1

Тема: Неправомерные действия НО

Налоговый орган в процессе судебного обжалования изменил решение по выездной налоговой проверке, добавив в решение новые для налогоплательщика обстоятельства

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.07.2020 № Ф05-7612/2020 по делу № А40-142195/2018

Фабула: По итогам выездной налоговой проверки принято решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Во время рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщика налоговым органом дважды самостоятельно изменена мотивировочная часть собственного решения и размер доначисленных сумм налогов, пени и штрафов. Налогоплательщику предъявлена новая претензия, ранее не отраженная ни в акте проверки, ни в оспариваемом решении, и поэтому не обжалованная налогоплательщиком ни в возражениях на акт, ни в апелляционной жалобе. На основании новой претензии был доначислен налог, пени и штраф.

Решение: Удовлетворяя заявление организации к Инспекции ФНС России № 4 по г. Москве о признании недействительным решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления НДС, налога на прибыль по доходам иностранных организаций, соответствующих сумм пеней и штрафа, суд отметил, что во время рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщика налоговый орган дважды вносил изменения в оспариваемое решение (мотивировочная часть решения была дополнена новыми доводами на 16 листах, ранее не отраженными ни в акте проверки, ни в первоначальном решении). Суд признал это существенным нарушением процедуры принятия решения и самостоятельным основанием для отмены решения на основании п. 14 ст. 101 НК РФ.

Резюме: По эпизоду доначисления НДС по сделке с ООО мотивировочная часть решения, принятого по результатам выездной налоговой проверки, была дополнена новыми доводами на 16 листах, ранее не отраженными ни в акте проверки, ни в самом решении. Эти доводы основаны на доказательствах, полученных после вынесения решения, и не повлекли уменьшения суммы доначисленного налога.

Вследствие подобной корректировки содержания решения налогоплательщик был лишен возможности заявить свои возражения и представить доказательства на досудебной стадии, что является существенным нарушением процедуры принятия решения и самостоятельным основанием для отмены решения на основании п. 14 ст. 101 НК РФ.

Как разъяснил Президиум ВАС РФ в Постановлении от 30.07.2013 № 57 (п. 44), по смыслу ст. ст. 101 и 101.4 НК РФ после вынесения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения руководитель налогового органа не вправе вносить в это решение изменения, ухудшающие положение лица, в отношении которого такое решение было вынесено, за исключением исправления описок, опечаток и арифметических ошибок. В то же время следует признать допустимым внесение налоговым органом в названные решения изменений, а также полную их отмену, если это влечет улучшение положения налогоплательщика.
Также согласно п. 1.1 ст. 139 НК РФ при получении жалобы налоговый орган обязан принять меры по устранению нарушения прав налогоплательщика и сообщить об этом в вышестоящий налоговый орган. На основании пп. 5 п. 1 ст. 139.3 НК РФ, если до принятия решения по жалобе налоговый орган сообщил об устранении прав налогоплательщика, вышестоящий налоговый орган оставляет жалобу в соответствующей части без рассмотрения.

Судом не установлено обстоятельств, указанных выше.

2

Re: Неправомерные действия НО

Налоговая база по налогу на прибыль организаций уменьшается на сумму доначисленного НДС

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28.07.2020 № Ф06-62894/2020 по делу № А12-17267/2019

Фабула: В ходе проведенной выездной налоговой проверки налоговый орган сформировал реестры для подтверждения понесенных расходов (затрат) для их исключения и определения суммы выручки, полученной в проверяемый период, которая учтена в составе доходов налогоплательщика. Доначисленный по результатам выездной проверки НДС не может быть учтен в составе расходов по налогу на прибыль, поскольку это не предусмотрено пп. 1 п. 1 ст. 164, ст. 170 НК РФ.

Решение: Отправляя на новое рассмотрение дело по заявлению организации к Межрайонной инспекции ФНС России № 9 по Волгоградской области о признании решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения недействительным, суд не согласился с доводом налогового органа о том, налоговая база по налогу на прибыль организаций не может быть уменьшена на сумму доначисленного НДС. При исчислении прибыли НДС, уплаченный налогоплательщиком поставщику, не должен учитываться и включаться в состав доходов у поставщика и расходов у покупателя (п. 1 ст. 248, п. 19 ст. 270 НК РФ).

Резюме: Пункт 1 ст. 248 НК РФ предусматривает, что при определении доходов из них исключаются суммы налогов, предъявленные в соответствии с НК РФ налогоплательщиком покупателю (приобретателю) товаров (работ, услуг, имущественных прав).

В силу п. 2 ст. 254 НК РФ стоимость товарно-материальных ценностей, включаемых в материальные расходы, исчисляется исходя из цены их приобретения (без учета сумм налогов, подлежащих вычету либо включаемых в расходы в соответствии с НК РФ).

Пунктом 19 ст. 270 НК РФ установлено, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются расходы в виде сумм налогов, предъявленных налогоплательщиком покупателю (приобретателю) товаров (работ, услуг, имущественных прав), если иное не предусмотрено Кодексом.

По смыслу указанных положений гл. 25 НК РФ при исчислении прибыли НДС, уплаченный налогоплательщиком поставщику, не должен учитываться и включаться в состав доходов у поставщика и расходов у покупателя.

Данный вывод соотносится с правовой позицией Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлениях от 28.02.2006 № 13234/05 по делу № А40-245/05-117-4, от 20.06.2006 № 3946/06 по делу № А40-19572/04-14-138, от 28.02.2006 № 12669/05 по делу № А40-3898/05-118-48.

Следовательно, сумма исчисленного по ставкам 18/118 и 10/110 НДС, которая является составной частью выручки, полученной юридическими лицами от реализации товаров в интересах налогоплательщика, не подлежит включению в состав доходов, облагаемых налогом на прибыль. Иное означало бы начисление налога на прибыль на суммы, подлежащие уплате в бюджет в виде косвенного налога, и не подлежащие компенсации со стороны покупателя, что не имеет под собой экономического обоснования.

3

Re: Неправомерные действия НО

Ошибочное сообщение ЗАО «Энергокаскад» об отсутствии информации о корректирующих декларациях за 2008 г., не давало право налоговому органу считать отозванными данные налоговые декларации. Довод налогового органа о непредставлении налогоплательщиком первичных документов, необоснован, из материалов дела следует, что обществом сообщено налоговому органу о том, что истребуемые документы ранее представлялись в инспекцию в полном объеме, факт получения налоговым органом указанных уточненных налоговых деклараций и отражение в КРСБ данных, подтверждается актом выездной налоговой проверки от 08.09.2011 № 13/102 (л.д. 136-155), которая проводилась за период с 01.01.2008 по 31.12.2010, в том числе по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов: по налогу на добавленную стоимость.

Постановление № 09АП-37638/2016, № 09АП-41357/2016, № 09АП-41577/2016 Девятого Арбитражного Апелляционного суда  по делу 07.09.2016 дело № А40-62141/2016.


Резолютивная часть постановления оглашена 05.09.2015, постановление изготовлено в полном объеме 07.09.2015.

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Марковой Т.Т., судей Лепихина Д.Е., Поташовой Ж.В., при ведении протокола секретарем судебного заседания Бахтияровым Р.Р., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы АО «Энергокаскад», ИФНС № 5 по г. Москве и ИФНС России по г. Балашихе Московской области на решение Арбитражного суда г. Москвы от 30.06.2016 по делу № А40-62141/16, принятое судьей Паршуковой О.Ю. по заявлению АО «Энергокаскад» (153020, Иваново, 3-й проезд, дом 69, ОГРН 1027739061019) к ИФНС № 5 по г. Москве (105064, Москва, Земляной вал, дом 9); третье лицо - ИФНС России по г. Балашихе Московской области (143900, Московская область, Балашиха, шоссе Энтузиастов, 7-Б) о признании незаконными действий и обязании устранить допущенные нарушения;
при участии: от заявителя – Заец С.М. по доверенности от 10.08.2016; от заинтересованного лица – от ИФНС России № 5 по г. Москве - Аляев А.Н. по доверенности от 15.06.2016, Янцевич Ю.О. по доверенности от 29.03.2016, Алексерова А.А. по доверенности от 22.06.2016; 2. не явился, извещен;

У С Т А Н О В И Л:
решением Арбитражного суда г. Москвы от 30.06.2016 признаны незаконными действия ИФНС России № 5 по г. Москве, выразившиеся в отказе в восстановлении АО «Энергокаскад» ранее сторнированных сумм, указанных в письме от 26.06.2015 № 19-10/027762; на ИФНС России по г. Балашихе Московской области возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов АО «Энергокаскад» путем восстановления сторнированных ранее сумм налога в размере 23.518.626 руб. на лицевом счете общества; с ИФНС России № 5 по г. Москве в пользу АО «Энергокаскад» взысканы расходы по уплате государственной пошлины в сумме 3.000 руб. и с ИФНС России по г. Балашихе Московской области в пользу АО «Энергокаскад» взысканы расходы по уплате государственной пошлины в сумме 3.000 руб. В качестве третьего лица в деле участвует – ИФНС России по г. Балашихе Московской области.
ИФНС № 5 по г. Москве, ИФНС России по г. Балашихе, АО «Энергокаскад», не согласились с выводами суда первой инстанции в соответствующих частях, обратились с апелляционными жалобами.

В судебное заседание явились представители лиц, участвующих в деле. Представителем АО «Энергокаскад» в судебном заседании заявлено письменное ходатайство о процессуальном правопреемстве в порядке ст. 48
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи со сменой адреса АО «Энергокаскад» (153020, Иваново, 3-й проезд, дом 69, ГРН 2163702474956), произвести замену ИФНС России по г. Балашихе Московской
области на ИФНС по г. Иваново, представлена выписка из Единого государственного реестра юридических лиц.

Рассмотрев заявленное ходатайство, на основании ст. 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации
судом апелляционной инстанции произведена замена в порядке процессуального правопреемства ИФНС России по г. Балашихе Московской области на ИФНС по г. Иваново (643, 153000, Иваново, Г. Семеновского пер., 10).
Законность и обоснованность принятого решения проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном ст. ст. 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что 07.04.2015 инспекцией в адрес АО «Энергокаскад» направлено письмо № 31713, из которого следует, что в целях проведения совместной сверки расчетов по налогам, сборам, пеням, штрафам по графику сверки с КНП налогоплательщику направляется для рассмотрения и осуществления сверки акт совместной сверки расчетов по налогам, сборам, пеням и штрафам; налогоплательщику предложено в течение 5 рабочих дня со дня получения данных документов произвести сверку данных акта сверки расчетов и представить в налоговый орган лично или по почте один экземпляр акта сверки расчетов с заполненными графами по данным налогоплательщика и подписью (том 1 л.д. 7).
20.04.2015 в связи с расхождениями в суммах, указанных в акте инспекции, обществом в инспекцию направлена пояснительная записка к акту совместной сверки расчетов по состоянию на 31.03.2015 с расшифровками сумм и приложением соответствующих документов.
25.05.2015 ИФНС № 5 по г. Москве в адрес общества направлено письмо (л.д. 9), в котором указано на то, что основная сумма, с которой не согласен налоговый орган сформирована в налоговом периоде 2008.
В обоснование позиции, ИФНС России № 5 по г. Москве ссылается на письмо налогоплательщика от 07.07.2014 № 069344 (л.д. 49), на основании которого, инспекцией 18.07.2014 доначислены суммы НДС в размере 14.815.658 руб. за 2 квартал 2008 и 8.702.968 руб. за 3 квартал 2008, общая сумма доначислений составляет 23.518.626 руб.
Общество указывает на то, что в данном письме корректировочных деклараций за 2 и 3 квартал 2008 у ЗАО «Энергокаскад» не имеется, информация о сдаче отсутствует, общество просило считать сданную в 2008 первичную
декларацию верной.
По результатам дополнительной проверки, проведенной обществом проверки информации о начислении и уплате НДС за 2008 установлено, что уточненные декларации за 2 и 3 кварталы 2008, на соответствующие суммы – 8.702.968 руб. и 14.815.658 руб. представлены в ИФНС России № 5 по г. Москве - 16.05.2011, что подтверждается квитанцией о приеме налоговой декларации (л.д. 105).
Факт получения налоговым органом указанных уточненных налоговых деклараций и отражение в КРСБ данных, подтверждается актом выездной налоговой проверки от 08.09.2011 № 13/102, которая проводилась за период с 01.01.2008 по 31.12.2010, в том числе по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов: по налогу на добавленную стоимость.
29.05.2015 общество обратилось в ИФНС России № 5 по г. Москве с просьбой внести изменения в данные о состоянии расчетов (письмо № ЭКД-15-477 от 29.05.2015) (л.д. 13) на основании изложенных в письме доводов и просило восстановить самостоятельно сторнированные налоговым органом суммы.
29.06.2015 ИФНС России № 5 по г. Москве в письме № 975 отказано в восстановлении сумм НДС в общем размере 23.518.626 руб. по причине отсутствия переплаты на указанную сумму.
08.06.2015 обществом в адрес ИФНС России № 5 по г. Москве повторно направлено письмо № ЭКД-15-493, в котором, основываясь на фактах, установленных дополнительной проверкой, уведомлено ИФНС России № 5 по г. Москве о недействительности информации, содержащейся в письме № ЭКД-14-316 от 07.07.2014 об отсутствии информации о корректирующих декларациях за 2 и 3 квартал 2008.
26.06.2015 налоговым органом в адрес общества направлено письмо № 19-10/027762, в котором указано на то, что обществом не подтверждена правомерность возникновения переплаты в связи с уменьшением налоговых обязательств в размере 23.518.626 руб., ссылаясь на письма от 07.07.2014, в котором указано об отсутствии у налогоплательщика корректировочных деклараций за спорный период, отсутствии информации в архиве, информационной базе 1С, в программном продукте СБИС-контур (л.д. 14).
12.02.2016 общество обратилось в УФНС России по г. Москве с жалобой на действия ИФНС № 5 по г. Москве, решением которого от 10.03.2016 отказано в удовлетворении жалобы.
Заявитель, не согласившись с выводами налоговых органов, обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из фактических и правовых оснований.
Рассмотрев материалы дела, выслушав представителей, обсудив доводы апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены судебного акта, исходя из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 80 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая декларация представляет собой письменное заявление или заявление налогоплательщика, составленное в электронной форме и переданное по
телекоммуникационным каналам связи с применением усиленной квалифицированной электронной подписи или через личный кабинет налогоплательщика, об объектах налогообложения, о полученных доходах и произведенных расходах, об источниках доходов, о налоговой базе, налоговых льготах, об исчисленной сумме налога и (или) о других данных, служащих основанием для исчисления и уплаты налога.
Согласно п. 4 ст. 80 Кодекса налоговая декларация (расчет) может быть представлена налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом) в налоговый орган лично или через представителя, направлена в виде почтового отправления с описью вложения, передана в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи или через личный кабинет налогоплательщика.
Пунктом 1 ст. 81 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено внесение изменений при обнаружении налогоплательщиком в поданной им в налоговый орган налоговой декларации факта неотражения или неполноты отражения сведений, а также ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, налогоплательщик обязан внести необходимые изменения в налоговую декларацию и представить в налоговый орган уточненную налоговую декларацию в порядке, установленном настоящей статьей.
Согласно п. 4 ст. 89 Налогового кодекса Российской Федерации предметом выездной налоговой проверки является правильность исчисления и своевременность уплаты налогов.
При представлении налоговой декларации за налоговый период, камеральная налоговая проверка проводится в случае представление налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость, в которой заявлено право на возмещение налога, или налоговой декларации по акцизам, в которой заявлена сумма акциза к возмещению; представление уточненной налоговой декларации (расчета), в которой уменьшена сумма налога, подлежащая уплате в бюджетную
систему Российской Федерации, или увеличена сумма полученного убытка по сравнению с ранее представленной налоговой декларацией (расчетом).
В ходе камеральной налоговой проверки налоговый орган вправе истребовать у налогоплательщика определенные документы: пояснения в случае, если проверкой выявлены ошибки в налоговой декларации (расчете) и (или) противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, либо выявлены несоответствия сведений, представленных налогоплательщиком, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у налогового органа, и полученным им в ходе налогового контроля; документы, подтверждающие право этих налогоплательщиков на эти налоговые льготы, в случае если налогоплательщик заявил в налоговой декларации использование налоговых льгот; документы, подтверждающие правомерность применения налоговых вычетов, в случае подачи налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость, в которой заявлено право на возмещение налога.
При проведении камеральной налоговой проверки на основе уточненной налоговой декларации (расчета), в которой уменьшена сумма налога, подлежащая уплате в бюджетную систему Российской Федерации, по сравнению с ранее представленной налоговой декларацией (расчетом), налоговый орган вправе требовать у налогоплательщика представить в течение 5 рабочих дней необходимые пояснения, обосновывающие изменение соответствующих
показателей налоговой декларации (расчета).

Судом установлено, что уточненные налоговые декларации представлены в ИФНС России № 5 по г. Москве 16.05.2011.
Налоговым органом проведены камеральные проверки, что нашло отражение в КРСБ налогоплательщика.
Согласно п. 1 ст. 93 Налогового кодекса Российской Федерации должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы.
В соответствии с п. 5 ст. 93 Налогового кодекса Российской Федерации в ходе проведения налоговой проверки налоговые органы не вправе истребовать у проверяемого лица документы, ранее представленные в налоговые органы при проведении камеральных или выездных налоговых проверок данного проверяемого лица.

Довод налогового органа о непредставлении налогоплательщиком первичных документов, необоснован, из материалов дела следует, что обществом сообщено налоговому органу о том, что истребуемые документы ранее представлялись в инспекцию в полном объеме, факт получения налоговым органом указанных уточненных налоговых деклараций и отражение в КРСБ данных, подтверждается актом выездной налоговой проверки от 08.09.2011 № 13/102 (л.д. 136-155), которая проводилась за период с 01.01.2008 по 31.12.2010, в том числе по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов: по налогу на добавленную стоимость.

Доказательств обратного, инспекцией не представлено, равно как и не предоставлено доказательств того, что истребуемые документы ранее представлялись в налоговый орган в виде подлинников, возвращенных впоследствии проверяемому лицу, либо, представленные в налоговый орган документы, были утрачены вследствие непреодолимой силы. Доводы ИФНС № 5 по г. Москве о нарушении и неправильном применении судом первой инстанции норм материального права, отклоняются судом апелляционной инстанции, поскольку факты правильности исчисления заявителем и излишней уплаты им налога проверены инспекцией в рамках выездной налоговой проверки, следовательно, налоговый орган располагал возможностью проверить доводы заявителя о наличии у него переплаты, поскольку в его распоряжении имелись необходимые документы об исчислении и уплате налога за спорный период.

Таким образом, признавая, что со стороны ИФНС России № 5 по г. Москве имеют место незаконные действия, выразившиеся в отказе в восстановлении ранее сторнированных сумм, указанных в письме от 26.06.2015 № 19-10/027762, суд исходит из того, что на обращения общества налоговым органом не совершены соответствующие мероприятия налогового контроля, которые, по существу бы были направлены на разрешение в установленном порядке
обращения заявителя. Таким образом, права и законные интересы заявителя, нарушены, поскольку им соблюден установленный для обращения порядок необходимый для обоснованного разрешения обращений на законной основе.
Ссылка ИФНС России № 5 по г. Москве на судебные акты по иным делам отклоняется судом апелляционной инстанции. Принятие судебных актов по другим спорам не свидетельствует о преюдициальном значении этих судебных актов применительно к рассматриваемому спору. Арбитражный суд при рассмотрении дела не связан выводами судов о правовой квалификации рассматриваемых спорных отношений и толковании правовых норм.

Довод апелляционной жалобы ИФНС России по г. Балашихе Московской области о нарушении судом первой инстанции норм процессуального права, выразившееся в том, что судом первой инстанции не вынесено отдельного определения о привлечении ИФНС России по г. Балашихе Московской области в качестве соответчика, судом апелляционной инстанции отклоняется, исходя из следующего. Процессуальное положение соответчика и третьего лица в соответствии с нормами арбитражного процессуального законодательства имеет различный объем правомочий.
Из материалов дела следует, что 05.04.2016 ИФНС России № 5 по г. Москве заявлено письменное ходатайство о привлечении в качестве третьего лица ИФНС России по г. Балашихе Московской области (л.д. 80), что отражено в
протоколе судебного заседания, состоявшегося 11.05.2016 (л.д. 82).
Протокольным определением от 11.05.2016 ИФНС России по г. Балашихе Московской области привлечена к участию в деле в качестве третьего лица (л.д. 82).
Из материалов дела следует, что ИФНС России по г. Балашихе Московской области извещена об участии в деле, в судебном заседании, которое состоялось 20.06.2016, участие в судебном заседании принимал представитель – Сергиенко М.В. по доверенности от 25.04.2016 (л.д. 125, 160, 161, 163).
В соответствии с положениями Закона Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации», Положения о Федеральной налоговой службе Российской Федерации, Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы составляют единую централизованную систему, поэтому на ИФНС России по г. Балашихе Московской области, где на момент вынесения судебного акта АО «Энергокаскад» состояло на налоговом учете, возложены полномочия по осуществлению предусмотренных законодательством о налогах и сборах действий в отношении общества как налогоплательщика.

Что касается доводов ИФНС России по г. Балашихе Московской области и АО «Энергокаскад» относительно взысканных расходов по уплате государственной пошлины с ИФНС России по г. Балашихе Московской области в размере 3.000 руб. по заявлению, суд апелляционной инстанции исходит из следующего.
Согласно п. 2 ст. 126, ч. 1 ст. 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уплата государственной пошлины является условием обращения в арбитражный суд, уплаченная государственная пошлина поступает в бюджет.
По положениям ст. 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения арбитражный суд распределяет судебные расходы.
В соответствии со ст. 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к судебным расходам отнесена государственная пошлина.
Государственная пошлина распределяется по правилам ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Государственная пошлина подлежит взысканию с налогового органа в качестве возмещения понесенных заявителем судебных расходов по уплате государственной пошлины на основании ч. 1 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку законодательством не предусмотрен возврат заявителю по делу, в котором заинтересованным лицом является государственный орган, уплаченной государственной пошлины из бюджета в случае, если судебный акт принят в его пользу, а также не предусмотрено освобождение государственных органов от возмещения судебных расходов, отношения, по распределению которых возникают между сторонами судебного разбирательства после уплаты заявителем государственной пошлины на основании ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не установлено каких-либо особенностей в отношении судебных расходов по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, вопрос о судебных расходах, понесенных заявителями и заинтересованными лицами, разрешается судом по правилам главы 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отношении сторон по делам искового производства.
В случае признания обоснованным полностью или частично заявления об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов,
должностных лиц судебные расходы подлежат возмещению соответственно этим органом в полном размере.
Фактически при подаче заявления АО «Энергокаскад» уплачена государственная пошлина в размере 6.000 руб. по платежному поручению № 206 от 22.03.2016 (л.д. 23).
Суд первой инстанции, удовлетворив заявленные требования, распределил расходы по уплате государственной пошлины в соответствии с требованиями ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации поровну между налоговыми органами и возложил обязанность по возмещению расходов по уплате государственной пошлины на ИФНС России № 5 по г. Москве – 3.000 руб. и на ИФНС России по г. Балашихе по Московской области – 3.000 руб. Обязанность по возмещению расходов по оплате заявителем государственной пошлины возложена на налоговый орган – ИФНС России по г. Балашихе Московской области, в котором налогоплательщик на момент вынесения судебного акта состоял на налоговом учете, независимо от того, что на момент рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции налогоплательщик встал на учет в другую инспекцию. При этом суд, взыскивая с налоговых органов уплаченную заявителем в бюджет государственную пошлину, возлагает на государственные органы обязанность не по уплате государственной пошлины в бюджет, а по компенсации заявителю денежных сумм, равных понесенным им судебным расходам, при этом частью 1 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации гарантируется возмещение всех понесенных судебных расходов в пользу выигравшей дело стороны независимо от того, является ли проигравшей стороной государственный или муниципальный орган.
С учетом изложенного, апелляционные жалобы ИФНС России по г. Балашихе Московской области и АО «Энергокаскад» удовлетворению не подлежит.

