящее время инженер-электроник в ООО «ЗПГ Поле», Ковалевой Н.А. от 30.05.2019 № 10-11/712, в период с мая 2015 года по май 2016 года в ООО «ЗПГ Поле», Бурмистровой Л.А. от 16.07.2019 № 10-11/4215, в проверяемый период начальник интерпретационного отдела ООО «ЗПГ Поле»).

При этом у ООО «ЗПГ Поле» имелось специальное оборудование для обработки сейсмических материалов EHOS (Focus) Paradigm, интерпретационный комплекс SeisVision Geographies, для построения глубинной миграции использовался Geodepth Paradigm.

Наряду с этим, установлено, что передача выполненных работ заказчикам от ООО «ЗПГ Поле» осуществлялась работником общества – Гошкадеровой О.В., которая в ходе допроса не смогла пояснить необходимость привлечения ИП Андреева Г.Н. к выполнению спорных работ.

Так, согласно свидетельским показаниям должностного лица организации-заказчика работ - директора Саратовского филиала ООО «УК «КорСарНефть» Силкина С.А. (протокол допроса от 18.06.2019 № 35) со стороны ООО «ЗПГ Поле» передачу выполненных работ заказчику осуществляла Гошкадерова О.В., которая являлась работником данной организации.

Окончание в следующем сообщении

17

Re: Доначисления

В рассматриваемом деле уклонение от уплаты налогов осуществлялось с помощью ИП. Налогоплательщик создал ИП, заказал услуги, перевел деньги, уплатил 6% и сняли наличными в банке как доход предпринимателя. Вариант уклонения от уплаты налогов понятный и универсальный.

Волгоградская компания, занимающаяся исследованиями в геофизике. Решает сложные научно-производственные задачи в области разработки месторождений нефти и газа, имеет ряд лицензий и серьезных заказчиков. Налоговая нагрузка большая: до 20% от оборота. По НДС никаких претензий. Однако появились вопросы к налогу на прибыль.

Что они сделали? Открыли карманное ИП и платили за некие геологические исследования, как субподрядчику. ИП – заслуженный геолог из руководства с регалиями и научными работами. Кто, как ни он такие исследования может сделать, а при случае и засыпать инспекторов терминами сможет. И настолько они понадеялись на профессорские регалии, что наплодили тучу косяков. Мимо которых фискалы пройти не смогли и вкатали неправомерное включение затрат по налогу на прибыль.
Первый косяк. ФНС доказала, что работы делал не профессор на ноутбуке, а штатные геофизики, которые на допросах это подтвердили. При этом ПО для этих исследований вообще на ноутбук встать не могло, на аутсорсе это сделать невозможно. Допросили и реальных заказчиков, те тоже рассказали, с кем связывались по рабочим вопросам.
Второй косяк. В связи с тем, что профессор был 70+, долгое время он отдыхал в больнице, а в 2018 году умер. Пока лежал акты от него продолжали регулярно штамповать. Тут даже слепой инспектор поймет, что больному пенсионеру на лечении этим заниматься не с руки.
Ещё косяк. Нотариальная доверенность от профессора на получение денег была выписана на главбухшу. И деньги, которые ООО переводило за исследования снимались со счета ИП наличкой лично главным бухгалтером этого же ООО. Разумеется, отчетность сдавалась с того же айпи. Выведенные средства директор и бухгалтер заносили на свои личные счета, приобретали квартиры и машины. «Прироста имущественного положения» предпринимателя при этом не наблюдалось.
Несмотря на то, что борзели не сильно, совокупность косяков вылилась в доначисления и все судебные инстанции с этим согласились.
Примечательно то, что, хотя нет контроля за расходами, фискалы использовали «улучшение имущественного положения» директора и бухгалтера как аргумент в суде. И хотя доначислили налоги только компании, вопросы должностным лицам появились, и они наверняка на контроле.
Источник - телеграмм канал @bi_plan

Постановление № Ф06-9846/2021 Арбитражного суда Поволжского округа от 18 ктября 2021 года по делу № А12-462/2021

Продолжение, начало в предыдущем сообщении

В ходе проведенного допроса Гошкадерова О.В. (протокол допроса от 15.07.2019 № 10-11/1907) представила пояснения относительно своих должностных обязанностей, в том числе, по созданию сейсмогеологической модели, но не дала конкретных пояснений относительно привлечения обществом к исполнению спорных работ ИП Андреева Г.Н., указав на то, что ей это не известно, но поскольку Андреев Г.Н. участвовал в рабочем процессе обработки и интерпретации как штатный сотрудник ООО «ЗПГ Поле», то заказы ему (как ИП) не передавались.

В ходе исследования порядка формирования стоимости выполненных работ по договорам, заключенным ООО «ЗПГ Поле» с ИП Андреевым Г.Н. и с заказчиком ООО «ВостокИнвестНефть», установлено, что в сопоставлении с суммами вознаграждения весь объем по договору с ООО «ВостокИнвестНефть» передан по договору субподряда ИП Андрееву Г.Н., при этом по заданию, предъявленному заказчиком ООО «ЗПГ Поле», работы по составлению и передаче заказчику геологического отчета фактически выполнялась работниками ООО «ЗПГ Поле» (подтверждено показаниями Башкирцева А.Н. (протокол допроса от 09.07.2019 № 10-11/4071, Лошаковой И.Ф.).

В ходе исследования взаимоотношений ООО «ЗПГ Поле» с заказчиком работ ООО «Волгодеминойл» установлено, что по актам выполненных работ по геологическому сопровождению этапов обработки на II лицензионном участке ООО «СП Волгодеминойл» (Ольховская структура), оформленных от имени ИП Андреева Г.Н., заказчиком фактически приняты работы, выполненные работниками Общества, в том числе Андреевым Г.Н. как работником ООО «ЗПГ Поле», осуществлявшим геологическое сопровождение работ в соответствии со своими должностными обязанностями.

Аналогичная ситуация сложилась и по договорам, заключенным обществом с заказчиками ООО «Артамира» и ООО «ЛукБелОйл».

Также проверкой установлено, что в 2018 году Андреев Г.Н. находился на лечении в г. Москве и не мог осуществлять предпринимательскую деятельность, однако расходы по взаимоотношениям с индивидуальным предпринимателем в отчетности ООО «ЗПГ Поле» отражены. Допросить Андреева Г.Н. не представилось возможным в связи с его смертью 20.09.2018.

Таким образом, совокупность установленных налоговым органом обстоятельств подтверждает вывод налогового органа о создании заявителем и его контрагентом формального документооборота в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

Довод налогоплательщика, изложенный в жалобе, о том, что налоговым органом выводы сделаны без учета понятий и терминов в области сейсморазведки и обработки данных, и не использует необходимую терминологию, отклоняется судебной коллегией, поскольку налоговый орган исходил из совокупности установленных в ходе проверки обстоятельств о том, что ИП Андреев Г.Н., являясь сотрудником самого налогоплательщика и исполняя непосредственные трудовые функции, в то же время, не имея сотрудников и необходимого оборудования, не имел возможности осуществить спорные работы значительной сложности и объема.

Довод общества о том, что совпадение 1Р-адресов ИП Андреева Г.Н. и ООО «ЗПГ Поле» не может свидетельствовать об умышленном и согласованном характере действий налогоплательщика, был предметом рассмотрения в суде первой инстанции и правомерно судом отклонен, поскольку факт использования хозяйствующими субъектами одного персонального компьютера для осуществления расчетов через систему «Клиент-Банк» наряду с иными установленными в ходе проверки обстоятельствами признается судами в качестве доказательств согласованности действий сторон по сделке и их подконтрольности.

Также был предметом рассмотрения в судах и довод общества о недоказанности изложенных в решении инспекции выводов о необоснованном обогащении директора ООО «ЗПГ Поле» Худышкина Л.А. и бухгалтера общества Михайловой Е.Н. в период совершения сделки с ИП Андреевым Г.Н. и правомерно судами отклонен.

Как указано выше, налоговым органом установлено, что денежные средства за «выполненные» (по документам) работы, перечисленные от ООО «ЗПГ Поле», в полном объеме обналичивались главным бухгалтером налогоплательщика Михайловой Е.П. путем снятия с расчетного счета.