Согласно п. 1 ст. 30 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы составляют единую централизованную систему контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) в бюджетную систему Российской Федерации налогов и сборов, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) в бюджетную систему Российской Федерации иных обязательных платежей. В указанную систему входят федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный по контролю и надзору в области налогов и сборов, и его территориальные органы. В силу ч. 1 ст. 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации. Из этого следует, что после изменения адреса АО «Энергокаскад», состоящему ранее на налоговом учете в ИФНС России по г. Балашихе Московской области, возложенная судом обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества путем восстановления сторнированных ранее сумм налога в размере 23.518.626 руб. на лицевом счете АО «Энергокаскад», не исполненная ИФНС России по г. Балашихе Московской области, не прекратилась и не изменилась, то для нового налогового органа – ИФНС по г. Иваново, как субъекта централизованной системы Федеральной налоговой службы Российской Федерации, все неисполненные обязанности, касающиеся взаимоотношений налогоплательщика с налоговым органом по прежнему месту учета, являются обязательными, то есть данная обязанность должна быть исполнена налоговым органом, в котором АО «Энергокаскад» состоит на налоговом учете на момент исполнения решения Арбитражного суда г. Москвы от 30.06.2016.
Руководствуясь ст. ст. 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

П О С Т А Н О В И Л:
Решение Арбитражного суда г. Москвы от 30.06.2016 по делу № А40-62141/16 оставить без изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа.

Председательствующий судья Т.Т. Маркова
Судьи Д.Е. Лепихин, Ж.В. Поташова

Решение АСгМ, первая инстанция

4

Re: Неправомерные действия НО

В части взыскания с генерального директора суммы налогов судебные акты нельзя признать правомерными. Согласно пункту 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. В соответствии с Налоговым кодексом лицом, ответственным за неуплату налогов и сборов в бюджет, является, как правило, сам налогоплательщик, возложение каких-либо налоговых обязанностей или налоговой ответственности на иных лиц (например, налоговых агентов) возможно лишь в силу прямого указания закона. Применительно к налогоплательщику – организации это означает, что совершившей собственно налоговое правонарушение признается именно организация как юридическое лицо, которое может быть привлечено к ответственности, предусмотренной налоговым законодательством. При наличии допущенных налогоплательщиком нарушений по уплате обязательных платежей ответственность несет хозяйствующий субъект, без права отнесения вины на единоличный исполнительный орган общества

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции Северо-Кавказского округа от 22 июля 2021 года по делу № А53-29363/2020 22 июля 2021 года

Резолютивная часть постановления объявлена 22 июля 2021 года
Постановление в полном объеме изготовлено 22 июля 2021 года

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Артамкиной Е.В., судей Афониной Е.И. и Фефеловой И.И., при участии в судебном заседании ответчика – Пунтуса Андрея Петровича (паспорт), в отсутствие истца –
акционерного общества «Производственно-конструкторское предприятие “Ирис”» (ИНН 6164295259, ОГРН 1106164000161), извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, рассмотрев кассационную жалобу Пунтуса Андрея Петровича на решение Арбитражного суда Ростовской области от 03.02.2021 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2021 по делу № А53-29363/2020, установил следующее.
АО «Производственно-конструкторское предприятие “Ирис”» обратилось в арбитражный суд с иском к Пунтусу А.П. о взыскании 35 879 851 рубля 70 копеек убытков (с учетом измененных требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; т. 1, л. д. 127). 
Решением от 03.02.2021, оставленным без изменения постановлением от 09.04.2021, иск удовлетворен частично, с ответчика в пользу истца взыскано 34 056 095 рублей 70 копеек убытков. В удовлетворении остальной части иска отказано. Судебные акты мотивированы тем, что неправомерные действия Пунтуса А.П. привели к необоснованной выплате денежных средств третьему лицу, а также к начислению штрафных санкций в связи с совершением налогового правонарушения, обязанность по уплате которых не лежала бы на обществе при надлежащем оформлении
документов с контрагентами и ведении хозяйственной деятельности.

Требование о возмещении убытков в размере 1 823 756 рублей в связи с несвоевременным исполнением обязанности по перечислению удержанной суммы НДФЛ оставлено без удовлетворения как не связанное с действиями ответчика.

В кассационной жалобе Пунтус А.П. просит отменить обжалуемые судебные акты и в иске отказать. Податель жалобы указывает, что суды неправомерно квалифицировали размер недоимки по налогам в качестве убытков, ввиду того указанные суммы подлежали уплате обществом в любом случае. Суды не учли, что вина ответчика в налоговом
правонарушении отсутствует.

В отзыве на кассационную жалобу общество указало на ее несостоятельность, а также законность и обоснованность принятых по делу судебных актов. 
В судебном заседании Пунтус А.П. поддержал доводы жалобы.   

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва, выслушав Пунтуса А.П., Арбитражный суд Северо-Кавказского округа пришел к выводу о наличии правовых оснований для изменения судебных актов. 

Из материалов дела видно и суды установили, что Пунтус А.П. в соответствии с приказом о назначении на должность от 07.12.2012 № 426к и трудовым договором от 26.12.2012 являлся генеральным директором общества.  Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Ростовской области проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов с 01.01.2013 по 31.12.2015; налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость, акцизов, налога на добычу полезных ископаемых, налога на имущество организаций, земельного налога, водного налога, транспортного налога, сбора за пользование объектами животного мира и за пользование объектами водных биологических ресурсов; налога на доходы физических лиц.
По результатам рассмотрения материалов проверки и возражений налогоплательщика, в соответствии со статьей 101 Налогового кодекса Российской Федерации Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Ростовской области вынесено решение от 18.12.2017 № 09/199 о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения. Полагая, что в результате осуществления функций единоличного исполнительного органа юридического лица Пунтус А.П. причинил убытки обществу в общей сумме 35 879 851 рубль 70 копеек, общество обратилось в арбитражный суд с иском. Удовлетворяя заявленные требования в части возложения на ответчика обязанности по уплате убытков в виде стоимости штрафных санкций, начисленных за совершение налоговых правонарушений, суды первой и апелляционной инстанций правомерно руководствовались следующим.

Согласно пункту 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс) лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (пункт 3 статьи 53), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу. Лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам, названным в пунктах 1 и 2 статьи 53.1 Гражданского кодекса, обязано действовать в интересах юридического лица
разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу (пункт 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса).
В соответствии с пунктом 4 статьи 32 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон № 14-ФЗ), руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества или единоличным исполнительным органом общества и коллегиальным
исполнительным органом общества. Исполнительные органы общества подотчетны общему собранию участников общества и совету директоров (наблюдательному совету) общества.
В силу пункта 2 статьи 44 Закона № 14-ФЗ единоличный исполнительный орган общества несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями, если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.
С иском о возмещении убытков, причиненных обществу единоличным исполнительным органом общества, вправе обратиться в суд общество или его участник (пункт 5 статьи 44 Закона № 14-ФЗ).
При определении оснований и размера ответственности единоличного исполнительного органа общества должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. Взыскание убытков с единоличного исполнительного органа, а также членов коллегиального органа общества зависит от того, действовали ли они при исполнении своих обязанностей разумно и добросовестно, т. е. проявляли ли они заботливость и осмотрительность, и приняли все необходимые меры для надлежащего исполнения своих обязанностей. В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Для привлечения лица к гражданско-правовой ответственности в виде убытков необходимо совокупное наличие самого факта наличия убытков, виновного поведения причинителя вреда, причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и понесенными убытками.
При рассмотрении споров о возмещении причиненных обществу единоличным исполнительным органом убытков подлежат оценке действия (бездействие) ответчика с точки зрения добросовестного и разумного осуществления им прав и исполнения возложенных на него обязанностей (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.02.2011 № 12771/10).
В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.04.2011 № 15201/10 разъяснено, что при обращении с иском о взыскании убытков, причиненных противоправными действиями единоличного исполнительного органа, истец обязан доказать сам факт причинения ему убытков и наличие причинной связи между действиями причинителя вреда и наступившими последствиями, в то время как обязанность по доказыванию отсутствия вины в причинении убытков лежит на привлекаемом к гражданско-правовой ответственности единоличном исполнительном
органе.
В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – постановление № 62)
разъяснено, что истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.
Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т. п.) и представить соответствующие доказательства.
Как следует из разъяснений, приведенных в абзаце 4 пункта 3 постановления № 62, арбитражным судам следует давать оценку тому, насколько совершение того или иного действия входило или должно было, учитывая обычные условия делового оборота, входить в круг обязанностей директора, в том числе с учетом масштабов деятельности юридического лица, характера соответствующего действия и т. п. В пункте 4 постановления № 62 разъяснено, что добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством.
В связи с этим в случае привлечения юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т. п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора, понесенные в результате этого убытки юридического лица могут быть взысканы с директора.
В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Исследовав и оценив по правилам статьи 71 Кодекса имеющиеся в деле доказательства, доводы и пояснения сторон по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании и взаимной связи доказательств в их совокупности, суды первой и апелляционной инстанций пришли к верному выводу о том, что обществу в результате действий Пунтуса А.П. в качестве генерального директора общества причинены убытки
в размере 11 051 861 рубля (пени за несовременную уплату налога в сумме 4 995 488 рублей + штраф за неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы в сумме 500 173 рублей + пени за несовременную уплату налога в размере 5 099 744 рублей+ штраф за неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы 456 465 рублей).
В указанной части доводы жалобы подлежат отклонению, поскольку вина ответчика в совершении налогового правонарушения судами установлена на основе полной и всесторонней оценки доказательств по делу. Суды правомерно исходили из того, что начисление штрафных санкций связано с неправомерными действиями директора общества Пунтуса А.П. Суд кассационной инстанции обращает внимание, что согласно правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, приведенной, в том числе, в определении от 17.02.2015 № 274-О, статьи 286 – 288 Кодекса, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной
инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела.
Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.
Соответствующая правовая позиция отражена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 12.07.2016 № 308-ЭС16-4570.
Однако в части взыскания с ответчика суммы налогов судебные акты нельзя признать правомерными.
В соответствии со статьей 11 Налогового кодекса Российской Федерации недоимкой считается сумма налога, сумма сбора или сумма страховых взносов, не уплаченная в установленный законодательством о налогах и сборах срок.
Пунктом 1 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность каждого лица уплачивать законно установленные налоги и сборы. В силу пункта 1 статьи 44 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность
по уплате налога возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных названным Кодексом или иным актом законодательства о налогах и сборах.
В соответствии с пунктом 2 статьи 44 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность по уплате конкретного налога возлагается на налогоплательщика с момента возникновения установленных законодательством о налогах и сборах обстоятельств, предусматривающих уплату данного налога.
Согласно пункту 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах. Налогоплательщик вправе исполнить обязанность по уплате налога досрочно. В соответствии с Налоговым кодексом лицом, ответственным за неуплату налогов и сборов в бюджет, является, как правило, сам налогоплательщик, возложение каких-либо налоговых обязанностей или налоговой ответственности на иных лиц (например, налоговых агентов) возможно лишь в силу прямого указания закона. Применительно к налогоплательщику – организации это означает, что совершившей собственно налоговое правонарушение признается именно организация как юридическое лицо, которое может быть привлечено к ответственности, предусмотренной налоговым законодательством.
Что касается ответственности учредителей, руководителей, работников организации-налогоплательщика и иных лиц за неуплату организацией налогов и сборов, то Налоговый кодекс Российской Федерации не устанавливает ее в качестве общего правила: взыскание с указанных физических лиц налоговой недоимки и возложение на них ответственности по долгам юридического лица – налогоплательщика перед бюджетом допускаются лишь в случаях, специально предусмотренных налоговым и гражданским законодательством.
Такое законодательное решение обусловлено тем, что размер налоговой обязанности налогоплательщика – организации рассчитывается исходя из показателей ее предпринимательской деятельности, принадлежащего ей имущества, обособленного от имущества ее учредителей и участников, и тому подобное, переложение же налоговой обязанности организации на иных лиц без учета их причастности к хозяйственной деятельности данной организации и (или) влияния на ее действия неизбежно привело бы к нарушению принципов соразмерности, пропорциональности и равенства налогообложения и тем самым – к нарушению конституционного баланса частных и публичных интересов (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.2017 № 39-П).
Сумма недоимки обусловлена необходимостью исполнения юридическим лицом как налогоплательщиком обязанности по уплате налога, исчисленного в соответствии с законодательством о налогах и сборах; при этом возникновение обязанности по уплате налога не зависит от действий директора.
По своей правовой природе сумма недоимки не относится к штрафным санкциям,  а является суммой обязательного налогового платежа просроченного к оплате, но подлежащего в любом случае оплате налогоплательщиком; обязанность по уплате недоимки не является мерой ответственности, в силу чего недоимка не является убытками общества.
Таким образом, при наличии допущенных налогоплательщиком нарушений по уплате обязательных платежей ответственность несет хозяйствующий субъект, без права отнесения вины на единоличный исполнительный орган общества. Аналогичный правовой подход изложен в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 14.10.2020 № 306-ЭС20-14474, от 18.02.2021 № 306-ЭС20-24052.
Учитывая изложенное, руководствуясь вышеназванными нормами права и соответствующими разъяснениями, суд округа полагает, что начисленная налоговым органом недоимка по налогам не может расцениваться как убытки общества согласно смыслу дефиниции убытков по статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации. В силу пункта 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права либо законность решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций повторно проверяется арбитражным судом кассационной инстанции при отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 3 части 1 названной статьи Кодекса. Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, судебная коллегия суда округа считает необходимым, не передавая дело на новое рассмотрение, изменить судебные акты.
Таким образом, в сумму убытков, полагаемых ко взысканию с ответчика, входят пени за несовременную уплату налога в сумме 4 995 488 рублей, штраф за неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы в сумме 500 173 рублей, пени за несовременную уплату налога в размере 5 099 744 рублей и штраф за неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы 456 465 рублей; всего в сумме 11 051 861 рубль. Согласно части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. Суд округа распределяет понесенные сторонами в связи с рассмотрением настоящего дела расходы согласно общему правилу, предусмотренному нормами статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований. Руководствуясь статьями 274, 286 − 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 03.02.2021 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2021 по делу № А53-29363/2020 изменить. Абзацы 1 – 4 резолютивной части решения
Арбитражного суда Ростовской области от 03.02.2021 изложить в следующей редакции: «Взыскать с Пунтуса Андрея Петровича в пользу акционерного общества «Производственно-конструкторское предприятие “Ирис”» (ИНН 6164295259,
ОГРН 1106164000161) убытки в размере 11 051 861 рубль. В удовлетворении остальной части требований отказать. Взыскать с Пунтуса Андрея Петровича в доход федерального бюджета государственную пошлину по иску в размере 61 600 рублей. Взыскать с акционерного общества «Производственно-конструкторское предприятие “Ирис”» (ИНН 6164295259, ОГРН 1106164000161) в доход федерального бюджета государственную пошлину по иску в размере 138 400 рублей».
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Е.В. Артамкина

Судьи Е.И. Афонина  И.И. Фефелова

Источник

5

Re: Неправомерные действия НО

Минимизация налоговых обязательств, увеличение кредиторской задолженности и уменьшения чистых активов налогоплательщика не являются обстоятельствами, при которых введение обеспечительных мер налоговым органом может считатьcя обоснованным.

Судом отменены обеспечительные меры налоговой инспекции ввиду недоказанности недобросовестности и невозможности уплаты налога налогоплательщиком. Налоговым органом не приведены достаточные доказательства того, что непринятие обеспечительных мер может привести к затруднительности или невозможности исполнения решения, принятого по результатам выездной проверки заявителя.

Постановление № Ф06-5738/2021 от 13 июля 2021 года по делу № А06-6058/2020 арбитражного суда кассационной инстанции Приволжского округа

Резолютивная часть постановления объявлена 06 июля 2021 года.
Полный текст постановления изготовлен 13 июля 2021 года. 

Арбитражный суд Поволжского округа в составе: председательствующего судьи Мухаметшина Р.Р., судей Кормакова Г.А., Мосунова С.В., в отсутствие лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Астраханской области
на решение Арбитражного суда Астраханской области от 28.12.2020 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.03.2021 по делу № А06-6058/2020 по заявлению Общества с ограниченной ответственностью
«Строительномонтажное управление № 3» (ОГРН 1023000827321, ИНН 3016028790) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Астраханской области (ОГРН 1043002623399, ИНН 3006006822).
Заинтересованное лицо: Управление Федеральной налоговой службы по Астраханской области (ОГРН 1043000717825, ИНН 3015067282) о признании недействительным решения о принятии обеспечительных мер;

УСТАНОВИЛ:
Общество с ограниченной ответственностью «Строительно-монтажное управление № 3» (далее - заявитель, ООО «Строительно-монтажное управление № 3», общество) обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Астраханской области (далее – МРИ ФНС России № 1 по Астраханской области, налоговый орган, инспекция) признании недействительным решения о принятии обеспечительных мер от 24.06.2019 № 6. 
К участию в деле в качестве заинтересованного лица привлечено Управление Федеральной налоговой службы по Астраханской области.

Решением Арбитражного суда Астраханской области от 28.12.2020 заявленные требования удовлетворены. Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.03.2021 решение Арбитражного суда Астраханской области от 28.12.2020 оставлено без изменения. Инспекция не согласилась с указанными судебными актами и обратилась с кассационной жалобой, в которой просит их отменить по основаниям, указанным в жалобе. 

Лица, участвующие в деле, в судебное заседание своих представителей не направили, о месте и времени судебного заседания извещены надлежащим образом. В соответствии со статьями 156, 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) судебная коллегия рассмотрела кассационную жалобу без участия указанных лиц.

Кассационная инстанция, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив в соответствии со статьей 286 АПК РФ законность обжалуемых судебных актов, приходит к нижеследующим выводам.
Как установлено судами и следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка Общества с ограниченной ответственностью «Строительномонтажное управление № 3», по результатам которой вынесено решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 11.02.2019 № 7, в соответствии с которым
Обществу доначислены налоги, пени и штрафы в общей сумме 33 634 293 руб.

В целях обеспечения исполнения указанного решения, инспекцией вынесено решение о принятии обеспечительных мер от 24.06.2019 № 6, в соответствии с которым приняты обеспечительные меры в виде запрета на отчуждение (передачу в залог) без согласия налогового органа имущества Общества, указанного в решении о принятии обеспечительных мер, на общую сумму 30 976 990 руб. 

Решением УФНС по Астраханской области от 31.03.2020 жалоба Общества оставлена без удовлетворения.

Не согласившись с решением инспекции от 24.06.2019 № 6 о принятии обеспечительных мер, общество обратилось за защитой своих прав в арбитражный суд с настоящим заявлением.
При принятии судебных актов, суды предыдущих инстанций правомерно руководствовались следующим.

Согласно пункту 10 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ, Кодекс) после вынесения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе принять обеспечительные меры, направленные на обеспечение возможности исполнения указанного решения, если есть достаточные основания полагать, что непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным в дальнейшем исполнение такого решения и (или) взыскание недоимки, пеней и штрафов, указанных в решении.  Для принятия обеспечительных мер руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение, вступающее в силу со дня его вынесения и действующее до дня исполнения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения либо до дня отмены вынесенного решения вышестоящим налоговым органом или судом.

Обеспечительными мерами могут быть: 

1) запрет на отчуждение (передачу в залог) имущества налогоплательщика без согласия налогового органа. Предусмотренный настоящим подпунктом запрет на отчуждение (передачу в залог) производится последовательно в отношении:
- недвижимого имущества, в том числе не участвующего в производстве продукции (работ, услуг); - транспортных средств, ценных бумаг, предметов дизайна служебных помещений; - иного имущества, за исключением готовой продукции, сырья и материалов;
- готовой продукции, сырья и материалов. 
При этом запрет на отчуждение (передачу в залог) имущества каждой последующей группы применяется в случае, если совокупная стоимость имущества из предыдущих групп, определяемая по данным бухгалтерского учета, меньше общей
суммы недоимки, пеней и штрафов, подлежащей уплате на основании решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения; 

2) приостановление операций по счетам в банке в порядке, установленном статьей 76 настоящего Кодекса.

Таким образом, обеспечительные меры применяются налоговым органом на основании соответствующего решения в порядке, предусмотренном пунктом 10 статьи 101 НК РФ.

При этом, принимая обеспечительные меры, инспекция обязана доказать невозможность или затруднительность исполнения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В обоснование принятия обеспечительных мер, инспекция в оспариваемом решении указала на наличие признаков недобросовестности налогоплательщика в результате минимизации налоговых обязательств, а также увеличения кредиторской задолженности, уменьшения чистых активов, и с учетом того, что размер доначисленной по результатам налоговой проверки суммы налогов, пени, штрафов и кредиторской задолженности по данным бухгалтерского баланса на 31.12.2018 превышает пятьдесят процентов балансовой стоимости имущества, а также на наличие обстоятельств, свидетельствующих о затруднении исполнения решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности от 11.02.2019 №7, вынесенного заместителем начальника Межрайонной ИФНС России по Астраханской области в отношении ООО «СМУ-3» ИНН 3016028790 и взыскания указанных в нем недоимки, пеней и штрафов.

Суды, правомерно оценив имеющиеся в материалах дела документы, учитывая фактические обстоятельства дела, пришли к верному выводу о том, что налоговым органом не приведены достаточные доказательства того, что непринятие обеспечительных мер может привести к затруднительности или невозможности исполнения решения, принятого по результатам выездной проверки заявителя.  Каких-либо доказательств, подтверждающих совершение налогоплательщиком умышленных действий по сокрытию или отчуждению принадлежащего ему имущества, а также совершения им действий,
направленных на уклонение от уплаты налогов с целью неисполнения решения о привлечении к налоговой ответственности, налоговым органом, в нарушение требований статьи 65, части 5 статьи 200 АПК РФ инспекцией в материалы дела не представлено.