При этом установлено, что Худышкин Л.А. в период взаимоотношений ООО «ЗПГ Поле» с ИП Андреевым Г.Н. систематически вносил наличные денежные средства на свои расчетные счета и приобретал дорогостоящее имущество, как и главный бухгалтер ООО «ЗПГ Поле» Михайлова Е.Н.

Данные обстоятельства учтены налоговым органом в совокупности с иными обстоятельствами, установленными по результатам проверки.

В отношении сделок с Колосовым А.Б. налоговым органом установлено следующее.

По результатам налоговой проверки ООО «ЗПГ Поле» налоговым органом установлен факт неправомерного уменьшения обществом налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций вследствие необоснованного увеличения расходов на стоимость полевых сейсморазведочных материалов, приобретенных по документам у подконтрольного обществу лица – Колосова А.Б.

Так, по условиям договора от 20.11.2017 № 21/12-17 Колосов А.Б. передает в собственность ООО «ЗПГ Поле» для целей выполнения работ по геологическому изучению недр в пределах Абрамовского лицензионного участка полевые сейсморазведочные материалы прошлых лет, находящиеся в пределах Абрамовского лицензионного участка или проходящие по сопредельным территориям, в непосредственной близости от его границ. Стоимость 1 пог/км материалов составляет 130 000 руб. К материалам относятся полевые материалы, полученные в результате проведения полевых сейсморазведочных работ МГТ-2Д в 2006 году в пределах территории расположения Абрамовского лицензионного участка недр Волгоградской области.

В ходе анализа выписки о движении денежных средств по расчетному счету ООО «ЗПГ Поле» выявлено, что обществом в адрес Колосова А.Б. в период с января по август 2018 года производилось перечисление денежных средств с назначением платежей «Оплата за сейсморазведочные материалы Абрамовского лицензионного участка по договору от 20.11.17 № 21/12-17. НДС не облагается» всего на сумму 22 802 000 руб.

В силу пункта 2.2 договора покупатель (ООО «ЗПГ Поле») обязуется оплатить 100% стоимости кондиционных материалов путем безналичного перечисления денежных средств на расчетный счет продавца (Колосова А.Б.), в течение 5 (пяти) рабочих дней с даты подписания обеими сторонами акта приема-передачи материалов.

Между тем, со стороны ООО «ЗПГ Поле» обязательство по разовой 100% оплате приобретаемого полевого материала не выполнено. Дополнительные соглашения по изменению порядка расчетов сторонами не представлены.

Приобретенный полевой материал по Абрамовскому лицензионному участку принят обществом к учету в качестве нематериальных активов, стоимость по которым ежемесячно списывается в затраты в виде амортизационных отчислений. При этом стоимость нематериальных активов определилась ниже рыночной, что является экономически невыгодным для Колосова А.Б. (подтверждено свидетельскими показаниями Колосова А.Б. (протокол допроса от 08.07.2018 № 14-17/315 и исполнительного директора ООО «ЗПГ Поле» Зарипова И.М. (протокол допроса от 10.07.2019 № 10-11/1732).

Также установлено, что в проверяемом периоде Колосов А.Б. являлся сотрудником ООО «ЗПГ Поле» - заместителем генерального директора, советником по экономике (принят на работу по трудовому договору от 01.04.2015 № 1).

Согласно справкам о доходах физических лиц по форме 2-НДФЛ, представленным ООО «ЗПГ Поле» в налоговый орган, Колосову А.Б. в 2016-2018 годах выплачен доход в виде заработной платы в общем размере 1 866 тыс. рублей.

Кроме того, обществом на счета Колосова А.Б. перечислены денежные средства в виде займа: в 2017 году на сумму 15 250 тыс. руб., в 2018 году на сумму 2 990 тыс. рублей.

Однако в ходе проведенных допросов работники ООО «ЗПГ Поле»: Решетов В.Н. (протокол допроса от 04.06.2019 № 10-11/688), Количенко И.В. (протокол допроса от 05.06.2019 № 10-11/950), Ковалева Н.А. (протокол допроса от 30.05.2019 № 10-11/712), Башкирцев А.Н. (протокол допроса от 27.12.2018) не смогли пояснить, кто такой Колосов А.Б., какую должность он занимает и какие обязанности исполняет.

По сведениям, предоставленным архивом отдела ЗАГС, Колосов А.Б. является мужем соучредителя ООО «ЗПГ Поле» - Колосовой Екатерины Сергеевны, что свидетельствуют о том, что Колосов А.Б. является взаимозависимым и подконтрольным обществу лицом.

В ходе налоговой проверки налогоплательщиком представлен договор уступки прав требования (цессии) от 10.07.2015 б/н, по условиям которого АО «Заприкаспийгеофизика» ИНН 3443040181 (Цедент) уступает, а Колосов А.Б. (Цессионарий) в полном объеме принимает от ООО «Медведица Нефть» право требования уплаты денежных средств в сумме 3 130 000 руб. по договору от 26.03.2012 № 26/180-ЗПГ «На проведение сейсморазведочных работ 2Д с целью изучения геологического строения Западно- Фроловского лицензионного участка и выявления в его пределах нефтегазоперспективных объектов для поиска бурения».

Сумма права требования подтверждена вступившим в законную силу определением Арбитражного суда Волгоградской области от 17.04.2014 по делу № А12-4766/2014 о банкротстве ООО «Медведица Нефть».

В качестве оплаты за уступаемое право требования Колосов А.Б. обязуется выплатить АО «Заприкаспийгеофизика» денежные средства в размере 100 000 руб.

В отношении АО «Заприкаспийгеофизика» выявлено, что организация создана 28.08.1991.Основным видом деятельности является «Работы геологоразведочные, геофизические и геохимические в области изучения недр и воспроизводства минерально- сырьевой базы» (ОКВЭД 71.12.3).

С 11.09.2015 держателем реестра акционеров АО «Заприкаспийгеофизика» является ЗАО «Специализированный Регистратор-Держатель Реестра Акционеров Газовой Промышленности».

В настоящее время АО «Заприкаспийгеофизика» находится в стадии банкротства (конкурсным управляющим назначен Рычков К.М.).

Директорами организации являлись:

- в период с 03.08.2009 по 27.02.2012 Колосов Борис Михайлович;

- в период с 28.02.2012 по 29.01.2014 Колосов Андрей Борисович;

- в период с 30.01.2014 по 08.07.2014 Цыганков Павел Валерьевич;

- в период с 09.07.2014 по 07.07.2015 Панасюк Владимир Георгиевич;

- в период с 08.07.2015 по 2019 год Кузнецов Андрей Анатольевич.

В период заключения договорных отношений между АО «Заприкаспийгеофизика» и ООО «Медведица Нефть» Колосов А.Б. являлся директором АО «Заприкаспийгеофизика», в обязанности которого входило руководство производственно-хозяйственной и финансово-экономической деятельностью организации, с несением ответственности за последствия принимаемых решений, сохранность и эффективное использование имущества организации, а также финансово-хозяйственные результаты ее деятельности.

В ходе проведенных допросов свидетелей установлено, что часть работников, которые в настоящее время работают в ООО «ЗПГ Поле», в том числе, генеральный директор общества Худышкин Л.А., ранее работали в АО «Заприкаспийгеофизика».

Наряду с этим, проверкой установлено, что согласованность действий по приобретению полевого материала Абрамовского лицензионного материала ООО «ЗПГ Поле» возникла до момента приобретения Колосовым А.Б. данного полевого материала у АО «Заприкаспийгеофизика».

Так, Колосов А.Б. трудоустроен в ООО «ЗПГ Поле» в апреле 2015 года, договор уступки права требования (цессии) с АО «Заприкаспийгеофизика» заключен Колосовым А.Б. в период его работы в ООО «ЗПГ Поле» (10.07.2015), лицензия на пользование недрами Абрамовского лицензионного участка оформлена ООО «ЗПГ Поле» в декабре 2015 года.

В соответствии с указанной лицензией пользователю недр ООО «ЗПГ Поле» предоставлен Абрамовский лицензионный участок для геологического изучения, включающего поиск и оценку месторождений полезных ископаемых, разведки и добычи полезных ископаемых с установлением сроков действия лицензии и выполнения работ недропользователем.

Согласно приложениям к лицензии предыдущим пользователем участком недр являлось ООО «Промгаз» (период пользования с июля 2014 года по август 2014 года).