Кроме того, доказательств, свидетельствующих о возможности заявителя скрыться либо скрыть свое имущество, о невозможности исполнения обществом требований инспекции, также не представлено. Сам факт доначисления обществу налогов, пени, штрафов на значительную сумму доказательством невозможности исполнения предпринимателем впоследствии решения налогового органа не является. При этом каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о наличии в действиях налогоплательщика признаков недобросовестности, направленных на умышленное уклонение от уплаты доначисленных налогов, о предпринимаемых им мерах по ликвидации, сокрытию либо умышленному уменьшению активов, налоговым органом в оспариваемом решении также не приведено.
При решении вопроса о принятии обеспечительных мер налоговый орган ограничился лишь истребованием у налогоплательщика информации о наличии у него имущества, вопрос наличия денежных средств, стабильности
хозяйственной деятельности Общества должным образом не исследовался. 

Таким образом, при принятии оспариваемого решения налоговым органом не установлено обстоятельств, свидетельствующих о направленности поведения налогоплательщика на создание препятствий с целью последующего
неисполнения решения о привлечении его к налоговой ответственности
. Суды признали, что в результате принятия оспариваемого решения налогоплательщик лишен права законно распоряжаться принадлежащим ему имуществом, использовать его в хозяйственной деятельности. При этом каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о наличии в
действиях налогоплательщика признаков недобросовестности, направленных на умышленное уклонение от уплаты доначисленных налогов, о предпринимаемых им мерах по ликвидации, сокрытию либо умышленному уменьшению активов, налоговым органом в оспариваемом решении не приведено.

С учетом вышеизложенного суды пришли к правильному выводу об удовлетворении требований заявителя.

Доводы кассационной жалобы не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на обоснованность и законность судебных актов, либо опровергали бы выводы судов, в связи с чем признаются судом кассационной инстанции несостоятельными. По существу доводы кассационной жалобы сводятся к переоценке выводов судов первой и апелляционной инстанций, что в силу положений статьи 286 и 287 АПК РФ не допускается в суде кассационной инстанции.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия не находит оснований для отмены судебных актов.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:
решение Арбитражного суда Астраханской области от 28.12.2020 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.03.2021 по делу № А06-6058/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу – без
удовлетворения. Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья Р.Р. Мухаметшин
Судьи Г.А. Кормаков, С.В. Мосунов

6

Re: Неправомерные действия НО

Представление ликвидационного баланса, не отражающего действительного имущественного положения ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами, следует рассматривать как непредставление в регистрирующий орган документа, содержащего необходимые сведения, что является основанием для отказа в государственной регистрации ликвидации юридического лица на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"

Решение Арбитражного суда города Москвы от 27 августа 2021 года по делу № А40-97005/21-72-661

Резолютивная часть решения объявлена 23 августа 2021 года
Полный текст решения изготовлен 27 августа 2021 года

Арбитражный суд в составе судьи Немовой О. Ю., при ведении протокола судебного заседания секретарем Гулиевой М.И. рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению ОАО АКБ "Пробизнесбанк" в лице конкурсного управляющего - Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" к ответчику   –  Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 46 по городу Москве третье лицо - Савченко Дмитрий Алексеевич о признании незаконными действия по внесению в ЕГРЮЛ записи за ГРН 2217700854590 от 05.02.2021 г. о ликвидации ООО "ТРАНСРУСКОН" (ОГРН: 1027739029427) при участии: от заявителя: Томаев К.А. дов. от 10.10.2019г. от заинтересованного лица: Накутная О.В. дов. от 06.10.2020г. от третьего лица: не явился, извещен

УСТАНОВИЛ:

ОАО АКБ «Пробизнесбанк» в лице конкурсного управляющего - Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» обратилось  в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением об оспаривании действия Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России № 46 по г. Москве по внесению в ЕГРЮЛ записи за государственным номером 2217700854590 от 05.02.2021 г., о государственной регистрации  прекращении деятельности ООО "ТРАНСРУСКОН"в связи его ликвидацией и обязании Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы России № 46 по г. Москве аннулировать запись в ЕГРЮЛ за государственным номером 2217700854590 от 05.02.2021 г.

В обоснование заявленных требований заявитель со ссылкой на  правовую позицию Президиума ВАС РФ, изложенную в Постановлении от 13 октября 2011 г. №7075/11.указывают на наличие оснований для отказа в государственной регистрации ликвидации ООО "ТРАНСРУСКОН" в соответствии с  подпунктом "а" пункта 1 статьи 23 Закона о регистрации в связи с представлением ликвидационного баланса, не отражающего действительное имущественное положение ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами.

Ответчик против заявленных требований возражает, представил письменный отзыв в порядке ст. 131 АПК РФ, указывает на представление ООО "ТРАНСРУСКОН"всех необходимых документов и отсутствие у ответчика полномочий по проверке сведений, содержащихся с представленных документов.

Савченко Д.А. в судебное заседание не явился, позицию по спору не обосновал.

Дело рассмотрено в порядке ст.ст. 123,156 АПК РФ.

Рассмотрев материалы дела, исследовав представленные доказательства, оценив доводы и возражения лиц, участвующих в деле, выслушав их представителей, суд установил, что заявленные требования подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, на основании документов, поступивших 30.01.2021 г. вх. № 32658А Межрайонной ФНС России № 46 по г.Москве в ЕГРЮЛ внесена запись за государственным регистрационным номером № 2217700854590 от 05.02.2021 г. о государственной регистрации  прекращении деятельности ООО «Трансрускон» в связи его ликвидацией

В силу п. 2 ст. 62 ГК РФ учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают порядок и сроки ликвидации в соответствии с настоящим Кодексом, другими законами.

Порядок ликвидации юридического лица определен в статье 63 Кодекса.

В частности, ликвидационная комиссия помещает в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, публикацию о его ликвидации и о порядке и сроке заявления требований его кредиторами; принимает меры к выявлению кредиторов, а также письменно уведомляет их о ликвидации юридического лица; после окончания срока для предъявления требований кредиторов составляет промежуточный ликвидационный баланс, который содержит сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне предъявленных кредиторами требований, а также о результатах их рассмотрения.

Учредители (участники) юридического лица утверждают промежуточный ликвидационный баланс (пункт 2 статьи 63 Кодекса) и уведомляют регистрирующий орган о его составлении (пункт 3 статьи 20 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей").

Пунктом 4 статьи 63 Гражданского кодекса предусмотрено, что выплата денежных сумм кредиторам ликвидируемого юридического лица производится ликвидационной комиссией в порядке очередности, установленной статьей 64 Кодекса, в соответствии с промежуточным ликвидационным балансом, начиная со дня его утверждения, за исключением кредиторов третьей и четвертой очереди, выплаты которым производятся по истечении месяца со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса.

После завершения расчетов с кредиторами ликвидационная комиссия составляет ликвидационный баланс, который утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица.

Предоставление заявления, подтверждающего, что заявителем соблюден установленный федеральным законом порядок ликвидации юридического лица, расчеты с его кредиторами завершены, а также вопросы ликвидации юридического лица согласованы с соответствующими государственными органами и (или) муниципальными органами в установленных федеральным законом случаях предусмотрена пунктом 1 статьи 21 Федерального закона от 08.08.01 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц".

Материалами дела подтверждается, что  ООО "ТРАНСРУСКОН" было известно о наличии имущественных претензий со стороны ОАО АКБ «Пробизнесбанк» в лице конкурсного управляющего - Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов».

Решением Арбитражного суда города Москвы от 19.10.2020 г. по делу № А40-98606/20 требования ОАО АКБ «Пробизнесбанк» в лице ГК АСВ удовлетворены в полном объеме.  Бездействие ликвидатора ООО "ТРАНСРУСКОН" признано незаконным, на Савченко Д.А. возложена обязанность включить требования банка в промежуточный и ликвидационный баланс в размере 6 290 634 руб. 15 коп. как обеспеченные залогом. Принятый по делу судебный акт вступил в законную силу.

При этом доказательства того, что в соответствии с требованиям статьи 63 Гражданского кодекса ликвидатором осуществлялись действия по уведомлению данного кредитора о ликвидации общества и были произведены  расчеты с ним в материалы дела не представлены.

Действительно, порядок государственной регистрации сведений в ЕГРЮЛ носит заявительный характер, не предусматривающий проверку регистрирующим органом достоверности представленных заявителем сведений.

Вместе с тем, в соответствии с правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении Президиума от 13 октября 2011 г. N 7075/11, необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию.

Поэтому представление ликвидационного баланса, не отражающего действительного имущественного положения ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами, следует рассматривать как непредставление в регистрирующий орган документа, содержащего необходимые сведения, что является основанием для отказа в государственной регистрации ликвидации юридического лица на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Поскольку в настоящем случае ответчиком не доказан факт представления ООО "ТРАНСРУСКОН" в Инспекцию всех необходимых и достаточных для регистрации документов, в том числе оформленного надлежащим образом ликвидационного баланса, содержащего все необходимые сведения, действия Инспекции о государственной регистрации юридического лица в связи с ликвидацией с внесением в ЕГРЮЛ записи за ГРН 2217700854590 от 05.02.2021 г. о государственной регистрации  прекращении деятельности ООО "ТРАНСРУСКОН" в связи его ликвидацией являются незаконными.

В соответствии с ч.2 ст.201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта, решений и действий (бездействия) незаконными.

Судом указанные обстоятельства установлены, в связи с чем, а также учитывая, что возможность аннулирования ранее внесенных в ЕГРЮЛ записей действующим законодательством не предусмотрена, требования заявителей подлежат удовлетворению с возложением на МИФНС России № 46 по г. Москве обязанности по  внесению  в Единый государственный реестр юридических лиц соответствующие изменения в отношении записи за ГРН 2217700854590 от 05.02.2021 г. (п. 3 ч. 4 ст. 201 АПК РФ).

На основании вышеизложенного и руководствуясь положениями Федерального закона от 08.08.2001г. №129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», ст.ст.16,  29, 65, 75, 123, 156, 104, 110, 167-170, 198-201 АПК

РЕШИЛ:

Признать незаконным действия МИФНС № 46 по г. Москве по внесению в ЕГРЮЛ записи за ГРН 2217700854590 от 05.02.2021 г. о ликвидации ООО «Трансрускон» (ИНН 7723177563, ОГРН 1027739029427).

Проверено на соответствие действующему законодательству.

Обязать Межрайонную ИФНС России № 46 по г. Москве в десятидневный срок с даты вступления решения в законную силу устранить допущенные нарушения прав  и законных интересов заявителя путем внесения в ЕГРЮЛ соответствующих изменений в отношении вышеуказанной записи.

Взыскать с МИФНС № 46 по г. Москве в пользу ОАО АКБ "Пробизнесбанк" расходы по уплате госпошлины в размере 3 000 (три тысячи) руб. 00 коп.

Решение может быть обжаловано в месячный срок с даты его принятия (изготовления в полном объеме) в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Судья: О.Ю.Немова

7

Re: Неправомерные действия НО

Общество 28.07.2019 направило в Банк посредством системы «Интернет-Банк» платежные поручения на оплату налогов. На основании приказа Банка России от 29.07.2019 № ОД-1758 с 29.07.2019 у Банка отозвана лицензия на осуществление банковских операций. Платежи, принятые Банком для перечисления 28.07.2019, в бюджет не поступили. Перечисление НДС произведено своевременно, авансы по налогу на прибыль досрочно, но в пределах действительной налоговой обязанности; отправка платежек в банк в выходной день не свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика; инспекция не смогла доказать осведомленность общества о предстоящем отзыве лицензии у банка. Например, наличие ранее не исполненных банком платежек или их направление исключительно на уплату налогов. А на момент перевода средств у банка еще была лицензия на осуществление деятельности.

Постановление кссационной инстанции Арбитражного Суда Волго-Вятского округа от 21 июля 2021 года № Ф01-136/2021 по делу № А43-24135/2020

Дата изготовления постановления в полном объеме 21 июля 2021 года
Резолютивная часть постановления объявлена 14.07.2021.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе: председательствующего Бердникова О.Е., судей Когута Д.В., Шутиковой Т.В., при участии представителя от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 22 по Нижегородской области: Ярахтиной О.А. (до перерыва; доверенность от 14.12.2020) рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 22 по Нижегородской области
на решение Арбитражного суда Нижегородской области от 04.12.2020  и на постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2021 по делу № А43-24135/2020 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «ПЭТ-Ресурс» (ИНН: 5261091611, ОГРН: 1145261002754) к Инспекции Федеральной налоговой службы по Приокскому району города Нижнего Новгорода (ИНН: 5261025908, ОГРН: 1045207791232) о признании исполненной обязанности по уплате налогов и

у с т а н о в и л :

общество с ограниченной ответственностью «ПЭТ-Ресурс» (далее – ООО «ПЭТ-Ресурс», Общество) обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением, уточненным в порядке, установленном в статье 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Инспекции Федеральной налоговой службы по Приокскому району города Нижнего Новгорода (в настоящее время – Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 22 по Нижегородской области; далее – Инспекция, налоговый орган) о признании исполненной обязанности по уплате налога на добавленную стоимость за второй квартал 2019 года за май в сумме 819 384 рублей, аванса по налогу на прибыль организаций (региональный бюджет) за август 2019 года в сумме 280 934 рублей 09 копеек и обязании Инспекции зачесть в счет оплаты будущих платежей налог на добавленную стоимость в сумме 819 384 рублей, аванс по налогу на прибыль организаций (региональный бюджет) в сумме 280 934 рублей 09 копеек.

Решением суда от 04.12.2020 заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2021 решение суда оставлено без изменения.

Инспекция не согласилась с принятыми судебными актами и обратилась в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Заявитель жалобы считает, что суды неправильно применили статьи 44, 45 Налогового кодекса Российской Федерации и сделали выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела. По его мнению, перечисление ООО «ПЭТ-Ресурс» денежных средств через расчетный счет, открытый в АО КБ «Ассоциация» (далее – Банк), в рассматриваемом случае не может признаваться исполненной обязанностью по уплате налогов, поскольку денежные средства не были списаны с расчетного счета и в бюджет не поступили. В действиях налогоплательщика имеются признаки недобросовестности – Общество направило спорные платежные поручения в Банк для исполнения в выходной день, что не является типичным для него поведением. Инспекция полагает, что Общество располагало сведениями о предстоящем отзыве лицензии на осуществление банковских операций у Банка.

Подробно позиция заявителя приведена в кассационной жалобе и поддержана представителем в судебном заседании.

Общество в отзыве на кассационную жалобу отклонило доводы Инспекции; надлежащим образом извещенное о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, не обеспечило явку представителя в судебное заседание, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения жалобы в его отсутствие.

В соответствии со статьями 158 и 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлялся перерыв до 11 часов 15 минут 27.05.2021; рассмотрение кассационной жалобы откладывалось до 15 часов 30 минут 07.07.2021, затем вновь объявлялся перерыв до 13 часов 45 минут 14.07.2021.

Определением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 05.07.2021 на основании статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произведена замена судьи Новикова Ю.В. на судью Когута Д.В. После замены судьи рассмотрение кассационной жалобы начато с начала.

Законность решения Арбитражного суда Нижегородской области и постановления Первого арбитражного апелляционного суда проверена Арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установили суды, ООО «ПЭТ-Ресурс» зарегистрировано в качестве юридического лица Инспекцией 21.05.2014 и осуществляло расчеты через расчетный счет № 40702810800000001899, открытый на основании договора банковского счета с Банком.

Общество 28.07.2019 направило в Банк посредством системы «Интернет-Банк» платежные поручения на оплату следующих налогов: аванс по налогу на прибыль организаций (федеральный бюджет) за июль 2019 года в сумме 19 110 рублей (платежное поручение от 26.07.2019 № 389), аванс по налогу на прибыль организаций (региональный бюджет) за июль 2019 года в сумме 320 952 рублей (платежное поручение от 26.07.2019 № 390), аванс по налогу на прибыль организаций (федеральный бюджет) за август 2019 года в сумме 86 817 рублей (платежное поручение от 26.07.2019 № 391), аванс по налогу на прибыль организаций (региональный бюджет) за август 2019 года в сумме 491 966 рублей (платежное поручение от 26.07.2019 № 392), налог на добавленную стоимость за второй квартал 2019 года в сумме 819 384 рублей (платежное поручение от 26.07.2019 № 393).Платежные поручения приняты Банком для исполнения.

На основании приказа Банка России от 29.07.2019 № ОД-1758 с 29.07.2019 у Банка отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

Платежи, принятые Банком для перечисления 28.07.2019, в бюджет не поступили.

Общество 31.07.2019 открыло расчетный счет в ПАО «ВТБ», с которого повторно произвело налоговые платежи в том же размере (платежные поручения от 02.08.2019 № 398, 399, от 12.08.2019 № 425 – 427).

Обществу 15.08.2019 выплачено возмещение по вкладу в банке, в отношении которого наступил страховой случай, в размере 1 400 000 рублей.

Ввиду частичной компенсации перечисленных налоговых платежей Общество обратилось в Инспекцию с заявлением о зачете перечисленных налогов в счет будущих платежей – налога на прибыль организаций (региональный бюджет) в сумме 280 934 рублей 09 копеек (оплачен по платежному поручению от 26.07.2019 № 392 в сумме 491 966 рублей) и налога на добавленную стоимость в сумме 819 384 рублей.

ООО «ПЭТ-Ресурс» обратилось к конкурсному управляющему Банка – государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» с заявлением об исключении  требования в сумме 1 100 318 рублей 09 копеек из состава долга в реестре требований кредиторов Банка. Данное заявление удовлетворено.

Общество, посчитав, что обязанность по уплате налогов им исполнена, обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Руководствуясь статьями 3, 44, 45 Налогового кодекса Российской Федерации, постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 12.10.1998 № 24-П, а также учитывая правовую позицию, изложенную в определении Верховного Суда Российской Федерации от 26.09.2017 № 305-КГ17-6981, Арбитражный суд Нижегородской области пришел к выводу о недоказанности недобросовестности налогоплательщика при осуществлении спорных платежей, в связи с чем удовлетворил заявленное требование.

Первый арбитражный апелляционный суд согласился с выводом суда первой инстанции и оставил его решение без изменения.

Рассмотрев кассационную жалобу, Арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел правовых оснований для ее удовлетворения.

В силу пункта 1 статьи 44 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных настоящим Кодексом или иным актом законодательства о налогах и сборах.

Обязанность по уплате конкретного налога или сбора возлагается на налогоплательщика и плательщика сбора с момента возникновения установленных законодательством о налогах и сборах обстоятельств, предусматривающих уплату данного налога или сбора (пункт 2 статьи 44 Кодекса).

В абзаце втором пункта 1 статьи 45 Кодекса закреплено, что обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах. Налогоплательщик вправе исполнить обязанность по уплате налога досрочно.

На основании подпункта 1 пункта 3 статьи 45 Кодекса обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком, если иное не предусмотрено пунктом 4 настоящей статьи, с момента предъявления в банк поручения на перечисление в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального казначейства денежных средств со счета налогоплательщика (со счета иного лица в случае уплаты им налога за налогоплательщика) в банке при наличии на нем достаточного денежного остатка на день платежа.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 12.10.1998    № 24-П (далее – Постановление № 24-П) указал, что конституционная обязанность по уплате налогов считается исполненной в тот момент, когда изъятие части имущества добросовестного налогоплательщика, предназначенной для уплаты в бюджет в качестве налога, фактически произошло. Такое изъятие происходит в момент списания банком с расчетного счета налогоплательщика соответствующих средств в уплату налога. После списания с расчетного счета имущество налогоплательщика уже изъято, то есть налог уплачен.

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 № 138-О отмечено, что закрепленный в Постановлении № 24-П подход распространяется только на добросовестных налогоплательщиков и предполагает обязанность налоговых органов доказывать обнаружившуюся недобросовестность налогоплательщиков и банков в порядке, установленном Кодексом.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 26.09.2017 № 305-КГ17-6981, выдача распоряжения банку о списании денежных средств со счета клиента для уплаты налогов не создает правовых последствий, предусмотренных подпунктом 1 пункта 3 статьи 45 Кодекса, если к моменту предъявления соответствующего платежного поручения плательщик знал (не мог не знать) о неспособности кредитного учреждения обеспечить перечисление налогов в бюджетную систему Российской Федерации.

Об известности этого факта налогоплательщику – владельцу банковского счета должны свидетельствовать прямые доказательства осведомленности владельца счета о невозможности осуществления платежа (например, наличие ранее не исполненных банком платежных поручений клиента), либо достаточная совокупность косвенных доказательств, прежде всего, не получившее разумного объяснения несоответствие поведения налогоплательщика при направлении платежных поручений о перечислении налогов в бюджет его собственному предшествующему поведению при исполнении налоговой обязанности и поведению любого иного плательщика, ожидаемому в сравнимой ситуации (формирование остатка денежных средств на счете путем совершения внутрибанковских операций, не являвшихся обычными для налогоплательщика; направление имевшихся на счете клиента денежных средств только на уплату налогов при одновременном осуществлении расчетов с иными кредиторами за счет средств, имевшихся на счете, открытом налогоплательщиком в другом банке и т.п.).

Суды установили, что уплата налогов производилась через единственный открытый расчетный счет налогоплательщика, на котором на момент платежа имелся достаточный остаток денежных средств для уплаты сумм, указанных в платежных поручениях. Картотека неисполненных распоряжений о перечислении денежных средств со счета Общества отсутствовала.

Доказательств того, что Обществу на момент предъявления в Банк платежных поручений на уплату налогов было известно о наличии у Банка каких-либо трудностей при проведении расчетов по бюджетным платежам, налоговый орган не представил.

Исследовав и оценив представленные в дело доказательства в совокупности и взаимосвязи, приняв во внимание, что перечисление налога на добавленную стоимость произведено налогоплательщиком после окончания налогового периода непосредственно перед наступлением соответствующих сроков уплаты, перечисление аванса по налогу на прибыль организаций произведено досрочно, но в пределах действительной налоговой обязанности; направление в Банк платежных поручений в выходной день имело разумные причины; на момент предъявления спорных платежных поручений Банк России не принял меры по отзыву лицензии у Банка, суды пришли к выводу о том, что Инспекция не представила доказательств недобросовестного поведения Общества.

Установленные судами фактические обстоятельства и сделанные на их основе выводы соответствуют материалам дела, им не противоречат и не подлежат переоценке судом кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного суды правомерно удовлетворили заявленное Обществом требование, признав исполненной обязанность по уплате налогов и обязав Инспекцию зачесть в счет будущих платежей аванс по налогу на прибыль организаций (региональный бюджет) в сумме 280 934 рублей 09 копеек и налог на добавленную стоимость в сумме 819 384 рубля.

Нормы материального права применены судами первой и апелляционной инстанций правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

Кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Вопрос о распределении расходов по государственной пошлине с кассационной жалобы не рассматривался, поскольку заявитель на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации освобожден от ее уплаты.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Нижегородской области от 04.12.2020 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2021 по делу № А43-24135/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 22 по Нижегородской области – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном в статье 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий  О.Е. Бердников
Судьи  Д.В. Когут, Т.В. Шутикова

8

Re: Неправомерные действия НО

В настоящем деле с момента вынесения Решения ИФНС России  № 29 по г. Москве о проведении налоговой проверки до момента принятия Решения о взыскании денежных средств со счетов в банках и Решений о блокировке счетов прошло 5 лет. При этом наибольший срок для принудительного взыскания недоимок и пеней в соответствии с нормами НК РФ не превышает 3,5 года. ИФНС России  № 29 по г. Москве пропущен срок на принудительное взыскание недоимок и пеней.

Решение Арбитражного суда города Москвы от 30 августа 2021 года по делу № А40-36310/21-140-1036

Резолютивная часть решения объявлена 20 августа 2021года
Полный текст решения изготовлен 30 августа 2021 года

Арбитражный суд в составе судьи Паршуковой О.Ю. При ведении протокола судебного заседания секретарем с/заседаний Климовой О.В. с участием сторон по Протоколу  с/заседания от 20.08.2021 г.
от заявителя - Монин А.В., дов. от 16.06.2021 г. б/н, удостоверение адвоката №14189.
от ответчика –  Карпова В.О., дов. от 17.06.2021 г. №07-27/, удостоверение, Аверина Ю.А., дов. от 07.04.2021 г. №07-27/029903, удостоверение.

Рассмотрел  в судебном заседании дело по заявлению АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО "АИСА ИТ-СЕРВИС" (119361, ГОРОД МОСКВА, УЛИЦА БОЛЬШАЯ ОЧАКОВСКАЯ, ДОМ 47А, СТРОЕНИЕ 1, ЭТ 1 КАБ 135, ОГРН: 1157746363972, Дата присвоения ОГРН: 20.04.2015, ИНН: 7729457976, КПП: 772901001) к ответчику ИНСПЕКЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ НАЛОГОВОЙ СЛУЖБЫ № 29 ПО Г. МОСКВЕ (119192, ГОРОД МОСКВА, УЛИЦА МОСФИЛЬМОВСКАЯ, ДОМ 82А, ОГРН: 1047729038224, Дата присвоения ОГРН: 23.12.2004, ИНН: 7729150007, КПП: 772901001) о признании недействительными решение № 7788 от 24.12.2019 г., требование №653252 по состоянию на 14.11.2019 г. (в части)

УСТАНОВИЛ:

Акционерное общество "АИСА ИТ-СЕРВИС" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы № 29 по г. Москве о признании недействительными решение № 7788 от 24.12.2019 г., требование №653252 по состоянию на 14.11.2019 г. в части задолженности в размере 3 047 839 руб. 57 коп.

Заявитель заявленные требования поддержал в полном объеме.

Ответчик против иска возражал по мотивам отзыва.

Заслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, суд пришел к выводу о том, что требования общества подлежат удовлетворению исходя из следующего.

АО «АИСА ИТ-Сервис» (далее - налогоплательщик, общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением о признании недействительными и отмене требования ИФНС России № 29 по г. Москве (далее -Инспекция, налоговый орган) от 14.11.2019 № 653252 и решения о взыскании задолженности по налогам за счет денежных средств на счетах налогоплательщика от 24.12.2019 №7788.

В обоснование своего заявления налогоплательщик указывает, что налоговым органом существенно нарушены сроки при проведении выездной налоговой проверки, которая является основанием для направления в адрес налогоплательщика требования о взыскании налогов, и приводит расчет сроков, согласно которому, сроки на принудительное взыскание недоимки по налогам и пеням истекли.

Инспекцией проведена выездная налоговая проверки Общества за 2011-2013 годы по вопросам полноты и правильности исчисления и уплаты налогов.

По результатам проверки составлен Акт от 30.09.2015 № 16-05/79 и вынесено Решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 12.07.2019 № 16-09/41, которое вручено налогоплательщику под расписку 17.07.2019. В соответствии с Решением Инспекции Заявителю начислены к уплате налоги в сумме 61 992 895 руб., в том числе налог на прибыль организаций в сумме 33 389 328 руб., налог на добавленную стоимость в сумме 28 603 567 руб., а также пени в общей сумме 42 434 418 руб.

Не согласившись с указанным решением, Общество обратилось с апелляционной жалобой от 16.08.2019 в УФНС России по г. Москве с дополнениями от 05.09.2019, 06.09.2019 и от 10.09.2019.

Решением УФНС России от 03.10.2019 № 21-19/211586® апелляционная жалоба Заявителя на решение налогового органа оставлена без удовлетворения.

На основании вступившего в законную силу решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 12.07.2019 № 16-09/41, Инспекцией сформировано и направлено налогоплательщику требование от 14.11.2019 № 653252, срок исполнения требования указан 05.12.2019. В адрес заявителя указанное требование направлено по почте, и получено им 29.11.2019. Согласно указанному требованию сумма недоимки составила; - по налогам в размере 61 992 895 руб.; - по пени в размере 42 434 418 руб., что соответствует сумме доначисленных налогов и пеней по Решению.

В связи с неисполнением Заявителем в добровольном порядке указанного требования, 24.12.2019 Инспекцией принято решение о взыскании налогов, сборов, пеней, штрафов за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках № 7788, сформированы и направлены в банки поручения на списание денежных средств от 24.12.2019 №№ 1888, 1889, 1890, 1891, 1892 и 1893.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 23.11.2020 по делу № А40-318938/2019, оставленным без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.03.2021 отказано в удовлетворении требований общества о признании незаконным и отмене решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 12.07.2019 № 16-09/41.

23.12.2020 Заявитель, не согласившись с Требованием Инспекции № 653252 об уплате налога, сбора, пени, штрафа, процентов (для организаций, индивидуальных предпринимателей) по состоянию на 14.11.2019, обратился в УФНС России по г. Москве с жалобой.

По результатам рассмотрения жалобы Заявителя на требование от 14.11.2019 № 653252, Управлением принято решение от 28.01.2021 № 21-10/010760 @, в соответствии с которым обжалуемое Требование от 14.11.2019 № 653252 признано обоснованным, как и принятые последующие меры принудительного взыскания в рамках ст. 46, 47 НК РФ, в связи с чем жалоба Заявителя оставлена без удовлетворения.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения Общества в суд с заявлением о признании незаконными и отмене требования от 14.11.2019 № 653252 и решения о взыскании за счет денежных средств от 24.12.2019 № 7788.

Суд считает требования заявителя подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В настоящем деле с момента вынесения Решения ИФНС России  № 29 по г. Москве о проведении налоговой проверки до момента принятия Решения о взыскании денежных средств со счетов в банках и Решений о блокировке счетов прошло 5 лет.

При этом наибольший срок для принудительного взыскания недоимок и пеней в соответствии с нормами НК РФ не превышает 3,5 года.

ИФНС России  № 29 по г. Москве пропущен срок на принудительное взыскание недоимок и пеней.

Суд не соглашается с позицией Налогового органа о том, что требование ими вынесено в установленный законом срок относительно даты вступления в законную силу решения налогового органа от 12.07.2019 г.

В соответствии со сроками проведения Налоговой проверки, установленными НК РФ, решение Налоговым органом должно было быть вынесено не позднее 2016 г., оно было вынесено - 12.07.2019 г.

В Определении Верховного Суда Российской Федерации от 05.07.2021 N 307-ЭС21-2135 указано: «В то же время судебная практика признает, что регламентация сроков взыскания налогов, равно как и сроков проведения налоговых проверок, имеет общие итоговые цели, поскольку направлена на достижение равновесия интересов участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, на обеспечение правовой определенности. Поэтому длительный срок проведения налоговой проверки может быть признан недопустимым в той мере, в какой приводит к избыточному или не ограниченному по продолжительности применению мер налогового контроля в отношении налогоплательщиков (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16.07.2004 N 14-П и постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.03.2008N13084/07). В статьях 46 и 47 Налогового кодекса в первоначальной редакции отсутствовали положения, которые бы объективно ограничивали срок взыскания задолженности по налогам. Однако, начиная с 02.09.2010, в абзаце третьем пункта 1 статьи 47 Налогового кодекса (в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 229-ФЗ) установлен двухлетний предельный срок судебного взыскания задолженности, применяемый при утрате налоговым органом возможности внесудебного взыскания.

Таким образом, превышение длительности производства по делу о нарушении законодательства о налогах (совершение определенных действий в рамках осуществления мероприятий налогового контроля с нарушением сроков) само по себе не лишает налоговый орган права на принятие мер внесудебного взыскания, предусмотренных статьями 46 - 47 Налогового кодекса, но, во всяком случае, ограничивает возможность взыскания пределами двух лет, В случае превышения двухлетнего срока, возражения относительно нарушения длительности проведения налоговой проверки могут быть заявлены налогоплательщиком как при рассмотрении предъявленного к нему в судебном порядке требования о взыскании задолженности, так и при оспаривании самим налогоплательщиком выставленного налоговым органом требования об уплате налога, оспаривании решений (постановлений), принятых налоговым органом в рамках внесудебного взыскания задолженности, что согласуется с пунктом 31 постановления Пленума N 57.

При рассмотрении настоящего дела судами установлено, что вследствие длительности проведения камеральной налоговой проверки решение по ее результатам было принято инспекцией 12.11.2018, в то время как должно было быть принято не позднее 12.07.2018. Это означает, что нарушение длительности проведения налоговой проверки составило четыре месяца и, следовательно, не привело к нарушению предельного двухлетнего срока.

Поскольку налоговым органом, несмотря на нарушение длительности налоговой проверки, не утрачена возможность судебного взыскания задолженности, суд первой инстанции правомерно удовлетворил заявленные требования, а суд апелляционной инстанции неправильно истолковал и применил положения статей 46 - 47 Налогового кодекса, пункта 31 постановления Пленума N 57, отменив решение суда первой инстанции без достаточных к тому оснований. Следовательно, постановление суда округа об отмене постановления суда апелляционной инстанции является по существу правильным».

В указанном Определении Верховного суда сформулирован подход, изложенный в конкретном примере, из которого следует, что нарушение сроков, допущенных до вынесения решения по результатам проверки насчитывается в общие сроки и нарушение этих общих сроков свидетельствует о незаконности принимаемых налоговым органом актов.

С учетом вышеизложенного, суд считает заявленные требования по настоящему делу  подлежащими удовлетворению. 

Расходы по оплате государственной пошлины относятся судом на ответчика,  исходя из положений ст. 110 АПК РФ.         
Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

Требования удовлетворить в полном объеме.

Признать недействительными Решение № 7788 от 24.12.2019 г. и Требование № 653252 по состоянию на 14.11.2019 г. в части задолженности в размере 3 047 839 руб. 57 коп., вынесенные ИФНС России № 29 по г. Москве в отношении АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА "АИСА ИТ-СЕРВИС", как не соответствующие ч. I НК РФ.

Взыскать  с ИФНС России № 29 по г. Москве в пользу АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА "АИСА ИТ-СЕРВИС" расходы по уплате государственной пошлины в сумме 6 000 (шесть тысяч) руб.

Решение может быть обжаловано в месячный срок с даты его принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Судья: О.Ю. Паршукова

9

Re: Неправомерные действия НО

Доли участия в ООО и акции оформляют одни и те же права участия, сохраняющиеся при преобразовании хозяйственного общества. Гражданское законодательство не противопоставляет акции или доли участия в ООО. Общество в форме долей участия в ООО «НЗТ» обладало теми же корпоративными правами участия в хозяйственном обществе после изменения его организационно-правовой формы, что и ранее в форме акций АО «НЗТ», а не вновь возникшими при преобразовании. Изменение содержания этих корпоративных прав не имеет значения для расчёта срока обладания ими и не прерывает такой срок.

Решение Арбитражного суда города Москвы от 10 августа 2021 года по делу № А40-78613/21-140-1979

Резолютивная часть решения объявлена 04 августа 2021года
Полный текст решения изготовлен 10 августа 2021 года

Арбитражный суд в составе судьи Паршуковой О.Ю.
При ведении протокола судебного заседания секретарем Кабылиным С.С.
с участием сторон по Протоколу с/заседания от 04.08.2021  г.
Рассмотрел  в судебном заседании дело по заявлению ПУБЛИЧНОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО "НОВОРОССИЙСКИЙ МОРСКОЙ ТОРГОВЫЙ ПОРТ" (353901, КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ, НОВОРОССИЙСК ГОРОД, ПОРТОВАЯ УЛИЦА, 14, ОГРН: 1022302380638, Дата присвоения ОГРН: 23.08.2002, ИНН: 2315004404, КПП: 231501001)
к ответчику (заинтересованному лицу): МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ИНСПЕКЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ НАЛОГОВОЙ СЛУЖБЫ ПО КРУПНЕЙШИМ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКАМ №6 (107061, ГОРОД МОСКВА, УЛИЦА 2-Я ПУГАЧЕВСКАЯ, ДОМ 6Б, СТРОЕНИЕ 1, , ОГРН: 1047743056030, Дата присвоения ОГРН: 23.12.2004, ИНН: 7707323305, КПП: 771801001)

о признании недействительным решения №5 от 21.08.2020 г.

У С Т А Н О В И Л:

Публичное акционерное общество «Новороссийский морской торговый порт» (далее – Общество, Заявитель, налогоплательщик, ПАО «НМТП») обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 6 (далее – Ответчик, Инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения №5 от 21.08.2020 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Заявитель поддержал заявленные требования; Ответчик возразил против удовлетворения заявленных требований, указав на законность оспариваемого решения.

Заслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, суд счел требования заявителя подлежащими удовлетворению ввиду следующего.

Из материалов дела следует, что налоговым органом проведена камеральная налоговая проверка налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 12 месяцев 2019 года (далее – Декларация), представленной Обществом 26.03.2020.

Инспекцией по результатам рассмотрения материалов камеральной налоговой проверки вынесено оспариваемое решение, в соответствии с которым Общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде взыскания штрафа в размере 129 638 127,40 рублей. Обществу предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций в размере 5 813 202 501 рубля, начислены пени в сумме 28 034 245,05 рублей.

ПАО «НМТП», не согласившись с выводами оспариваемого решения, обратилось с апелляционной жалобой в Федеральную налоговую службу, решением которой от 03.03.2021 № КЧ-4-9/2676@ оспариваемый ненормативный акт ответчика был признан законным, что повлекло обращение Заявителя с настоящим заявлением в суд.

Заявитель обращаясь в суд указывает, что спор Общества и Инспекции касается применения налогоплательщиком нулевой ставки налога на прибыль к отчуждению в мае 2019 года доли в ООО «Новороссийский зерновой терминал», в 2017 году преобразованного из акционерного общества, акции которого приобретены Обществом в 2006 - 2007 годах.

Ранее, в уточнённой декларации по налогу на прибыль за 5 месяцев 2019 года, представленной в инспекцию 1 июля 2019 года, Общество заявило нулевую ставку по отчуждению данной доли. Общество изложило основания применения нулевой ставки в заявлении о зачёте сумм излишне уплаченного налога от 05.07.2019 № 1100-04/239. Инспекция сообщила Обществу о зачёте переплаты в счёт текущих платежей письмами от 29.10.2019 № 11-31/17176 и от 13.01.2020 № 11-31/00177.

Вместе с тем, в оспариваемом решении налоговый орган посчитал применение нулевой ставки налога на прибыль неправомерным.

По мнению Общества, решение Инспекции неправомерно, так как 5-летний срок обладания правами участия в хозяйственном обществе, который выступает основанием применения нулевой ставки налога на прибыль, соблюдён и не был прерван реорганизацией в форме преобразования этого общества. Доли и акции реорганизованного юридического лица - это одни и те же права участия.

Общество на основании договоров купли-продажи от 14.06.2006 № 01/1406, от 24.05.2007 б/н и отчётов по счёту депо приобрело акции ОАО «Новороссийский зерновой терминал» (далее - АО «НЗТ») в размере 99,9968 % уставного капитала.

АО «НЗТ» было преобразовано в ООО «Новороссийский зерновой терминал» (далее - ООО «НЗТ»), а акции АО «НЗТ» обменены на долю в ООО «НЗТ» размером 99,9968% уставного капитала, что следует из протокола собрания акционеров от 17.04.2017 № 01-ОСА-НЗТ.

Запись о реорганизации внесена в Единый государственный реестр юридических лиц 07.08.2017 г.

В соответствии с Договором купли-продажи от 23.04.2019 Общество продало свою долю участия в уставном капитале ООО «НЗТ».

По мнению налогового органа,  доли в ООО «НЗТ» принадлежали Обществу только со дня завершения реорганизации в форме преобразования АО «НЗТ», 07.08.2017, а не со времени приобретения акций АО «НЗТ» в 2006 - 2007 годах. Инспекция считает,  что изложенный вывод следует из п. 1 ст. 16 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», в силу которого реорганизация в форме преобразования считается завершенной с момента государственной регистрации вновь возникшего юридического лица, а преобразованное юридическое лицо -прекратившим свою деятельность.

Удовлетворяя заявленные требования суд исходит из следующего.

Доли участия в ООО и акции оформляют одни и те же права участия, сохраняющиеся при преобразовании хозяйственного общества.

В силу п. 1 ст. 284.2 Налогового кодекса РФ (далее - НК РФ, Кодекс) налоговая ставка 0 процентов применяется к налоговой базе, определяемой по доходам от реализации акций российских организаций (долей участия в уставном капитале российских организаций), при условии, что на дату реализации таких акций (долей участия) они непрерывно принадлежат налогоплательщику на праве собственности или на ином вещном праве более пяти лет.

Заявитель продал долю участия в уставном капитале ООО «НЗТ» в 2019 году. Если исчислять срок обладания Обществом долей со времени приобретения в 2006 - 2007 годах акций АО «НЗТ», преобразованного в ООО «НЗТ», то 5-летний срок соблюдён. Если исчислять срок со времени завершения реорганизации в форме преобразования в 2017 году, то 5-летний срок не соблюдён.

Действующее гражданское законодательство признаёт и доли участия в ООО, и акции формой выражения одного вида прав - корпоративных прав.

Федеральный закон от 05.05.2014 № 99-ФЗ дополнил Гражданский кодекс РФ (далее - ГК РФ) статьёй 65.1, в силу которой юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом участия в них и формируют их высший орган, являются корпоративными юридическими лицами (корпорациями). К ним относятся, в частности, хозяйственные общества. Участники корпорации в связи с участием в ней приобретают корпоративные права и обязанности. Статья 65.1 ГК РФ действует с 1 сентября 2014 года.

Ранее Федеральный закон от 02.07.2013 № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» изложил статью 128 ГК РФ в новой редакции, в силу которой к объектам гражданских прав относятся, среди прочего, вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права. В этой редакции статья 128 ГК РФ действует с 1 октября 2013 года. Ранее ценные бумаги, включая акции, относились к вещам, а не к иному имуществу или имущественным правам.

Акции могут быть только бездокументарными с 1 января 2003 года в силу изменений, внесённых в статью 16 Федерального закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» Федеральным законом от 28.12.2002 № 185-ФЗ.

Таким образом, с 1 сентября 2014 года акции и доли в ООО являются формами корпоративных прав, в отличие от ранее действовавшего законодательства, где акции считались вещами, а доли участия в ООО, не относясь к ценным бумагам, признавались иным имуществом.

Соответственно, преобразование хозяйственного общества - изменение его организационно-правовой формы - изменяет обозначение корпоративных прав и их содержание (например, в вопросах пределов участия в управлении обществом), но не влечёт прекращение одних и возникновение других прав. Гражданское законодательство не противопоставляет акции или доли участия в ООО.

При преобразовании не изменяются объективные экономические характеристики прав участия в хозяйственном обществе.

При преобразовании юридического лица корпоративные права его участников не прекращаются.

В п. 1 ст. 284.2 НК РФ условием применения нулевой ставки налога названа непрерывность принадлежности налогоплательщику акций или долей на праве собственности или ином вещном праве.

Пунктом 1 статьи 235 ГК РФ предусмотрено, что право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и в иных случаях, предусмотренных законом.

Данная норма и иные положения законодательства не определяют изменение имущества, в частности, изменение содержания корпоративных прав вследствие преобразования хозяйственного общества, как основание прекращения права собственности на имущество, а равно самих корпоративных прав.

Таким образом, изменение юридического содержания корпоративных прав Общества не привело к прекращению этих прав или права собственности на них.

Общество в форме долей участия в ООО «НЗТ» обладало теми же корпоративными правами участия в хозяйственном обществе после изменения его организационно-правовой формы, что и ранее в форме акций АО «НЗТ», а не вновь возникшими при преобразовании. Изменение содержания этих корпоративных прав не имеет значения для расчёта срока обладания ими и не прерывает такой срок.

Таким образом, предусмотренный п. 1 ст. 284.2 НК РФ пяти летний срок нахождения в собственности корпоративных прав Обществом соблюдён.

При преобразовании хозяйственного общества его участники не совершают новых вложений в общество, а значит, с точки зрения экономического содержания операций сохраняется прежняя инвестиция и её длительность.

В данном конкретном случае Общество осуществило долгосрочные инвестиции в 2006-2007 годах при приобретении акций ОАО «НЗТ».

Таким образом, у Общества при преобразовании АО «НЗТ» в ООО «НЗТ» сохранилось корпоративное право, срок обладания которым не был прерван.

В соответствии с гражданским законодательством реорганизация в форме преобразования в отличие от иных форм реорганизации (разделение, слияние, присоединение, выделение) не предполагает изменения прав и обязанностей реорганизованного лица или создания новой организации. При преобразовании сохраняется ранее действовавшее юридическое лицо.

Федеральный закон от 05.05.2014 № 99-ФЗ изложил п. 5 ст. 58 ГК РФ в новой редакции, в соответствии с которой при преобразовании юридического лица права и обязанности реорганизованного юридического лица в отношении других лиц не изменяются, за исключением прав и обязанностей в отношении учредителей (участников), изменение которых вызвано реорганизацией.

Данное правило действует с 1 сентября 2014 года.

Согласно правовой позиции, выраженной в определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ по экономическим спорам от 19.07.2016 № 310-КГ16-1802, по смыслу п. 5 ст. 58 ГК РФ «юридическое лицо при преобразовании сохраняет неизменность своих прав и обязанностей, не передавая их полностью или частично другому юридическому лицу». При изменении организационно-правовой формы новое юридическое лицо не возникает, а меняется только его организационно-правовая форма. Изложенная правовая позиция нашла свое отражение в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2016), утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.2016.

Судом учитывается так же,  правовая позиция Верховного Суда РФ, изложенная в Определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ по экономическим спорам от 26.04.2018 № 309-КГ17-21454  (п. 2 Обзора практики рассмотрения судами дел, утверждённом Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018 г.).

При преобразовании (изменении организационно-правовой формы) хозяйственного общества изменяются формы и процедуры участия в нём, но реорганизованное общество и сами права участия в нём сохраняются, а срок обладания такими правами не прерывается.

В п. 1 ст. 16 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» установлено, что реорганизация в форме преобразования считается завершенной с момента государственной регистрации вновь возникшего юридического лица, а преобразованное юридическое лицо - прекратившим свою деятельность.

Однако в ч. 4 ст. 3 Федерального закона от 05.05.2014 № 99-ФЗ установлено, что впредь до приведения законодательных актов в соответствие с положениями ГК РФ (в редакции этого Федерального закона) они применяются постольку, поскольку не противоречат положениям ГК РФ в его редакции. На изложенное законоположение обращено внимание в указанном выше Определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 19.07.2016 № 310-КГ16-1802.