В ноябре 2015 года по результатам проведенного аукциона на право пользования недрами с целью геологического изучения, разведки и добычи газа на Абрамовском участке в Волгоградской области ООО «ЗПГ Поле» признано победителем и на основании приказа Департамента по недропользованию по Южному федеральному округу от 17.11.2015 № 372 ООО «ЗПГ Поле» в отношении данного участка оформлена лицензия на пользование недрами.

Исходя из вышеизложенного, налоговым органом сделан обоснованный вывод, что руководитель ООО «ЗПГ Поле» Худышкин Л.А. и Колосов А.Б. при получении лицензии на пользование недрами уже имели в распоряжении полевой материал Абрамовского лицензионного участка.

Также установлено, что полевой материал передан ПО «Заприкаспийгеофизика» в адрес Колосова А.Б. по стоимости 100 000 руб., что значительно ниже суммы задолженности ООО «Медведица нефть» (3 130 000 руб.). В дальнейшем приобретенный полевой материал реализуется Колосовым А.Б. в адрес взаимозависимого юридического лица - ООО «ЗПГ Поле» по стоимости 22 802 000 руб.

Совокупность установленных в ходе проверки обстоятельств позволили налоговому органу сделать обоснованный вывод об умышленности и согласованности действий участников хозяйственной деятельности, а также о предопределенности движения денежных потоков, с целью получения необоснованной налоговой экономии. Указанная сделка создала возможность ООО «ЗПГ Поле» неправомерно уменьшить налогооблагаемую прибыль на основании документов, оформленных с взаимозависимом лицом Колосовым А.Б., а подконтрольному лицу – Колосову А.Б. получить значительные суммы денежных средств с минимальной налоговой нагрузкой.

Ссылка общества на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 15.10.2019 по делу № А12-28125/2019 отклоняется судебной коллегией, поскольку в рамках названного дела судом не была дана оценка получения сторонами сделки необоснованной налоговой выгоды.

Доводы подателя жалобы о реальности приобретения обществом спорного товара, отклоняется судебной коллегией в силу следующего.

Исходя из необходимости реализации публичных целей противодействия налоговым злоупотреблениям и поддержания в правоприменительной практике финансовых стимулов правомерного поведения участников оборота, в упомянутых в подпункте 2 пункта 2 статьи 54.1 НК РФ случаях последствия участия налогоплательщика в формальном документообороте должны определяться с учетом его роли в причинении потерь казне.

Соответственно, расчетный способ определения налоговой обязанности на основании имеющейся у налогового органа информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках (подпункт 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ) подлежит применению, если допущенное налогоплательщиком нарушение сводится к документальной неподтвержденности совершенной им операции, нарушению правил учета, что, как правило, имеет место, если налогоплательщик не участвовал в уклонении от налогообложения, организованном иными лицами, но не проявил должную осмотрительность при выборе контрагента и взаимодействии с ним (пункт 10 Постановления № 53).

Напротив, если цель уменьшения налоговой обязанности за счет организации формального документооборота с участием «технических» компаний преследовалась непосредственно налогоплательщиком или, по крайней мере, при известности налогоплательщику об обстоятельствах, характеризующих его контрагента как «техническую» компанию, применение расчетного способа определения налоговой обязанности в такой ситуации не отвечало бы предназначению данного института, по сути, уравнивая в налоговых последствиях субъектов, чье поведение и положение со всей очевидностью не является одинаковым: налогоплательщиков, допустивших причинение потерь казне для получения собственной налоговой выгоды, и налогоплательщиков, не обеспечивших должное документальное подтверждение осуществленных ими операций.

Данная правовая позиция изложена в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 19.05.2021 № 309-ЭС20-23981 по делу № А76-46624/2019.

Поскольку налоговым органом доказано несоблюдение обществом условий, предусмотренных пунктом 2 статьи 54.1 НК РФ, в связи с умышленным завышением затрат на приобретение нематериальных активов (полевых сейсморазведочных материалов) у подконтрольного лица Колосова Е.С., инспекция правомерно исключила данные затраты общества из расходов при исчислении налога на прибыль.