Поэтому в силу Федерального закона от 05.05.2014 № 99-ФЗ преобразование не влечёт прекращение реорганизованного и создание нового юридического лица, независимо от установленного порядка регистрации юридических лиц. Не влияет на этот вывод и порядок постановки организаций на учёт в налоговых органах, который, как и порядок регистрации юридических лиц, не может изменить ГК РФ.

Составление при реорганизации передаточного акта, на что ссылается налоговый орган, не означает создания ООО «НЗТ» как нового юридического лица, поскольку составление тех или иных документов не может изменять правовое содержание процедур реорганизации, установленное ГК РФ.

В указанном выше Определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ также указано на необязательность передаточного акта при преобразовании.

Судебная практика, приводимая Инспекцией, касается периодов, предшествовавших указанным изменениям ГК РФ и определению судебной практики Судебной коллегией Верховного Суда РФ. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа 10 июня 2019 года по делу № А42-8874/2018 не может быть применено к Обществу, поскольку касалось иных обстоятельств - последствий признания преобразования несостоявшимся, после чего налогоплательщик подал заявление о применении упрощённой системы налогообложения по форме, установленной для нового юридического лица. Суды апелляционной инстанции и округа указали со ссылкой на оба упомянутых выше определения Судебной коллегии Верховного Суда РФ, что преобразование не создаёт новое юридическое лицо, но поданное заявление было надлежащим, так как отражало волеизъявление юридического лица.

В Определении от 16.11.2020 № 310-ЭС20-17304 Верховный Суд РФ поддержал вывод судов нижестоящих инстанций о том, что при преобразовании юридического лица новое юридическое лицо не возникает, а меняется только его организационно-правовая форма.

Аналогичные выводы сделаны в Определении судьи Верховного Суда РФ от 29.05.2018 № 310-КГ18-1418, Постановлениях Арбитражного суда Московского округа от 23.01.2019 по делу № А40-54884/2018, Арбитражного суда Северо-Западного округа 31.08.2017 по делу №А44-9779/2016, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2020 по делу № А76-43514/2019.

С учетом вышеизложенного, суд приходит к выводу о том, что реорганизованное АО «НЗТ» и ООО «НЗТ» являются одним и тем же юридическим лицом.

Следовательно, от преобразования АО «НЗТ» в ООО «НЗТ» срок обладания Обществом правами участия в данной организации не прерывался.

Судебная практика применения нулевой ставки налога на дивиденды подтверждает, что преобразование не прерывает срок обладания долей.

В силу подп. 1 п. 3 ст. 284 НК РФ к налоговой базе, определяемой по доходам в виде дивидендов, применяется ставка 0 %, если на день принятия решения о выплате дивидендов (о выходе из организации или ликвидации организации) получающая дивиденды организация в течение не менее 365 календарных дней непрерывно владеет на праве собственности не менее чем 50-процентным вкладом (долей) в уставном (складочном) капитале (фонде) выплачивающей дивиденды организации или депозитарными расписками, дающими право на получение дивидендов, в сумме, соответствующей не менее 50 % общей суммы дивидендов, выплачиваемых организацией.

Таким образом, для применения нулевой ставки налога на дивиденды закон установил схожее с нулевой ставкой налога на отчуждение долей и акций условие в виде срока обладания долями или акциями, хотя срок установлен меньше.

Соответственно, при толковании порядка расчёта срока давности обладания долями или акциями при их отчуждении следует принимать во внимание практику толкования и применения закона для схожего срока при выплате дивидендов.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в постановлении от 07.05.2013 по делу № А28-1721/12 указал, что «владение ОАО "КЧХК" вкладом в уставный капитал не прекращалось, поскольку преобразование юридического лица одного вида (ООО) в юридическое лицо другого вида (ЗАО) повлекло за собой универсальное правопреемство». В передаче указанного дела в Президиум ВАС РФ было отказано по итогам изучения материалов истребованного дела.

Идентичная позиция изложена в постановлении Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2020 по делу № А35-8368/19, которое не обжаловано налоговым органом в суд округа.

Таким образом, с учетом  сложившейся судебной практики следует, что обладание правами участия при реорганизации хозяйственного общества начинается со дня приобретения прав участия в реорганизованном обществе и не прерывается реорганизацией этого общества.

Изменения ст. 284.2 НК РФ не изменили, а уточнили порядок исчисления срока обладания долями.

Федеральными законами от 23.11.2020 № 374-ФЗ и от 29.12.2020 № 470-ФЗ в ст. 284.2 НК РФ включён п. 6, в силу которого в отношении акций (долей участия) организаций, созданных в результате реорганизации в форме преобразования, выделения или разделения, срок обладания ими, указанный в п. 1 этой статьи, исчисляется с даты приобретения акций (долей) реорганизованной организации.

Соответственно, реорганизация, в частности, в форме преобразования, не прерывает срок обладания правами участия (акциями, долями).

Судом учитывается, что данному уточнению придана обратная сила лишь с 1 января 2020 года, п. 1 ст. 284.2 НК РФ подлежал такому же толкованию и за предыдущие периоды с учётом изложенных выше предписаний гражданского законодательства, а также принимая во внимание цель законодателя - поощрение долгосрочных инвестиций.

При толковании закона последующее изменение его положений может пониматься как уточнение, закрепляющее его верное понимание. Это следует из Определений Судебной коллегии Верховного Суда РФ по экономическим спорам от 22.11.2018 № 308-КГ18-11090, от 20.07.2015 № 307-ЭС15-1642, Постановления Президиума ВАС РФ от 11.06.2013 № 294/13.

Таким образом,  п. 6 ст. 284.2 НК РФ подтверждает, что срок обладания правами участия при преобразовании следует исчислять со дня приобретения акций (долей) преобразованной организации.

Налоговый орган в ходе рассмотрения дела указывает, что участники общества с ограниченной ответственностью (ООО) и акционеры имеют одинаковые базовые правомочия, но их права отличаются. Акция признаётся ценной бумагой, а доля в ООО – нет. Акции могут выступать предметом сделок с ценными бумагами, таких, как договоры репо, а доли в ООО – нет. Права акционера могут быть изменены через конвертацию и эмиссию новых акций, а права участника – через изменения устава ООО. Участник ООО может выйти из него, а акционер такого права не имеет.

Суд отмечает, что Общество не оспаривает, что права акционера и участника ООО отличаются по форме и содержанию. Однако это не имеет значения для настоящего конкретного спора.

Так, гражданское законодательство предусматривает возможность изменения формы и содержания прав участников оборота в связи с изменением правового режима объекта прав, когда при этом прежние права не прекращаются, а новые не возникают. В частности, жилые помещения могут переводиться в нежилые (п. 3 ст. 288 Гражданского кодекса РФ, гл. 3 Жилищного кодекса РФ), земельные участки могут переводиться из одной категории в другую (ст. 8 Земельного кодекса РФ, Федеральный закон от 21.12.2004 № 172-ФЗ). Вместе с тем подобные изменения не прекращают право собственности на соответствующее имущество, новое право собственности на это имущество не возникает.

Преобразование хозяйственного общества – изменение его организационно-правовой формы – изменяет обозначение корпоративных прав и их содержание, но не влечёт прекращение одних и возникновение других прав.

Общество с ограниченной ответственностью и преобразованное в него акционерное общество – одно и то же юридическое лицо.

Так, в рамках дела № А40-177494/20-140-3751 ООО «Брокерская компания «Регион» суды первой и апелляционной и кассационной инстанций указали, что при присоединении к юридическому лицу (банку) другого акционерного общества приобретаются новые акции, дополнительно размещённые взамен акций присоединённого общества; акции разных эмитентов являются разным имуществом; присоединение эмитента к другому прекращает право на прежние акции, при этом возникает право на новые (решение Арбитражного суда города Москвы от 23.12.2020, оставленное в силе постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.04.2021 и Постановлением кассационной инстанции от 02.08.2021).

В настоящем деле в отличие от вышеупомянутого спора производилось не присоединение одного акционерного общества к другому, а преобразование организационно-правовой формы юридического лица, результатом которого не является ни присоединение одного лица к другому, ни размещение новых (дополнительных) акций (долей) новым акционерам (участникам).

В настоящее время, в отличие от ранее действовавшего законодательства, при преобразовании – изменении организационной формы – реорганизованное юридическое лицо не прекращается, а остаётся тем же лицом, новое юридическое лицо не возникает. Данное толкование п. 5 ст. 58 ГК РФ дано в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 19.07.2016 № 310-КГ16-1802 и в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2016), утверждённом Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.2016.

Инспекция настаивает на применимости этого правового подхода только при государственной регистрации недвижимости, а также на применении п. 1 ст. 16 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», где содержится указание на прекращение преобразованного юридического лица.

Данные доводы Инспекции несостоятельны, так как изложенная правовая позиция Верховного Суда РФ была признана применимой в том числе в целях налогообложения в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26.04.2018 № 309-КГ17-21454, что отражено в п. 2 Обзора, утверждённого Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018.

В ч. 4 ст. 3 Федерального закона от 05.05.2014 № 99-ФЗ указано, что впредь до приведения законодательных актов в соответствие с положениями ГК РФ (в редакции этого Федерального закона) они применяются постольку, поскольку не противоречат положениям ГК РФ в его редакции. На это законоположение обращено внимание в указанном Определении Верховного Суда РФ от 19.07.2016.

Реорганизованное АО «НЗТ» и ООО «НЗТ» являются одним и тем же юридическим лицом. Общество в форме долей участия в ООО «НЗТ» обладало теми же корпоративными правами участия в хозяйственном обществе после изменения его организационно-правовой формы, что и ранее в форме акций АО «НЗТ», а не вновь возникшими при преобразовании. Следовательно, от преобразования АО «НЗТ» в ООО «НЗТ» срок обладания Обществом правами участия в данной организации не прерывался.

С учетом изложенного суд не находит оснований для признания оспариваемого решения налогового органа от 21.08.2020 г. № 5 законным и обоснованным.

Ввиду удовлетворения заявленных требований государственная пошлина согласно ст.110 АПК РФ подлежит отнесению на налоговый орган.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

Признать недействительным Решение от 21.08.2020 г. № 5, вынесенное МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 6 в отношении ПУБЛИЧНОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА "НОВОРОССИЙСКИЙ МОРСКОЙ ТОРГОВЫЙ ПОРТ", как не соответствующее ч. II НК РФ.

Взыскать с вынесенное МИ ФНС России  по крупнейшим налогоплательщикам № 6  в пользу ПУБЛИЧНОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА "НОВОРОССИЙСКИЙ МОРСКОЙ ТОРГОВЫЙ ПОРТ" расходы по уплате государственной пошлины в сумме 3 000  руб.

Решение может быть обжаловано в месячный срок с даты его принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Судья Паршукова О.Ю.

10

Re: Неправомерные действия НО

Действия Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации по крупнейшим налогоплательщикам № 2, выразившиеся в начислении обществу с ограниченной ответственностью «Борец» пени по налогу на добавленную стоимость за период с 26.10.2018 по 28.10.2018 в соответствующей сумме, признать незаконными

Определение № 305-ЭС20-2879 Арбитражного суда города Москвы от 23 ноября 2021 года по делу № А40-86746/2019

Резолютивная часть определения объявлена 18.11.2020
Полный текст определения изготовлен 23.11.2020

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Павловой Н.В., судей Антоновой М.К., Завьяловой Т.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Борец»
на решение Арбитражного суда города Москвы от 02.07.2019
по делу № А40-86746/2019, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2019 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.12.2019 по тому же делу по заявлению общества
с ограниченной ответственностью «Борец» к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации по крупнейшим налогоплательщикам № 2 и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации по крупнейшим налогоплательщикам № 7
о признании незаконным действия, выразившегося в неправомерном начислении пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 66 762,39 рубля, об обязании устранить допущенное нарушение прав и законных интересов общества.

В заседании приняли участие представители:
от общества с ограниченной ответственностью «Борец» - Сергеева Т.В., Читай Р.Г.,
от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации по крупнейшим налогоплательщикам № 2 – Еремин А.Н.,
от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации по крупнейшим налогоплательщикам № 7 – Денисаев М.А., Талыбов И.Р.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В., выслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

обществом с ограниченной ответственностью «Борец» (г. Москва; далее – общество, налогоплательщик) в Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы Российской Федерации по крупнейшим налогоплательщикам № 2 (далее – инспекция, налоговый орган) представлена уточненная налоговая декларация от 26.07.2018 по налогу на прибыль организаций за 6 месяцев 2018 года, в которой заявлена сумма налога
к уменьшению в размере 328 429 536 рублей.

В инспекцию от общества 23.08.2018 также поступило заявление о зачете суммы налога на прибыль организаций, излишне уплаченного в бюджет
(в части, зачисляемой в бюджеты Российской Федерации) в счет предстоящих платежей по налогу на добавленную стоимость (далее – НДС)
в сумме 150 000 000 рублей.

Кроме того, 24.10.2018 обществом в инспекцию представлена налоговая декларация по НДС за 3 квартал 2018 года с суммой налога к уплате в размере 89 198 746 рублей.

По окончании камеральной налоговой проверки по налогу на прибыль организаций за 6 месяцев 2018 года сумма переплаты налога подтверждена. На основании ранее представленного налогоплательщиком заявления инспекция 29.10.2018 приняла решение о зачете переплаты по налогу на прибыль организаций в сумме 150 000 000 рублей в счет текущих платежей
по НДС.

Поскольку начисленный по налоговой декларации по НДС за 3 квартал 2018 года налог в сумме 89 198 746 рублей не был уплачен в установленный срок (до 25.10.2018), зачет подтвержденной переплаты по налогу на прибыль организаций в счет текущих платежей по НДС состоялся 29.10.2018, инспекцией начислены пени за несвоевременную уплату НДС за период просрочки с 26.10.2018 по 28.10.2018 в общей сумме 66 762,39 рубля.

С учетом имевшейся у налогоплательщика переплаты по НДС
в сумме 182 221,83  рубля и переплаты по пени в сумме 48 776,68 рубля, инспекция скорректировала сумму пени, остающейся не уплаченной,
до 17 985,71 рубля и выставила в адрес общества требование от 15.11.2018 № 2107 об уплате пени в указанной сумме.

Управление Федеральной налоговой службы по г.Москве решением от 23.01.2019 № 21-19/009060@ оставило без удовлетворения жалобу налогоплательщика на действия инспекции по начислению пени и выставленное требование.

Не согласившись с правомерностью начисления пени, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением, в котором просило признать незаконными действия налогового органа, выразившиеся в неправомерном начислении пени по НДС в сумме 66 762,39 рубля, обязать инспекцию устранить допущенное нарушение прав и законных интересов.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 02.07.2019, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2019, в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 26.12.2019 решение суда первой инстанции от 02.07.2019 и постановление суда апелляционной инстанции от 23.09.2019 оставлены без изменения.

В кассационной жалобе, направленной в Верховный Суд Российской Федерации, общество просит отменить решение суда первой инстанции, постановления арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанций, ссылаясь на допущенные судами существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В. от 22.09.2020 кассационная жалоба общества вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу налоговые органы просят оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению, а обжалуемые судебные акты – отмене по следующим основаниям.

Суды трех инстанций, признавая законными действия инспекции и отказывая в удовлетворении требований общества, руководствовались положениями статей 44, 75, 78, 88 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Налоговый кодекс) и исходили из того, что инспекция правомерно начислила пени по НДС за период, когда установленный законодательством срок на уплату налога истек, но решение о зачете переплаты, образовавшейся по другому налогу, еще не было принято.

Как указали суды, подтвердить образование переплаты по налогу на прибыль  инспекция могла только после окончания налоговой проверки или истечения срока ее проведения (в рассматриваемом случае - 26.10.2018), а решение о зачете переплаты должно было быть принято в течение 10 дней после истечения указанного срока.

Учитывая, что решение о зачете подтвержденной переплаты по налогу на прибыль в счет текущих платежей по НДС в сумме 150 000 000 рублей вынесено инспекцией 29.10.2018, то есть в течение десяти рабочих дней после истечения срока проведения камеральной налоговой проверки, суды пришли
к выводу о соблюдении налоговым органом требований законодательства при начислении пени за спорный период.

Между тем судами не учтено следующее.

Раскрывая содержание установленной статьей 57 Конституции Российской Федерации обязанности каждого по уплате законно установленных налогов, Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что в целях обеспечения выполнения этой публичной обязанности законодатель вправе устанавливать меры принуждения в связи с несоблюдением законных требований государства. Меры налогового принуждения могут быть как правовосстановительными, обеспечивающими исполнение налогоплательщиком его конституционной обязанности (восполнение недоимки и возмещение ущерба от несвоевременной и неполной уплаты налога), так и штрафными, возлагающими на нарушителей дополнительные выплаты в качестве меры ответственности (наказания) (постановления от 17.12.1996 № 20-П, от 15.07.1999 № 11-П, от 14.07.2005
№ 9-П, от 06.02.2018 № 6-П; определения от 04.07.2002 № 202-О, от 08.02.2007 № 381-О-П, от 07.12.2010 № 1572-О-О, от 17.02.2015 № 422-О и др.).

Реализуя данное право, федеральный законодатель установил в главе 11 Налогового кодекса пеню как один из способов обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов (сборов, страховых взносов).

В силу положений пунктов 1 и 2 статьи 75 Налогового кодекса пеней признается денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов, в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки. Сумма соответствующих пеней уплачивается помимо причитающихся к уплате сумм налога и независимо от применения других мер обеспечения исполнения обязанности по уплате налога, а также мер ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах.

Согласно пунктам 3 и 4 статьи 75 Налогового кодекса пеня начисляется за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога по день исполнения обязанности по его уплате включительно в процентах от неуплаченной суммы налога.

Из содержания приведенных положений вытекает, что пеня выступает мерой государственного принуждения, обеспечивающей реализацию публичного интереса в своевременном поступлении суммы налога в бюджет – она стимулирует налогоплательщиков к добросовестной уплате причитающихся сумм налогов и, одновременно, является мерой имущественной (восстановительной) ответственности, призванной компенсировать ущерб, понесенный бюджетной системой в случаях, когда налоговая обязанность не была исполнена своевременно. В последнем случае основанием взимания пени по существу выступает неправомерное оставление налогоплательщиком у себя суммы налога, подлежавшей уплате в бюджет, и пользование средствами казны. Пеня не является мерой штрафного характера (наказанием) и не может приобретать такой характер.

Это означает, что к числу юридически значимых обстоятельств, имеющих значение для оценки правомерности начисления пени, относится не только момент фактического поступления суммы налога в бюджет, но также своевременность действий налогоплательщика, от совершения которых зависело исполнение его налоговой обязанности, имело ли место незаконное пользование налогоплательщиком средствами казны.

Судебная практика исходит из того, что задолженность перед бюджетом по конкретному виду налога объективно отсутствует, если накопленные
по этому налогу суммы переплаты превышают величину вновь начисленного налога. В такой ситуации вынесение налоговым органом решения о зачете имеющейся переплаты в счет исполнения обязанности по уплате налога за текущий период является лишь способом оформления изменений в состоянии расчетов с бюджетом, а обязанность по уплате налога считается исполненной в момент наступления срока уплаты без необходимости совершения дополнительных действий со стороны налогоплательщика (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2018 № 310-КГ18-7101).

Однако в настоящем деле переплата образовалась по налогу на прибыль организаций, зачисленному в бюджет субъекта Российской Федерации, в то время как налоговая обязанность возникла по НДС, подлежащему уплате в федеральный бюджет. При названных обстоятельствах от налогоплательщика согласно пункту 1 статьи 45, пункту 1 статьи 78 Налогового кодекса требовалось совершение действий, направленных на самостоятельную уплату налога, в частности, представление в налоговый орган заявления о зачете переплаты в счет исполнения предстоящей обязанности по уплате иного налога.

Заявляя о зачете образовавшейся переплаты в счет исполнения обязанности по уплате предстоящих платежей в соответствии с пунктом 1 статьи 78 Налогового кодекса, налогоплательщик, с одной стороны, освобождает публичное образование от необходимости возврата ему соответствующих сумм из бюджетной системы и, в то же время, освобождается от необходимости отвлечения денежных средств из своего оборота (привлечения денежных средств у третьих лиц) для исполнения вновь возникающей налоговой обязанности.

Таким образом, обращаясь с заявлением о зачете, налогоплательщик выбирает наиболее удобный способ уплаты налога, обеспечивающий удовлетворение как публичных, так и частных интересов. К сфере ответственности налогоплательщика при этом относится заблаговременное представление налоговой декларации (по результатам проверки которой может быть подтверждено наличие переплаты)  и заявления о зачете сумм излишне уплаченного налога.

В свою очередь, основываясь на положениях статьи 6.1, пунктов 4 и 8.1 статьи 78 Налогового кодекса, налоговый орган вправе отложить принятие решения о зачете подтвержденной по результатам налоговой проверки суммы переплаты в счет текущих платежей по другим налогам на срок до десяти рабочих дней, то есть  вплоть до двух календарных недель.

Выбор конкретного момента совершения зачета подтвержденной переплаты в пределах вышеназванного организационного срока, способного составить до двух календарных недель, таким образом, зависит от усмотрения должностных лиц налогового органа и является преимущественно вопросом налогового администрирования, находящимся вне контроля налогоплательщика.

Следовательно, начисление пени за период организационного оформления решения о зачете должностными лицами налогового органа в ситуации, когда переплата является подтвержденной (завершена налоговая проверка или истек срок ее проведения), и налогоплательщиком заблаговременно (до наступления срока уплаты налога) представлено заявление о зачете, означало бы применение меры государственного принуждения к лицу, совершившему необходимые действия для исполнения своей налоговой обязанности, и при отсутствии с его стороны незаконного пользования средствами казны, что противоречит правовой режиму пени, установленному главой 11 Налогового кодекса.

Иной подход к толкованию положений Налогового кодекса, занятый налоговым органом в настоящем деле и поддержанный судами, по существу означает, что пени приобретают характер санкции, применяемой за выбор определенного способа исполнения налоговой обязанности. При этом основания ответственности налогоплательщика начинают определяться, прежде всего, усмотрением должностных лиц налоговых органов в выборе конкретной даты вынесения решения о зачете в пределах установленного законодательством значительного срока, составляющего до двух календарных недель.

Вместе с тем, как отмечалось Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 12.10.1998 № 24-П, в силу закрепленного в статье 1 Конституции Российской Федерации принципа правового государства недопустимо такое истолкование положений налогового законодательства, которое приводит к противоречащей данному принципу ответственности налогоплательщика за совершение им действий, правомерных и обязательных в силу императивных публично - правовых норм.

Согласно пункту 2 статьи 22 Налогового кодекса права налогоплательщиков обеспечиваются соответствующими обязанностями должностных лиц налоговых органов, что предполагает необходимость гармонизации правоприменительной деятельности налоговых органов и законных интересов налогоплательщиков.

Федеральная налоговая служба в принятых ею актах, определяющих правовую политику в области налогового администрирования, исходит из необходимости обеспечения эффективной контрольно-надзорной деятельности и высокого качества предоставляемых услуг для законного, прозрачного и комфортного ведения бизнеса, обеспечения соблюдения прав налогоплательщиков и формирования финансовой основы деятельности государства, а также необходимости реализации политики простоты и удобства уплаты налогов - исполнения налоговых обязательств без лишних затрат и усилий, как части повседневной деятельности налогоплательщиков (приказы Федеральной налоговой службы от 28.11.2014 № ММВ-7-12/607@ и от 28.11.2019 № ММВ-7-19/598@).

В связи с этим реализация налоговыми органами своих властных полномочий, в том числе в случаях, когда Налоговый кодекс предоставляет должностным лицам налоговых органов значительные сроки на совершение юридически значимых действий, не должно противопоставляться правам и законным интересам налогоплательщиков, в том числе, интересам, связанным с исполнением обязанности по уплате налогов наиболее удобным способом как для казны, так и для самого плательщика, имея в виду сохранение суммы переплаты в бюджетной системе и освобождение налогоплательщика от необходимости привлечения денежных средств у третьих лиц для исполнения налоговой обязанности, их отвлечения из собственного хозяйственного оборота.

Как установлено судами и подтверждается  материалами дела, в данном случае общество заблаговременно (более чем за два месяца до наступления срока уплаты НДС за 3 квартал 2018 года) заявило о своем намерении использовать для исполнения предстоящей обязанности по уплате НДС определенный источник – переплату по налогу на прибыль организаций в части, зачисляемой в бюджеты субъектов Российской Федерации.

Согласно уведомлению инспекции от 27.08.2018, направленному в адрес общества, вопрос о принятии решения о зачете сумм излишне уплаченного налога будет рассмотрен после завершения камеральной налоговой проверки по налогу на прибыль за 6 месяцев 2018 года либо с момента, когда такая проверка должна быть завершена.

Таким образом, воля налогоплательщика на исполнение предстоящей обязанности по уплате НДС за 3 квартал 2018 года за счет переплаты по налогу на прибыль организаций была выражена в надлежащие сроки и заранее известна налоговому органу.

Наличие у налогоплательщика переплаты по налогу на прибыль в размере 150 000 000 рублей подтверждено 26.10.2018 по факту подачи обществом уточненной налоговой декларации и истечения срока проведения проверки. Каких-либо возражений относительно наличия переплаты инспекция в ходе рассмотрения дела не заявляла.

Дальнейшее отложение инспекцией принятия решения о зачете в период между 26.10.2018 и 29.10.2018 вызвано организационными вопросами налогового администрирования, а не действиями налогоплательщика.

При названных обстоятельствах начисление пени за период после подтверждения переплаты до фактического принятия решения о зачете к налогоплательщику, своевременно представившему заявление о зачете переплаты, противоречит правовой природе данной меры государственного принуждения, определенной в главе 11 Налогового кодекса, как средства обеспечения исполнения налоговой обязанности.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит, что состоявшиеся по делу судебные акты арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые при существенном нарушении норм материального права.

Поскольку все обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, полно и правильно установлены судами, но при рассмотрении дела допущено неправильное применение норм материального права, Судебная коллегия полагает возможным разрешить спор по существу без направления дела на новое рассмотрение, удовлетворив требования общества.

Руководствуясь статьями 176, 291.11 - 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда города Москвы от 02.07.2019
по делу № А40-86746/2019, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2019 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.12.2019 по тому же делу отменить.

Действия Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации по крупнейшим налогоплательщикам № 2, выразившиеся в начислении обществу с ограниченной ответственностью «Борец» пени по налогу на добавленную стоимость за период с 26.10.2018 по 28.10.2018 в соответствующей сумме, признать незаконными.

Обязать Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы Российской Федерации по крупнейшим налогоплательщикам № 2 и Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы Российской Федерации по крупнейшим налогоплательщикам № 7 устранить
допущенные  нарушения прав и законных интересов общества с ограниченной ответственностью «Борец».

Председательствующий судья Н.В. Павлова

11

Re: Неправомерные действия НО

Удовлетворяя заявленные требования, суды первой и апелляционной инстанций правильно руководствовались положениями статей 65, 198, 200, 201 АПК РФ, статей 45, 46, 69, 70, 101, 101.2, 101.3, 138, 139.1, 140 НК РФ, правовой позицией Верховного суда Российской Федерации, изложенной в определениях от 22.07.2019 № 305-ЭС19-2960, от 14.11.2019 № 305-ЭС19-14421, Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Определениях от 24.12.2013 № 1988-О, от 20.04.2017 № 790-О, с учетом пунктов 6, 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.03.2003 № 71 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации», пункта 31 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации», письма ФНС России от 10.01.2019 № ЕД-4-2/55 «О соблюдении процессуальных сроков, предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации» и пришли к выводу о пропуске налоговым органом срока на принятие решения о взыскании налога, сбора, пени, штрафа.

Постановление № Ф04-2423/2021 Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18 мая 2021 года по делу № А27-13930/2020

Резолютивная часть постановления объявлена 17 мая 2021 года
Постановление изготовлено в полном объеме 18 мая 2021 года

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе: председательствующего Кокшарова А.А., судей Буровой А.А., Малышевой И.А. при ведении судебного заседания с использованием средств аудиозаписи рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово на решение от 05.11.2020 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Гисич С.В.) и постановление от 04.02.2021 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Логачев К.Д., Кривошеина С.В., Павлюк Т.В.) по делу № А27-13930/2020 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Мазуровский кирпичный завод» (650021, Кемеровская область – Кузбасс,
г. Кемерово, ул. Грузовая, 23, ОГРН 1044205025765, ИНН 4205067074)
к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово (650000, Кемеровская область – Кузбасс, г. Кемерово, пр-т Кузнецкий, 11, ОГРН 1044205091380, ИНН 4205002373) о признании недействительным решения.

В заседании принял участие представитель Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово – Князькова А.В. по доверенности от 24.12.2020 № 81.

Суд установил:

общество с ограниченной ответственностью «Мазуровский кирпичный завод» (далее – Общество, ООО «МКЗ») обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании недействительным решения от 07.02.2020 № 2068 Инспекции Федеральной налоговой службы
по г. Кемерово (далее – Инспекция, налоговый орган) о взыскании налога, сбора, пени, штрафа, процентов за счет денежных средств на счетах налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента, банка) в банках, а также электронных денежных средств.

Решением от 05.11.2020 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением от 04.02.2021 Седьмого арбитражного апелляционного суда, требования Общества удовлетворены.

Инспекция, не согласившись с принятыми по делу судебными актами, обратилась с кассационной жалобой, так как считает, что они приняты с нарушением норм материального и процессуального права, при несоответствии выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда и принять новый судебный акт об оставлении требований Общества без удовлетворения.

По мнению заявителя жалобы, выводы судов о пропуске срока на взыскание суммы налога, доначисленной решением Инспекции от 19.03.2019 № 3091 являются ошибочными. Считает ссылки суда на определение Верховного Суда Российской Федерации от 22.07.2019 № 305-ЭС19-2960 необоснованными.

В отзыве на кассационную жалобу Общество просит оставить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения. С доводами кассационной жалобы не согласно в полном объеме.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Заслушав представителя Инспекции, изучив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, проверив законность судебных актов в порядке статей 284, 286 АПК РФ, исследовав материалы дела, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Из материалов дела следует, что Инспекцией в период с 28.12.2017
по 22.08.2018 в отношении ООО «Мазуровский кирпичный завод» проведена выездная налоговая проверка, по результатам которой принято решение от 19.03.2019 № 3091 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанным решением ООО «Мазуровский кирпичный завод» доначислены: налог на прибыль организаций в общей сумме 824 657 руб., налог на добавленную стоимость (далее – НДС) в сумме 782 463 руб., начислены пени за несвоевременную уплату налога на прибыль в сумме 358 635,64 руб. и пени за несвоевременную уплату НДС в сумме 368 368,39 руб.

Решением от 20.12.2019 № 488 Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области (далее – Управление), принятым по результатам рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщика, решение Инспекции оставлено без изменения.

13.01.2020 налоговым органом в адрес Общества направлено требование № 149304 об уплате налога, пени, штрафа по состоянию на 31.12.2019, в котором предложено уплатить сумму недоимки до 30.01.2020.

В связи с неисполнением требования Инспекцией принято решение от 07.02.2020 № 2068 о взыскании налога, сбора, пени, штрафа, процентов за счет денежных средств на счетах налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента, банка) в банках, а также электронных денежных средств.

Указанное решение было обжаловано в Управление и решением от 16.03.2020 № 07-10/04983 жалоба оставлена без удовлетворения.

Полагая, что решение Инспекции от 07.02.2020 № 2068 в полном объеме не соответствует закону, нарушает его права и законные интересы, ООО «Мазуровский кирпичный завод» обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением

Удовлетворяя заявленные требования, суды первой и апелляционной инстанций правильно руководствовались положениями статей 65, 198, 200, 201 АПК РФ, статей 45, 46, 69, 70, 101, 101.2, 101.3, 138, 139.1, 140 НК РФ, правовой позицией Верховного суда Российской Федерации, изложенной в определениях от 22.07.2019 № 305-ЭС19-2960, от 14.11.2019 № 305-ЭС19-14421, Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Определениях от 24.12.2013 № 1988-О, от 20.04.2017 № 790-О, с учетом пунктов 6, 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.03.2003 № 71 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации», пункта 31 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации», письма ФНС России от 10.01.2019 № ЕД-4-2/55 «О соблюдении процессуальных сроков, предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации» и пришли к выводу о пропуске налоговым органом срока на принятие решения о взыскании налога, сбора, пени, штрафа.

Суд кассационной инстанции, поддерживая выводы судов, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и обстоятельств, установленных по делу.

В соответствии с пунктом 9 статьи 101 НК РФ решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения вступают в силу по истечении одного месяца со дня вручения лицу, в отношении которого было вынесено соответствующее решение (его представителю). Указанное в настоящем пункте решение в течение пяти дней со дня его вынесения должно быть вручено лицу, в отношении которого оно было вынесено (его представителю), под расписку или передано иным способом, свидетельствующим о дате получения решения этим лицом (его представителем). В случае, если указанное решение невозможно вручить или передать иным способом, свидетельствующим о дате его получения, оно направляется по почте заказным письмом по месту нахождения организации (обособленного подразделения) или месту жительства физического лица. В случае направления решения по почте заказным письмом датой его вручения считается шестой день со дня отправки заказного письма.

Из материалов дела следует, что 19.03.2019 Инспекцией вынесено решение № 3091 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым Обществу предложено уплатить соответствующие доначисленные налоги, пени, штрафы.

Суды двух инстанций, руководствуясь указанными выше нормами действующего законодательства, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, а также возражениями и доводами сторон, установили, что решение налогового органа от 19.03.2019 № 3091 должно было быть вручено или направлено по почте налогоплательщику не позднее 26.03.2019.

При этом материалы дела свидетельствуют о том, что фактически указанное решение было вручено налогоплательщику 24.10.2019, то есть спустя 7 месяцев со дня его вынесения налоговым органом, при отсутствии со стороны Общества действий (бездействия) по уклонению от его получения.

Соответственно, решение о взыскании должно было быть принято налоговым органом в октябре 2019 года, в то время как фактически оно принято 07.02.2020.

В соответствии с разъяснениями пункта 31 Постановления № 57 судам надлежит иметь в виду, что несоблюдение налоговым органом при совершении определенных действий в рамках осуществления мероприятий налогового контроля сроков, предусмотренных пунктом 2 статьи 88, пунктом 6 статьи 89, пунктами 1 и 5 статьи 100, пунктами 1, 6, 9 статьи 101, пунктами 1, 6, 10 статьи 101.4, пунктом 3 статьи 140 (в случае подачи апелляционной жалобы), статьей 70 НК РФ, не влечет изменения порядка исчисления сроков на принятие мер по взысканию налога, пеней, штрафа в принудительном порядке, в связи с чем при проверке судом соблюдения налоговым органом сроков осуществления принудительных мер сроки совершения упомянутых действий учитываются в той продолжительности, которая установлена нормами НК РФ.

Суды правомерно сделали ссылку на аналогичную правовую позицию, изложенную в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 24.12.2013 № 1988-О, от 20.04.2017 № 790-О, в пунктах 6, 9 Информационного письма № 71, в определении Верховного Суда Российской Федерации от 22.07.2019 № 305-ЭС19-2960.

Довод кассационной жалобы о неприменении данных позиций к настоящему делу подлежит отклонению в силу его несостоятельности.

Суды первой и апелляционной инстанций правомерно указали, что пропуск налоговым органом предусмотренного пунктом 9 статьи 101 НК РФ срока вручения налогоплательщику решения о привлечении к ответственности не влечет изменения порядка исчисления сроков на принятие мер по взысканию налога, пеней, штрафа в принудительном порядке.

В силу пункта 3 статьи 101.3. НК РФ, на основании вступившего в силу решения лицу, в отношении которого вынесено решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, направляется в установленном статьей 69 НК РФ порядке требование об уплате налога (сбора, страховых взносов), соответствующих пеней, а также штрафа в случае привлечения этого лица к ответственности за налоговое правонарушение.

Пунктами 2, 3 статьи 70 НК РФ установлено, что требование об уплате налога по результатам налоговой проверки должно быть направлено налогоплательщику (ответственному участнику консолидированной группы налогоплательщиков) в течение 20 дней с даты вступления в силу соответствующего решения, если иное не предусмотрено НК РФ.

Требование об уплате налога должно быть исполнено в течение восьми дней с даты получения указанного требования, если более продолжительный период времени для уплаты налога не указан в этом требовании (абзац 4 пункта 4 статьи 69 НК РФ).

Согласно пункту 3 статьи 46 НК РФ решение о взыскании принимается после истечения срока, установленного в требовании об уплате налога, но не позднее двух месяцев после истечения указанного срока. Решение о взыскании, принятое после истечения указанного срока, считается недействительным и исполнению не подлежит. В этом случае налоговый орган может обратиться в суд с заявлением о взыскании с налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя причитающейся к уплате суммы налога. Заявление может быть подано в суд в течение шести месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате налога.

Судебные инстанции верно указали, что решение о взыскании, принятое после истечения указанного срока, в силу прямого указания закона, считается недействительным и исполнению не подлежит.

Все доводы Инспекции о соблюдении сроков на принудительное взыскание были предметом рассмотрения в судах двух инстанций и правомерно отклонены как не основанные на законе. Суды указали, что такая позиция налогового органа допускает произвольное, неограниченное увеличение срока на принудительное взыскание налога путем отодвигания даты вручения решения о привлечении к ответственности, что создает возможность искусственного увеличения глубины проверки, не соответствует принципам определенности налогообложения.

Таким образом, суды, принимая во внимание дату принятия решения № 3091 (19.03.2019), а также установленные НК РФ сроки, пришли к правомерному выводу о том, что налоговым органом пропущен срок на принятие решения о взыскании недоимки за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках.

В связи с этим суды обоснованно признали неправомерным принудительное взыскание с Общества налоговой задолженности в порядке статьи 46 НК РФ по оспариваемому решению налогового органа.

Доводы кассационной жалобы Инспекции сводятся по существу к переоценке доказательств, которые были предметом исследования и оценки судов первой и апелляционной инстанций и не опровергают их выводы.

Иное толкование налоговым органом положений действующего законодательства, а также иная оценка обстоятельств спора не свидетельствуют о неправильном применении судами норм права.

Предусмотренных статьей 288 АПК РФ оснований для отмены обжалуемых судебных актов судом кассационной инстанции не установлено.

При данных обстоятельствах кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 05.11.2020 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 04.02.2021 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу № А27-13930/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий А.А. Кокшаров
Судьи А.А. Бурова, И.А. Малышева

12

Re: Неправомерные действия НО

Отказать в удовлетворении заявления Управления Федеральной налоговой службы по Республике Алтай о взыскании задолженности по обязательным платежам и санкциям в сумме 02 руб. 33 коп.

Решение Арбитражного суда Республики Алтай от 14 сентября 2021 года по делу № А02-1134/2021

Арбитражный суд Республики Алтай в составе судьи Черепановой И. В., рассмотрев в порядке упрощенного производства дело по заявлению Управления Федеральной налоговой службы по Республике Алтай (ОГРН 1040400770783, ИНН 0411119764, ул. Чорос-Гуркина Г.И., д. 40, г. Горно-Алтайск, Респ. Алтай) к обществу с ограниченной ответственностью  "Частное охранное предприятие "Персонал" (ОГРН 1027402555256, ИНН 7448038722, пр-кт. Коммунистический, д. 53, пом. 206, г. Горно-Алтайск, Респ. Алтай) о взыскании 02 руб. 33 коп.,

установил:

Управление Федеральной налоговой службы по Республике Алтай (далее – УФНС по РА, налоговый орган) обратилось  в арбитражный суд с заявлением  к обществу с ограниченной ответственностью  "Частное охранное предприятие "Персонал""  (далее – ООО «ЧОП «Персонал», общество)  о взыскании задолженности по обязательным платежам и санкциям в сумме 02 руб. 33 коп.

В обоснование требования  налоговый орган указал, что в карточке расчетов с бюджетом за налогоплательщиком числится задолженность по страховым взносам (пени) в размере 02 руб. 33 коп., образовавшаяся  до 01.01.2012 и 01.01.2017.  В подтверждение наличия задолженности представлена справка о состоянии расчетов № 5673102 от 07.07.2021г. Взыскание в порядке, предусмотренном статьями 46, 47 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ),  налоговым органом не производилось. Подтвердить основания возникновения задолженности не представляется возможным.

При обращении в суд Управлением  заявлено ходатайство о восстановлении пропущенного срока на подачу заявления.

Заявление принято судом к рассмотрению в порядке главы 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации «Рассмотрение дел в порядке упрощенного производства».

В соответствии с частью 5 статьи 228 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) суд рассматривает дело в порядке упрощенного производства без вызова сторон после истечения сроков, установленных судом для представления доказательств и иных документов в соответствии с частью 3 настоящей статьи.

В соответствии со статьей 123 АПК РФ  уведомлены надлежащим образом о принятии заявления к производству и рассмотрении дела в порядке упрощенного производства.

Общество отзыв на заявление не представило.

Изучив материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 45 НК РФ (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах.

Обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах. Налогоплательщик вправе исполнить обязанность по уплате налога досрочно.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налога является основанием для направления налоговым органом налогоплательщику требования об уплате налога.

Неисполнение требования об уплате налога является основанием для реализации налоговым органом мер по принудительному взысканию имеющейся задолженности в порядке, предусмотренном статьями 46, 47 НК РФ.

В силу пункта 1 статьи 46 НК РФ в случае неуплаты или неполной уплаты налога в установленный срок обязанность по уплате налога исполняется в принудительном порядке путем обращения взыскания на денежные средства на счетах налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя в банках и его электронные денежные средства.

На основании пункта 2 указанной статьи взыскание налога производится по решению налогового органа путем направления на бумажном носителе или в электронной форме в банк, в котором открыты счета налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя, поручения налогового органа на списание и перечисление в бюджетную систему Российской Федерации необходимых денежных средств со счетов налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя.

Пунктом 3 статьи 46 НК РФ закреплено, что решение о взыскании принимается после истечения срока, установленного в требовании об уплате налога, но не позднее двух месяцев после истечения указанного срока. Решение о взыскании, принятое после истечения указанного срока, считается недействительным и исполнению не подлежит. В этом случае налоговый орган может обратиться в суд с заявлением о взыскании с налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя причитающейся к уплате суммы налога. Заявление может быть подано в суд в течение шести месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате налога. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

При недостаточности или отсутствии денежных средств на счетах налогоплательщика налоговый орган вправе взыскать налог за счет иного имущества налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя в соответствии со статьей 47 настоящего Кодекса (пункт 7 статьи 46 НК РФ).

Статьей 47 НК РФ определено, что решение о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика принимается в течение одного года после истечения срока исполнения требования об уплате налога. Решение о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя, принятое после истечения указанного срока, считается недействительным и исполнению не подлежит. В этом случае налоговый орган может обратиться в суд с заявлением о взыскании с налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя причитающейся к уплате суммы налога. Заявление может быть подано в суд в течение двух лет со дня истечения срока исполнения требования об уплате налога. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Из приведенных положений НК РФ следует, что процедура внесудебного принудительного взыскания представляет собой систему мер государственного принуждения, состоящую из ряда последовательных взаимосвязанных этапов. Процесс принудительного внесудебного взыскания начинается с выставления налоговым органом требования, принятия решения о взыскании за счет денежных средств, находящихся на счетах налогоплательщика в банках и направления инкассовых поручений банку, заканчивается решением о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика.

При этом для каждого этапа НК РФ установлен соответствующий порядок и конкретные сроки реализации, по истечении или нарушении которых налоговые органы не вправе в дальнейшем осуществлять соответствующие действия, то есть налоговый орган утрачивает полномочия по бесспорному внесудебному взысканию.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что требования о взыскании налогов, сборов, пени, штрафа в предъявленной ко взысканию сумме налогоплательщику не выставлялись.

Как следует из материалов дела, в карточке  лицевого счета налогоплательщика до настоящего времени числится задолженность по налоговым обязательствам:

-  по налогу на имущество предприятий, пени в размере 01 руб. 18 коп., дата образования  недоимки 01.01.2017;

- по налогу с продаж, пени в размере 0 руб. 62 коп., дата образования недоимки 01.01.2012;

- целевые сборы с граждан и предприятий, учреждений, организаций на содержание милиции, на благоустройство территорий, на нужды образования и другие цели, мобилизуемые на территориях городских округов, налог в размере 0 руб. 53 коп., дата образования недоимки 01.01.2012.

Вместе с тем, в материалах дела отсутствуют доказательства действительной обязанности налогоплательщика по уплате взыскиваемой задолженности. Ссылка Управления на выписки из карточек лицевого счета судом отклоняется как необоснованная, поскольку указанные документы не являются доказательством возникновения действительной задолженности по налоговым обязательствам.

Суд оценил ходатайство Управления о восстановлении пропущенного срока на подачу настоящего заявления в арбитражный суд в порядке, предусмотренном  главой 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и не находит оснований для его удовлетворения, в связи с непредставлением заявителем документов, подтверждающих наличие уважительных причин для восстановления срока.

Пропуск срока является самостоятельным основанием для отказа налоговому органу в удовлетворении его заявления.

Суд  не разрешает вопрос о взыскании государственной пошлины, поскольку в удовлетворении требования  Управления отказано в полном объеме, а налоговый орган в силу подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации освобожден от уплаты государственной пошлины.

На основании вышеизложенного и руководствуясь статьями статей 110, 117, 167-170, 212, 216 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

отказать в удовлетворении ходатайства Управления Федеральной налоговой службы по Республике Алтай о восстановлении пропущенного срока на обращение в суд с настоящим заявлением.

Отказать в удовлетворении заявления Управления Федеральной налоговой службы по Республике Алтай (ОГРН 1040400770783, ИНН 0411119764, ул. Чорос-Гуркина, д. 40, г. Горно-Алтайск, Республика Алтай) к обществу с ограниченной ответственностью  "Частное охранное предприятие "Персонал" (ОГРН 1027402555256, ИНН 7448038722, пр-кт. Коммунистический, д. 53, пом. 206, г. Горно-Алтайск, Респ. Алтай) о взыскании задолженности по обязательным платежам и санкциям в сумме 02 руб. 33 коп.