Кроме того, оспариваемым решением налогоплательщику доначислен налог на имущество, соответствующие суммы пени и штрафных санкций.

Налогоплательщик оспаривает решение в полном объеме, доводов относительно иных эпизодов не приводит; просит отменить оспариваемое решение в полном объеме в связи с нарушением налоговым органом срока вынесения оспариваемого решения.

Данный довод так же был предметом рассмотрения в суде первой инстанции и правомерно судом отклонен в силу следующего.

Как верно указано судами, нарушение срока проверки не может являться самостоятельным и единственным основанием для отмены решения, принятого по ее итогам, поскольку законность решения налогового органа не зависит от сроков проведения проверки, превышение срока проверки не нарушает прав проверяемого налогоплательщика.

Такой вывод следует из пункта 9 Обзора практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой НК РФ, утвержденного Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.03.2003 № 71, в котором указано, что срок проверки не является пресекательным и его истечение не препятствует выявлению фактов неуплаты налога и принятию мер по его принудительному взысканию.

Согласно пункту 31 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» (далее - Постановление № 57) несоблюдение налоговым органом при совершении определенных действий в рамках осуществления мероприятий налогового контроля сроков, предусмотренных, пунктом 6 статьи 89, пунктами 1и 5 статьи 100, пунктами 1, 6 и 9 статьи 101, пунктом 3 статьи 140 (в случае подачи апелляционной жалобы), статьей 70 НК РФ, не влечет изменения порядка исчисления сроков на принятие мер по взысканию налога и пеней в принудительном порядке, в связи с чем при проверке судом соблюдения налоговым органом сроков осуществления принудительных мер сроки совершения упомянутых действий учитываются в той продолжительности, которая установлена нормами НК РФ.

Согласно абзацу второму пункта 31 Постановления № 57 данные доводы могут быть заявлены только в рамках оспаривания либо требования об уплате налога, пеней и штрафа, направленного налогоплательщику на основании статьи 70 НК РФ, либо решения о взыскании налога, пеней, штрафа, принятого в соответствии со статьей 46 НК РФ, либо в качестве возражений на иск, предъявленный налоговым органом по правилам статьи 46 НК РФ.

В данном деле налогоплательщиком оспаривается исключительно решение налогового органа, вынесенное по результатам выездной налоговой проверки.

Следовательно, судами правомерно отклонен указанный довод налогоплательщика.

Иных, существенных нарушений принятия инспекцией оспариваемого решения, влекущих его отмену, судами не установлено.

Судами проверен расчет налогов, соответствующих налоговых санкций по оспариваемому решению и пени. Расчет признан верным, нарушений не установлено.

При указанных обстоятельствах, суд кассационной инстанции считает решение и постановление, принятое судами первой и апелляционной инстанций, законными и обоснованными, оснований для их отмены или изменения не имеется.

Нарушений судами норм процессуального права, предусмотренных частью 4 статьи 288 АПК РФ, являющихся самостоятельными основаниями для безусловной отмены принятых по делу судебных актов, по настоящему делу судом кассационной инстанции не установлено.

В соответствии с разъяснениями, изложенными пункте 34 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 № 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах» при обжаловании судебных актов по делам о признании ненормативного правового акта недействительным и о признании решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными, государственная пошлина уплачивается в размере 50 процентов от указанных в подпункте 3 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации размеров и составляет 150 рублей для физических лиц и 1500 рублей для юридических лиц.

В этой связи излишне уплаченная при подаче кассационной жалобы платежным поручением от 23.08.2021 № 281 государственная пошлина в размере 3000 руб. подлежит возврату ООО «Газ Эксплорейшн Продакшн» в сумме 1500 руб.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Волгоградской области от 12.04.2021 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2021 по делу № А12-462/2021 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью «Газ Эксплорейшн Продакшн» из федерального бюджета излишне уплаченную государственную пошлину за рассмотрение кассационной жалобы в размере 1500 рублей (платежное поручение от 23.08.2021 № 281). Выдать справку на возврат излишне уплаченной государственной пошлины.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке и сроки, предусмотренные статьями 291.1, 291.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья С.В. Мосунов
Судьи И.А. Хакимов, Р.Р. Мухаметшин