Решение подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в течение пятнадцати дней со дня его принятия в Седьмой арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Республики Алтай.

Судья И.В. Черепанова

13

Re: Неправомерные действия НО

Однако при рассмотрении дела суды не обсудили вопрос о наличии оснований для применения  статей  112 и 114  Налогового кодекса  Российской Федерации, не учли  содержащиеся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2010 № 3299/10 разъяснения о том, что даже отсутствие ходатайства налогоплательщика о применении судами смягчающих ответственность обстоятельств не исключает обязанность суда дать оценку соразмерности исчисленного штрафа тяжести совершенного правонарушения и применить иные смягчающие ответственность обстоятельства и в том случае, если налоговый орган частично применил положения статьи 112 Кодекса.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26 февраля 2021 года по делу № А32-48817/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 25 февраля 2021 года.
Постановление в  полном объеме изготовлено 26 февраля 2021 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Драбо Т.Н., судей Воловик Л.Н.  и Посаженникова М.В., при участии в судебном заседании от заявителя – общества с ограниченной ответственностью «ХимПром» (ИНН 6166151189, ОГРН 1146196011422) – Кунаевой И.В.  (доверенность от 25.11.2019), от заинтересованного лица – Инспекции Федеральной налоговой службы № 2 по г. Краснодару (ИНН  2310023604, ОГРН  1042305724405) – Баландиной М.А. (доверенность от 23.01.2019) и Васильченко Т.В. (доверенность от 13.03.2020), от третьего лица – Управления Федеральной налоговой службы по Краснодарскому краю (ИНН 2308022804, ОГРН 1042305724108) – Баландиной М.А.  (доверенность от 19.03.2019), в отсутствие третьих лиц –  Управления Федеральной налоговой службы по Ростовской области (ИНН 6163041269, ОГРН 1046163900001) и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 24 по Ростовской области (ИНН 6162500008, ОГРН 1096162000571), надлежаще извещенных о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационные жалобы Инспекции Федеральной налоговой службы № 2 по городу Краснодару и общества с ограниченной ответственностью «ХимПром» на решение Арбитражного суда Краснодарского края от  09.07.2020 постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2020 по делу № А32-48817/2018,

установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью «ХимПром» (далее – общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным  решения Инспекции Федеральной налоговой службы № 2 по г. Краснодару (далее – инспекция № 2) от 24.01.2018 № 14-17/1 в части начисления 10 243 140 рублей 90 копеек НДС, соответствующей пени, 5 763 024 рублей штрафа по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде и 4 860 800 рублей штрафа по статье 126 Кодекса (уточненные требования в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечены Управление Федеральной налоговой службы по Краснодарскому краю (далее – управление по Краснодарскому краю), Управление Федеральной налоговой службы по Ростовской области (управление по Ростовской области) и Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 24 по Ростовской области (далее – инспекция № 24).

Решением суда от 09.07.2020 признано недействительным решение инспекции № 2 от 24.01.2018 № 14-17/1 в части начисления 1 071 623 рублей 62 копеек НДС, соответствующей пени и 214 325 рублей штрафа по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано; с инспекции № 2 в пользу общества взыскано 23 тыс. рублей судебных расходов по государственной пошлине и судебной экспертизе. Судебный акт мотивирован тем, что при начислении 1 071 623 рублей 62 копеек НДС инспекцией № 2 допущена арифметическая ошибка, соответственно, неправомерно начисление пени и штрафа от этой суммы налога. В остальной части налоговые органы доказали неправомерность «двойного» возмещения обществом НДС и, соответственно, законность оспариваемого решения инспекции № 2 в части начисления соответствующей пени и штрафа по статье 122 Кодекса, а также штрафа по статье 126 Кодекса.

Постановлением апелляционной инстанции от  23.11.2020 решение суда от 09.07.2020 отменено в части и признано недействительным оспариваемое решение инспекции № 2 в части привлечения общества к ответственности в виде 4 860 800 рублей штрафа по статье 126 Налогового кодекса Российской Федерации на том основании, что  выездная налоговая проверка производилась по месту нахождения общества, в полном объеме предоставившего доступ налоговых органов к первичной документации, в т. ч.   к программе 1С, что исключает возможность непредставления налогоплательщиком налоговому органу документов на проверку. В остальной части решение суда оставлено без изменения как принятое при правильном применении норм права к установленным по делу обстоятельствам.

В Арбитражный суд Северо-Кавказского округа обратилось общество с кассационной жалобой, просит решение суда и постановление апелляционной инстанции отменить в части отказа в признании недействительным оспариваемого решения инспекции № 2 в части начисления 9 171 517 рублей 28 копеек НДС, соответствующих пени и 5 763 024 рублей штрафа по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации, и принять новый судебный акт об удовлетворении требований общества в полном объеме. По мнению подателя жалобы, суды не учли, что                 указанные в судебных актах счета-фактуры на общую сумму 13 717 856 рублей 78 копеек отражены  в книгах продаж за II – III кварталы 2015 года; инспекция № 2 истребовала у общества документы, не относящиеся к проверяемому периоду; общество в полном объеме представило документы, необходимые для определения налоговой базы и действительных налоговых обязательств. Отказав обществу в применении налоговых вычетов по представленным обществом документам, в т. ч. по счетам-фактурам, инспекция № 2 фактически  произвела двойное налогообложение НДС одних и тех же операций, без учета того, что НДС уплачен в момент получения авансового платежа и повторно уплачен при  отгрузке товаров. Суды не рассмотрели ходатайство общества о снижении штрафных санкций в соответствии со статьями  112 и 114 Налогового кодекса Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу общества инспекция № 2 просит судебные акты в части отказа обществу в удовлетворении требований оставить без изменения как законные и обоснованные, а кассационную жалобу общества – без удовлетворения.

В нарушение статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации управление по Краснодарскому краю, управление по Ростовской области, инспекция № 24 не представили в суд отзывы на кассационную жалобу  общества.

В Арбитражный суд Северо-Кавказского округа обратилась инспекция № 2 с кассационной жалобой, просит постановление апелляционной инстанции отменить, решение суда оставить в силе. По мнению подателя жалобы, вывод суда апелляционной инстанции о полноте представленных инспекции № 2 сведений о финансово-хозяйственной деятельности основан на предположениях общества и необоснованно принят судом апелляционной инстанции. Суд не учел, что  общество подтвердило непредставление по требованию инспекции  № 2 полного пакета документов, в т. ч. оборотно-сальдовых ведомостей. Отказ налогоплательщика в предоставлении налоговому органу оборотно-сальдовых ведомостей влечет ответственность по статье 126 Налогового кодекса Российской Федерации. Положения статьи 126 Кодекса не ставят привлечение налогоплательщика к ответственности в зависимость от места проведения проверки и наличия доступа налогового органа к каким-либо документам, поскольку факт сокрытия документов не исключен, однако суд апелляционной инстанции фактически освободил  общество от ответственности за совершение налогового правонарушения, квалифицируемого по статье 126 Кодекса, в отсутствие на то законных оснований.

В отзыве на кассационную жалобу инспекции № 2 общество просит кассационную жалобу инспекции № 2 оставить без удовлетворения.

В нарушение статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации управление по Краснодарскому краю, управление по Ростовской области, инспекция № 24 не представили в суд отзывы на кассационную жалобу инспекции № 2.

В судебном заседании представители лиц, участвующих в деле, поддержали доводы кассационной  жалобы и отзыва.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, проверив законность судебных актов, оценив доводы кассационных жалоб и отзывов, выслушав представителей участвующих в деле лиц, считает, что решение суда и постановление апелляционной инстанции надлежит отменить в части отказа обществу в удовлетворении заявления о признании недействительным оспариваемого решения инспекции № 2  в части привлечения общества к налоговой ответственности по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации и в отмененной части направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, инспекция № 2 провела выездную налоговую проверку общества по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах с 28.11.2014 по 30.09.2016, по результатам которой составила акт от 16.10.2017 № 14-16/75 и приняла решение от 24.01.2018 № 14-17/1 о привлечении общества к ответственности по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации  в виде 5 863 024 рублей штрафа, по статье 126 Кодекса – в виде 4 860 800 рублей штрафа, начислении 29 315 120 рублей НДС, 7 039 684 рублей пени.

Решением управления по Краснодарскому краю от 03.05.2018 № 24-12-591 апелляционная жалоба общества на решение инспекции № 2 от 24.01.2018 № 14-17/1 оставлена без удовлетворения.

В соответствии со статьями 137 и 138 Налогового кодекса Российской Федерации общество обжаловало решение инспекции № 2 в арбитражный суд.

К установленным по делу обстоятельствам суды правильно применили статьи 153, 154, 167, 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации, постановление Правительства Российской Федерации от 26.12.2011 № 1137 «О формах и правилах заполнения (ведения) документов, применяемых при расчетах по налогу на добавленную стоимость» и сделали верный вывод о том, что налогоплательщик имеет право на применение налогового вычета сумм НДС, исчисленных с сумм оплаты, частичной оплаты, полученных в счет поставки товаров (работ, услуг), только после отгрузки соответствующих товаров (выполнения  работ, оказания услуг) на основании счетов-фактур, оформленных на отгрузку товаров (выполнение работ, оказание услуг), в счет которых поступила оплата (частичная оплата) с указанием номера платежно-расчетного документа, по которому такая оплата поступила.

Суды верно указали, что вычет НДС, исчисленный с суммы частичной оплаты, необходимо осуществлять в том налоговом периоде, в котором у налогоплательщика выполнены соответствующие условия, предусмотренные статьями 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации. Применение налоговых вычетов по НДС является правом налогоплательщика, носит заявительный характер посредством их декларирования в подаваемых в налоговый орган налоговых декларациях и может быть реализовано только при соблюдении установленных в главой 21 Кодекса условий, тогда как исчисление и уплата налогов, в том числе и НДС, является обязанностью налогоплательщика.

Суды установили, что основанием для принятия оспариваемого решения послужил вывод инспекции № 2 о нарушении обществом пункта 8 статьи 171 и пункта 6 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации, а именно: в проверяемом периоде общество дважды приняло к вычету НДС, исчисленный ранее с сумм оплаты, частичной оплаты, полученной в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг).

Суды указали, что при проверке правильности исчисления НДС с сумм оплаты (частичной оплаты), подлежащих вычету, с даты отгрузки соответствующих товаров (работ, услуг) по строке 200 налоговых деклараций по НДС за III, IV кварталы 2015 года, I, III кварталы 2016 года инспекция № 2 установила, что в проверяемом периоде общество дважды приняло к вычету НДС, исчисленный ранее с сумм оплаты и частичной оплаты. При этом из анализа книг покупок за соответствующие налоговые периоды и расчетных счетов контрагентов-покупателей общества следует, что спорные счета-фактуры приняты к учету покупателями однократно.

Суды учли, что большая часть указанных обществом счетов-фактур по авансовым платежам (по перечню) отражены в книге продаж соответствующих налоговых периодов и в ходе выездной налоговой проверки приняты инспекцией № 2; часть указанных обществом счетов-фактур на общую сумму 13 717 856 рублей 78 копеек НДС либо не заявлены обществом в книгах продаж и книгах покупок соответствующих налоговых периодов, либо не соответствуют по суммам, а также номерам и датам счетов-фактур.

В совокупности с представленными в материалы дела доказательствами (177 томов дела) суды в т. ч. оценили заключение экспертного учреждения «Донэкспертиза» Союза Торгово-промышленной Палаты Ростовской области от 25.11.20109 № 0480600763 (далее – экспертное заключение).

Суды отметили, что согласно экспертному заключению сумма авансов (оплат/предварительных оплат), подлежащих вычету с даты реализации товаров (работ, услуг), указанная в предоставленной  обществом книге покупок за III квартал 2016 года, составила 49 104 758 рублей, при этом НДС, подлежащий зачету в III квартале 2016 года, в соответствии со строкой 190 налоговой декларации по НДС и книгой покупок составляет 43 493 030 рублей 62 копейки. Вместе с тем, в экспертном заключении отражено неоднократное (дважды) заявление обществом налоговых вычетов по ранее начисленным авансам по НДС за III квартал 2015 года в размере 22 404 446 рублей (разница с оспариваемы решением инспекции № 2 составляет 1 275 221 рубль) и за IV квартал 2015 года – в размере 219 035 рублей (разница с оспариваемы решением инспекции № 2 составляет 239 294 рублей).

Суды также учли, что в экспертное заключение не включены «задвоенные» счета-фактуры, отраженные в оспариваемом решении инспекции № 2, а именно: счета-фактуры от 16.03.2015 № 279, от 18.03.2015 № 295, от 22.05.2015 № 803, от 05.06.2015 № 913, от 08.06.2015 № 922, от 16.06.2015 № 975, 982 и 989, от 17.06.2015 № 993, от 18.06.2015 № 1004, от 19.06.2015 № 1011, от 24.06.2015 № 1040, от 25.06.2015 № 1054 и 1058, от 29.06.2015 № 1066. В экспертном заключении указан «задвоенный» счет-фактура от 27.02.2015 № 181, по которому НДС отражен в книге продаж за II квартал 2015 год и составляет 128 918 рублей 94 копейки. Фактически во II квартале 2015 года отражено 99 726 рублей 84 копейки, в III квартале 2015 года – 99 726 рублей 84 копейки. Соответственно, излишне начислено 29 192 рубля НДС.

Кроме того, выявлены счета-фактуры, указанные в оспариваемом решении инспекции № 2,  которые отражены только в III квартале 2015 года, в т. ч. счета-фактуры от 25.03.2015 № 374, от 24.04.2015 № 614, от 24.06.2015 № 1039, от 30.06.2015 № 1077, от 06.07.2015 № 1123. Счет-фактура от 14.07.2015 № 1179  указан в оспариваемом решении инспекции № 2, однако отражен  лишь в IV квартале 2015 года.

В книге продаж за III квартал 2015 года по счету-фактуре от 13.07.2015 № 1162 отражен аванс в размере 295 тыс. рублей, в т. ч. 45 тыс. рублей НДС, а в книге покупок за IV квартал 2015 года в суммах авансов НДС к вычету отражено 66 355 рублей 93 копейки. Таким образом, излишне начислено 21 355 рублей 93 копейки НДС, а не 45 тыс. рублей, как указано в оспариваемом решении инспекции № 2.

Выявив одинаковые неточности сумм НДС в экспертном заключении и оспариваемом решении инспекции № 2 за I квартал 2016 года  и III квартал 2016 года, суды сделали вывод о допущенных арифметических ошибках и  обоснованно удовлетворили требования общества, признав недействительным оспариваемое решение инспекции № 2 в части начисления 1 071 623 рублей 62 копеек НДС, соответствующих пени и 214 325 рублей штрафа по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации (что инспекция № 2 не оспаривает).

Суд апелляционной инстанции верно отметил, что двойной учет НДС и предъявление НДС к вычету в последующем периоде при значительном объеме  у общества хозяйственных операций порождает ситуацию, позволяющую обществу манипулировать суммами НДС, что недопустимо и свидетельствует о недобросовестности общества как налогоплательщика, а также создании им непрозрачного учета, что также создает условия для получения обществом необоснованной налоговой выгоды в виде неоднократного возмещения НДС из федерального бюджета по одним и тем же хозяйственным операциям.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции признал незаконным привлечение общества к ответственности по статье 126 Налогового кодекса Российской Федерации в виде 4 860 800 рублей штрафа за непредставление документов по требованию инспекции № 2. Суд указал, что вывод инспекции № 2 о непредставлении обществом документов противоречит оспариваемому решению, где указано, что вместе с уточненными  налоговыми декларациями по НДС общество представило книги покупок и продаж; в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля 07.12.2017 общество представило в инспекцию № 24 уточненные налоговые декларации по НДС за III – IV кварталы 2015 года, за I и III кварталы 2016 года. Кроме того, в ходе проверки общество представило инспекции № 2 не только все документы финансово-хозяйственной деятельности, но и  информационную программу 1С, содержащую все регистры аналитического и синтетического учета, что инспекция № 2 не оспаривает.

Суд апелляционной инстанции указал, что в случае отсутствия у налогоплательщика возможности предоставить инспекторам помещение для проведения выездной проверки налоговая проверка может быть проведена по месту нахождения налогового органа. Такое положение установлено в пункте 1 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации в качестве исключения из общего правила о том, что выездная проверка проводится на территории (в помещении) налогоплательщика. Основанием для принятия решения о проведении выездной проверки в налоговом органе является либо письменное заявление самого налогоплательщика, либо докладная записка руководителя проверяющей бригады о невозможности осуществить проверку на территории (в помещениях) налогоплательщика. Соответствующее заявление от общества не поступало и инспекцией № 2 не рассматривалось.

Кроме того, оспариваемое решение инспекции № 2 не содержит сведения о  проведении выездной налоговой проверки по месту нахождения налогового органа, что подтверждает факт проведения проверки на территории общества и наличия у инспекции № 2 доступа ко всем первичным документам общества.

Суд апелляционной инстанции верно исходил из того, что в соответствии с действующим законодательством налоговый орган при проведении выездной налоговой проверки в общем порядке имеет право произвести осмотр помещений и территорий, инвентаризацию имущества (пункт 13 статьи 89, статьи 91, 92 Налогового кодекса Российской Федерации), выемку документов и предметов (пункт 14 статьи 89, статьи 94 Кодекса) и т. д.

В свою очередь, налогоплательщик обязан обеспечить проверяющим возможность ознакомиться с любыми документами, которые связаны с исчислением и уплатой проверяемых налогов, являющихся предметом выездной проверки (пункт 12 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации).

Суд апелляционной инстанции установил, что в ходе проведения проверки инспекция получила доступ ко всем документам общества и информационной базе 1С, и сделал обоснованный вывод о том,  что в  этом случае направление обществу требований о предоставлении документов само по себе противоречит порядку проведения  проверки.

Суд апелляционной инстанции, верно отметил, что Налоговый кодекс Российской Федерации предоставляет налоговым органам право истребовать у налогоплательщиков необходимые для проверки документы (подпункт 1 пункта 1 статьи 31, пункт 12 статьи 89, пункт 1 статьи 93 Кодекса). Данному праву корреспондирует обязанность налогоплательщика подчиниться правомерному требованию налоговых органов о представлении документов (подпункт 6 пункта 1 статьи 23 Кодекса).

При этом, если документы обозначены в требовании группой или требование сформулировано в общем виде, рассчитать размер штрафа по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации невозможно. Несоблюдение этих условий влечет невозможность привлечения налогоплательщика к ответственности по пункту 1 статьи 126 Кодекса.

Установив, что выездная налоговая проверка производилась по месту нахождения общества,  предоставившего инспекции № 2 доступ к первичной документации в полном объеме, и отсутствие доказательств истребования инспекцией № 2 у общества 12 899 документов (предметно поименованных), суд апелляционной инстанции правомерно признал недействительным решение инспекции № 2 от 24.01.2018 № 14-17/1 в части привлечения общества к ответственности по статье 126 Налогового кодекса Российской Федерации в виде 4 860 800 рублей штрафа.

Поскольку суд апелляционной инстанции признал незаконным привлечение общества к ответственности по статье 126 Налогового кодекса Российской Федерации, ходатайство о снижении штрафа по указанной статье Кодекса  оставлено без рассмотрения.

Вместе с тем,  оспариваемым решением инспекции № 2 от 24.01.2018 № 14-17/1 общество привлечено к ответственности не только по статье 126 Налогового кодекса Российской Федерации, но и по статье 122  Кодекса в виде 5 863 024 рублей штрафа, и как видно из уточненных требований общества, принятых судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, решение инспекции № 2 общество оспаривает в т. ч. в части привлечения к ответственности по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде 5 763 024 рублей штрафа.

Однако при рассмотрении дела суды не обсудили вопрос о наличии оснований для применения  статей  112 и 114  Налогового кодекса  Российской Федерации, не учли  содержащиеся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2010 № 3299/10 разъяснения о том, что даже отсутствие ходатайства налогоплательщика о применении судами смягчающих ответственность обстоятельств не исключает обязанность суда дать оценку соразмерности исчисленного штрафа тяжести совершенного правонарушения и применить иные смягчающие ответственность обстоятельства и в том случае, если налоговый орган частично применил положения статьи 112 Кодекса.

Как видно из материалов дела, общество неоднократно заявляло о снижении налоговых санкций ввиду наличия смягчающих ответственность общества  обстоятельств, однако суды не оценили данные доводы общества, что повлекло неполное исследование обстоятельств по делу и принятие незаконных судебных актов по данному эпизоду.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные акты подлежат отмене в части отказа в признании недействительным решения инспекции № 2 от 24.01.2018 № 14-17/1 в части привлечения общества к налоговой ответственности в виде штрафа по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации в размере 5 548 699 рублей  (5 763 024 рубля (уточненные требования) – 214 325 рублей (признанные судом незаконно начисленными)), а дело в этой части  – направлению  на новое рассмотрение в суд первой инстанции  в  соответствии с пунктом 3  части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального  кодекса Российской Федерации.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть указания суда кассационной инстанции, устранить допущенные нарушения, оценить доказательства и доводы участвующих в деле лиц   в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и принять решение с учетом требований статьи 170 Кодекса.

Руководствуясь статьями 274, 286 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 09.07.2020 и постановление   Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2020 по делу № А32-48817/2018 отменить в части отказа обществу с ограниченной ответственностью «ХимПром» в удовлетворении заявления о признании недействительным решения Инспекции  Федеральной налоговой службы № 2 по городу Краснодару от 24.01.2018 № 14-17/1   о начислении 5 548 699 рублей штрафа по НДС по статье 122 Налогового кодекса  Российской Федерации и в этой части направить дело на новое рассмотрение в  Арбитражный суд Краснодарского края.

В остальной части решение Арбитражного суда Краснодарского края от 09.07.2020 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2020  по делу № А32-48817/2018  оставить  без  изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Т.Н. Драбо
Судьи Л.Н. Воловик, М.В. Посаженников

14

Re: Неправомерные действия НО

Налоговики в процессе использовали грязный прием: они заявили довод о том, что налоговый орган в действительности вынес решение о проведении выездной проверки еще 29.11.2019, то есть, когда еще не была внесена соответствующая запись в ЕГРЮЛ, и он имел полномочия по принятию такого решения. Заявление было подкреплено представлением в материалы дела решения о проведении выездной проверки с указанной датой и журнала учета выездных проверок.
Тем не менее, суды не дали ввести себя в заблуждение, и, тщательно изучив все обстоятельства, вынесли вердикт в пользу налогоплательщика. Они учли, что «подложное» решение от 29.11.2019 было составлено вручную, а оспариваемое налогоплательщиком решение от 02.12.2019 года было сформировано в системе электронной обработки данных (ЭОД) и полностью соответствует форме, утвержденной Приказом ФНС России от 07.11.2018 № ММВ-7-2/628@, в то время, как решение от 29.11.2019 года имеет отличия от этой формы. Журнал учета выездных налоговых проверок на бумажном носителе тоже был признан несоответствующим нормативно-правовому регулированию и надлежащим достоверным доказательством, подтверждающим дату вынесения решения о проведения проверки, на основании которого фактически инспекция проводила выездную проверку. И вообще налоговое законодательство не предусматривает вынесение налоговым органом одновременно двух решений о проведении выездной налоговой проверки с одним и тем же номером.
Надо отметить, что налогоплательщик очень либерально отнесся к представлению налоговиками, упорствующими в своей неправоте, заведомо подложных доказательств, а мог бы заявить о фальсификации доказательств и просить о проведении доследственной проверки.
Источник

Постановление № Ф06-7663/2021 Арбитражного суда Поволжского округа от 14 сентября 2021 года по делу № А55-11700/2020                             
Резолютивная часть постановления объявлена 09 сентября 2021 года.
Полный текст постановления изготовлен 14 сентября 2021 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:
председательствующего судьи Мухаметшина Р.Р.,
судей Мосунова С.В., Хабибуллина Л.Ф.,
при участии:
представителя Межрайонной инспекции ФНС России №2 по Самарской области – Володиной И.М., доверенность от 23.01.2021 № 2, Бограмяна Т.Б., доверенность от 01.06.2021 №12-15/012866,
в отсутствие иных лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные жалобы Межрайонной инспекции ФНС России №2 по Самарской области, Инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по г. Краснодару,
на решение Арбитражного суда Самарской области от 11.02.2021 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.05.2021
по делу № А55-11700/2020
по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Стройоптимум», г. Краснодар, ИНН 6320028239 к Межрайонной инспекции ФНС России №2 по Самарской области, г.Тольятти Самарской области, к Инспекции ФНС России №4 по г.Краснодару, г. Краснодар, с участием в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора Межрайонная инспекция ФНС России №16 по Краснодарскому краю и ИФНС по Красноглинскому р-ну г. Самары, о признании незаконным решения от 02.12.2019 № 07-14/20,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Стройоптимум» (далее – ООО «Стройоптимум», заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением, в котором просит признать незаконным решение Межрайонной инспекции ФНС России №2 по Самарской области №07-14/20 о проведении выездной налоговой проверки от 02.12.2019.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, были привлечены: Межрайонная инспекция ФНС России №16 по Краснодарскому краю и Инспекции ФНС России по Красноглинскому району г.Самары (далее - третьи лица).

Суд первой инстанции на основании статьи 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), с учетом положений статьи 201 АПК РФ и в соответствии с пунктом 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации" привлек к участию в деле в качестве соответчика (заинтересованного лица) Инспекцию ФНС России №4 по г.Краснодару, в который заявитель в настоящее время состоит на налоговом учете.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 11.02.2021, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.09.2017, заявленные обществом требования удовлетворены.

Межрайонная инспекция ФНС России №2 по Самарской области, Инспекция Федеральной налоговой службы № 4 по г. Краснодару, не согласившись с принятыми по делу судебными актами, обратились в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационными жалобами, в которой просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права.

От МИФНС РФ №16 по Краснодарскому краю в материалы дела поступили пояснения по кассационной жалобе, в которых третье лицо решение вопроса по кассационной жалобе оставляет на усмотрение суда.

Кассационная инстанция, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, отзыв на кассационную жалобу, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, считает жалобу не подлежащей удовлетворению.

Как следует из материалов дела, 15.05.2018 зарегистрировано ООО «Стройоптимум» за основным государственным регистрационным номером 1186313044576 по месту нахождения единоличного исполнительного органа по адресу: Самарская область, город Тольятти, улица 40 лет Победы, дом 446, офис 308.

ООО «Стройоптимум» состояло на налоговом учете в Межрайонной ИФНС России № 2 по Самарской области с 15.05.2018 года. Адрес места нахождения: 445030, Россия. Самарская область, г. Тольятти, ул. 40 лет Победы, 44Б, офис 308.

02.122019 Общество сменило адрес (место нахождение единоличного исполнительного органа) на 350901, Краснодарский край, город Краснодар, Восточно-Кругликовская улица, дом 90, помещение 1/3, о чем была внесена запись в ЕГРЮЛ за ГРН 7192375199053 от 02.12.2019 года. 02.12.2019 ООО «Стройоптимум» поставлено на учете в ИФНС №4 по г. Краснодару. Адрес места нахождения: 350901, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Восточно- Кругликовская, д. 90, помещение 1/3.

Согласно материалам дела 02.12.2019 в 14.58.42 (мск) от МИФНС № 2 по Самарской области (код 6320) было отправлено решение № 07-14/20 о проведении выездной налоговой проверки посредством ТКС.

В соответствии с квитанцией о приеме, указанное выше решение поступило в личный кабинет налогоплательщика 03.12.2019.

Общество не согласился с решением налогового органа и обратился с апелляционной жалобой в вышестоящий налоговый орган ? Управление Федеральной налоговой службы Российской Федерации по Самарской области (далее ? Управление).

Решением Управления жалоба общества оставлена без удовлетворения.

Изложенные обстоятельства послужили основанием для обращения налогоплательщика в Арбитражный суд Самарской области с соответствующим заявлением.

Суды первой и апелляционной инстанции при рассмотрении дела, исходя из анализа исследованных доказательств, имеющихся в материалах дела, и установленных в ходе судебного разбирательства обстоятельств, пришли к выводу об удовлетворении заявленных обществом требований при этом суды исходили из следующего.

В силу пункта 2 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Налоговый кодекс, НК РФ) решение о проведении выездной налоговой проверки выносит налоговый орган по месту нахождения организации или по месту жительства физического лица, если иное не предусмотрено настоящим пунктом. Место нахождения организации определяется местом ее государственной регистрации, установленным на основании выписки из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ).

Решение о проведении выездной налоговой проверки должно содержать следующие сведения: -полное и сокращенное наименования либо фамилия, имя, отчество налогоплательщика; -предмет проверки, то есть налоги, правильность исчисления и уплаты которых подлежит проверке; -периоды, за которые проводится проверка; -должности, фамилии и инициалы сотрудников налогового органа, которым поручается проведение проверки.

Срок проведения выездной налоговой проверки исчисляется со дня вынесения решения о назначении проверки и до дня составления справки о проведенной проверке (пункт 8 статьи 89 Кодекса).

Следовательно, дата начала выездной налоговой проверки определяется датой вынесения руководителем (заместителем руководителя) налогового органа решения о назначении такой проверки. Доводы инспекции о том, что решение о проведении в отношении общества выездной налоговой проверки было вынесено и создано 29.11.2019 года и зарегистрировано в журнале на бумажном носителе, и именно на основании данного решения проводилась выездная налоговая проверка, судом обоснованно отклонены.

Судами установлено и следует из материалов дела, что налогоплательщиком от налогового органа получен документ - решение МИФНС № 2 по Самарской области о проведении налоговой проверки № 07- 14/20, которое подписано электронной подписью оператора ЭДО ООО «Компания«Тензор», документ подписан руководителем МИФНС № 2 по Самарской области Герасимовым В.М. 02.12.2019 14.58 (MSK).

Следовательно, судами правомерно отмечено, что указанное подтверждает доводы заявителя о том, что решение о проведении проверки было вынесено 02.12.2019, и выездная налоговая проверка в любом случае проводилась в отношении заявителя на основании решения от 02.12.2019.

В материалы дела заявителем были представлены: - повестка от 26.10.20 №2044 о вызове на допрос свидетеля, за подписью начальника Межрайонной инспекции ФНС № 3 по Самарской области, подтверждающей проведение выездной налоговой проверки на основании решения о проведении выездной налоговой проверки от 02.12.2019; - решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля от 28.09.2020 № 07- 36/21, решение о продлении срока рассмотрения материалов налоговой проверки  от 28.09.2020 № 8, за подписью заместителя начальника МИФНС № 2 по Самарской области Виноградовой Т.Е., указывающих на вынесение решения о проведении в отношении общества проверки именно 02.12.2019 (л.д. 88- 90).

При этом судами отмечено, что представленное инспекцией в материалы дела решение № 07-14/20 о проведении выездной налоговой проверки датированное 29.11.2020 (л.д. 70) было создано вручную.

Суды, исследовав и оценив представленные в материалы дела документы,  пришли к выводу, что решение от 02.12.2019 года было сформировано в системе электронной обработки данных (ЭОД) и полностью соответствует форме, утвержденной Приказом ФНС России от 07.11.2018 № ММВ-7-2/628@, в то время, как решение от 29.11.2019 года имеет отличия как от формы, утвержденной Приказом ФНС России от 07.11.2018 № ММВ-7-2/628@, так и от решения от 02.12.2019. Указанные отличия в решении от 29.11.2019 года, указывают на то, что документ был создан вручную.

Довод инспекции со ссылкой на положения пункта 12 Порядка направления документов, используемых налоговыми органами при реализации своих полномочий в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи (утв. Приказом ФНС России от 15.04.2015 № ММВ-7-2/149@) и о том, что решение было создано 29.11.2019 и дата вынесения решения инспекции № 07-14/20 о проведении выездной налоговой проверки подтверждается данными о регистрации решения 29.11.2019, отраженными в журнале на бумажном носителе, Был исследован судами и правомерно отклонен, что нашло свое отражение в судебных актах.

Суды пришли к выводу, что представленный в Арбитражный суд журнал учета выездных налоговых проверок на бумажном носителе не соответствует нормативно-правовому регулированию и не является надлежащим достоверным доказательством, подтверждающим дату вынесения решения о проведения проверки, на основании которого фактически инспекция проводила выездную проверку.

Приказом от 17 ноября 2003 года № БГ-3-06/627@ Об утверждении единых требований к формированию информационных ресурсов по камеральным и выездным налоговым проверкам (с изменениями на 27.05.2016), утверждены Единые требования к формированию информационного ресурса «Выездные налоговые проверки» Приложение № 2, к вышеуказанному Приказу.

В соответствии с Разделом 2. «Реквизиты решения» (Раздел в редакции, введенной в действие приказом ФНС России от 4 февраля 2016 года № ММВ-7-2/60@), Подразделом 2.1. "Реквизиты решения о проведении выездной налоговой проверки", с ч. 2 С 28.12.2015, п а) Решение о проведении выездной налоговой проверки составляется с использованием автоматизированной информационной системы налоговых органов до его подписания. В соответствии с Приложением № 2.1 к Единым требованиям к формированию информационного ресурса "Выездные налоговые проверки", утвержденным приказом МНС России от 17 ноября 2003 года № БГ-3-06/627@ (в редакции, введенной в действие приказом ФНС России от 4 февраля 2016 года № ММВ-7-2/60@), К разделу 2. "Реквизиты решения", Подраздел 2.1. "Реквизиты решения о проведении выездной налоговой проверки" устанавливает единый порядок принятия решения о проведении выездной налоговой проверки: реквизит «дата решения» формируется автоматически по коду реквизита 3.1 Приложения № 43.3 к настоящим Единым требованиям, источником реквизита является журнал регистрации решений в электронном виде, а не на бумажном носителе; реквизит «номер решения» также формируется автоматически по коду реквизита 3.2 Приложения № 43.3 к настоящим Единым требованиям, источником реквизита является журнал регистрации решений в электронном виде, а не на бумажном носителе.

В соответствии с Разделом 43. Реквизиты журналов регистрации документов (В редакции, введенной в действие приказом ФНС России от 27 мая 2016 года № ММВ-7- 2/343@, Подразделами 43.2-43.17. Реквизиты журнала регистрации формируемых (исходящих) документов, ч. 2. С 28.12.2015 п. а) определенные ФНС России формируемые (исходящие) документы (решения, справки, требования, акты, протоколы, распоряжения, поручения, запросы, описи, уведомления, повестки, ведомости, постановления, сопроводительные письма) подлежат регистрации в соответствующих журналах в автоматизированной информационной системе налоговых органов. Бумажные аналоги журналов не ведутся.

Таким образом, суды обоснованно пришли к выводу, что иного порядка принятия и утверждения решения о проведении выездной налоговой проверки не предусмотрено.

Данный порядок обеспечивает достоверную фиксацию таких реквизитов решения о проведении выездной проверки как дата и номер решения.

Налоговое законодательство не предусматривает вынесение налоговым органом одновременно двух решений о проведении выездной налоговой проверки с одним и тем же номером.

При указанных обстоятельствах, суды правомерно пришли к выводу, что решение налогового органа о проведении выездной налоговой проверки от 29.11.2019 в отношении ООО «Стройоптимум» принято с нарушением порядка, установленного Приказом от 17 ноября 2003 года № БГ-3-06/627@ Об утверждении единых требований к формированию информационных ресурсов по камеральным и выездным налоговым проверкам (с изменениями на 27 мая 2016 года).

При этом судами установлено, что налоговым органом не соблюден порядок создания решения о проведении выездной проверки от 29.11.2019, поскольку решение должно быть создано до его подписания руководителем (его заместителем) в автоматизированной информационной системе.

В соответствии со статьей 68 АПК РФ журнал учета решений о проведении налоговых проверок в бумажном виде не допустим, поскольку факт принятия решения о проведении выездной налоговой проверки, а также даты принятия такого решения и номера решения должен подтверждаться только журналом учета решений о проведении выездных налоговых органов созданный в автоматизированной информационной системе налоговых органов.

Судами отмечено, что налоговым органом в материалы дела не представлены «скрин-шоты» сформированного в рабочей версии АИС Межрайонной ИФНС России № 2 по Самарской области решения 07-14/20 02.12.2019 о проведении выездной проверки, также не была представлена книга учета выездных налоговых проверок, которая ведется в электронном виде, в соответствии с приказом ФНС России от 15.02.2012 N ММВ-7- 10/88@.

Кроме того, судами установлено, что принятие незаконного решения о проведении налоговой проверки привело к существенным нарушениям статьи 101 НК РФ, в частности решение о внесении изменений было внесено в решение о проведении налоговой проверки от 02.12.2019, а в решении от 29.11.2019 внесено не было, между тем инспектор ФНС № 4 по Краснодарскому краю, который был внесен этим изменением в решение, запрашивал документы и проводил мероприятия налогового контроля, ссылаясь на решение от 02.12.2019, МИ ФНС № 2 по Самарской области также запрашивало документы и проводило другие мероприятия в рамках решения от 02.12.2019, извещение о месте и времени рассмотрения материалов налоговой проверки также проводились на основании решения от 02.12.2019, однако при этом налогоплательщику был вручен акт выездной налоговой проверки, которая была проведена на основании решения от 29.11.2019.

Также, решение № 07-36/21 о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля от 28.09.2020 было вынесено в отношении выездной налоговой проверки на основании решения от 02.12.2019, Решением № 8 этого же дня, срок рассмотрения материалов налоговой проверки, принятой на основании решения от 02.12.2019 года был продлен.

Таким образом, в Центре обработке данных, в автоматизированной информационной системе, содержится информация и сведения о том, что выездная налоговая проверка в отношении ООО «Стройоптимум» была назначена именно на основании оспариваемого обществом решения № 07-14/20, принятого 02.12.2019 и фактически проводилась в отношении общества на основании решения от 02.12.2019.

Судами установлено, что 02.12.2019 ООО «Стройоптимум» уже было снято с налогового учета в Межрайонной ИФНС России № 2 по Самарской области, и поставлено на учет в МИ ФНС России № 4 по Краснодарскому краю.

Поскольку, день внесения записи об изменении адреса организации в ЕГРЮЛ одновременно является и днем снятия организации с налогового учета в соответствующем налоговом органе и постановки на налоговый учет в новом налоговом органе по новому адресу, то, вынесение налоговым органом по прежнему адресу решения о проведении выездной налоговой проверки в отношении организации в тот же день, что и день внесения записи о смене адреса в ЕГРЮЛ, является незаконным.

Пунктом 1 статьи82 НК РФ определено, что налоговым контролем признается деятельность уполномоченных органов по контролю за соблюдением налогоплательщиками, налоговыми агентами и плательщиками сборов законодательства о налогах и сборах в порядке, установленном НК РФ.

Налоговый контроль проводится должностными лицами налоговых органов в пределах их компетенции посредством налоговых проверок, получения объяснений налогоплательщиков, налоговых агентов и плательщиков сбора, проверки данных учета и отчетности, осмотра помещений и территорий, используемых для извлечения дохода (прибыли), а также в других формах, предусмотренных НК РФ

В соответствии с пунктом 1 статьи 89 НК РФ выездная налоговая проверка проводится на территории (в помещении) налогоплательщика на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа. В случае если у налогоплательщика отсутствует возможность предоставить помещение для проведения выездной налоговой проверки, выездная налоговая проверка может проводиться по месту нахождения налогового органа.

Согласно пункту 89 НК РФ решение о проведении выездной налоговой проверки выносит налоговый орган по месту нахождения организации или по месту жительства физического лица, если иное не предусмотрено настоящим пунктом.

Из содержания пункта 83 НК РФ следует, что в целях проведения налогового контроля организации и физические лица подлежат постановке на учет в налоговых органах соответственно по месту нахождения организации, месту нахождения ее обособленных подразделений, месту жительства физического лица, а также по месту нахождения принадлежащих им недвижимого имущества и транспортных средств и по иным основаниям, предусмотренным НК РФ.

Согласно пунктом 2 статьи 54 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации на территории Российской Федерации путем указания наименования населенного пункта (муниципального образования). Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, уполномоченных выступать от имени юридического лица в силу закона, иного правового акта или учредительного документа.

В едином государственном реестре юридических лиц должен быть указан адрес юридического лица в пределах места нахождения юридического лица (п. 3 ст. 54 ГК РФ)

Аналогичная норма содержится в пункте 2 статьи 4 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Таким образом, решение о проведении выездной налоговой проверки принимает налоговый орган по месту нахождения организации на момент принятия соответствующего решения.

В соответствии с пунктом 2 статьи 8 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее - Закон № 129-ФЗ) государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения указанного учредителями в заявлении о государственной регистрации постоянно действующего исполнительного органа, в случае отсутствия такого исполнительного органа - по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Согласно абзацу 3 пункта 3.6.1 Порядка и условий присвоения, применения, а также изменения идентификационного номера налогоплательщика при постановке на учет, снятии с учета юридических и физических лиц (Приложение № 1 к Приказу МНС России от 03.03.2004 № БГ-3-09/178 "Об утверждении Порядка и условий присвоения, применения, а также изменения идентификационного номера налогоплательщика и форм документов, используемых при постановке на учет, снятии с учета юридических и физических лиц") датой снятия организации с учета является дата внесения в ЕГРЮЛ записи об изменении места нахождения юридического лица.

Суд из буквального толкования указанных положений закона обоснованно отметили, что день внесения записи об изменении адреса организации в ЕГРЮЛ одновременно является и днем снятия организации с налогового учета в соответствующем налоговом органе.

Таким образом, применяемая методика электронного ведения ЕГРЮЛ предполагает автоматическое внесение в реестр сведений о регистрации изменений с 00 час. 00 мин. соответствующей даты вне зависимости от конкретного времени регистрации этих изменений в течении этих суток.

При указанных обстоятельствах, суды обоснованно пришли к выводу, что вынесение налоговым органом по прежнему адресу местонахождения организации решения о проведении выездной налоговой проверки в отношении организации в тот же день, что и день внесения записи о смене адреса в ЕГРЮЛ, является незаконным.

Иное означало бы возможность одновременного нахождения одной и той же организации на учете в двух налоговых органах в течение одного дня в зависимости от конкретного времени внесения изменений в ЕГРЮЛ, что противоречит основным принципам налогового законодательства, в том числе об исключении возможности двойного налогообложения и т.д.

Из материалов дела следует, что решение № 07-14/20 было создано, внесено в книгу учета выездных налоговых проверок, утверждено руководителем МИФНС № 2 и направлено в адрес налогоплательщика именно 02.12.2019.

Суды правомерно пришли  к выводу, что с 02.12.2019 Межрайонная ИФНС России № 2 по Самарской области утратила право принимать решение о назначении выездной налоговой проверки в отношении ООО «Стройоптимум», поскольку на дату принятии решения о проведении выездной налоговой проверки 02.12.2019 в ЕГРЮЛ была внесена запись об изменении места нахождения заявителя как юридического лица, в силу названных выше норм налогового законодательства.

При указанных обстоятельствах, суды правомерно пришли к выводу об удовлетворении заявленных обществом требований.

Возражения инспекций о том, что судами не исследованы все обстоятельства дела, дана ненадлежащая оценка представленным по делу доказательствам, а выводы судов, положенные в основу обжалуемых судебных актов, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и нарушают действующие нормы права, не нашли своего подтверждения.

В соответствии с положениями статей 286,  287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суду кассационной инстанции не предоставлены полномочия пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Таким образом, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи, с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу судебных актов, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют правовые основания для отмены обжалуемых судебных актов.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Самарской области от 11.02.2021 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.05.2021 по делу № А55-11700/2020 оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья Р.Р. Мухаметшин
Судьи С.В. Мосунов, Л.Ф. Хабибуллин

15

Re: Неправомерные действия НО

В ходе проверки налоговым органом в адрес заявителя было выставлено требование № 13-23/59/1 от 06.11.2019 о представлении первичных документов (информации), а именно договоров, счетов-фактур, товарных накладных, ТТН, деловой переписки, по контрагентам ООО «СтройУниверсал», ООО «ГрандАвто», ООО «Навигатор», ООО «Фарго».
Налоговый орган, в связи с непредоставлением вышеуказанных документов, сделал вывод о нарушении заявителем пунктов 1 и 2 статьи 171, пункта 1 статьи 172, статьи 169 НК РФ, в результате чего налоговым органом установлена неполная уплата НДС в бюджет в сумме 13 780 127 руб.
В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определениях от 25.07.2001 № 138-0 от 15.02.2005 № 93-0, для доказательства недобросовестности налогоплательщика необходимо представить подтверждение умышленности совместных действий сторон по сделке по возмещению НДС из бюджета, фиктивности хозяйственных операций, отсутствие уставной деятельности.
Такие доказательства в материалах налоговой проверки отсутствуют.
Судами отмечено, что УФНС России в своем решении № 03-15/22328@ от 10.07.2020 вопреки положениям пунктов 1 и 4 статьи 140 НК РФ не учло представленные заявителем документы на бумажных носителях, которые раньше предоставлялись в адрес налогового органа в виде электронных копий, со ссылкой на то, что они не являлись предметом выездной налоговой проверки и общество не обосновало невозможность их представления в инспекцию, злоупотребило своими правами с целью получения права на налоговый вычет без проверки достоверности документов.
Cудами отмечено, что в силу положений пункта 5 статьи 93 НК РФ, запрещающего налоговому органу истребование у проверяемого лица документов, ранее представленных налоговому органу при проведении камеральных и выездных проверок, инспекция не вправе была истребовать документы, указанные в требовании № 13-23/59/1 от 06.11.2019, поскольку все указанные первичные документы за 2018 год по контрагентам ООО «СтройУниверсал», ООО «ГрандАвто», ООО «Навигатор», ООО «Фарго» ранее были истребованы.

Постановление № Ф06-5379/2021 Арбитражного суда Поволжского округа от 06 июля 2021 года по делу № А55-26840/2020

Резолютивная часть постановления объявлена 01.07.2021.
Полный текст постановления изготовлен 06.07.2021.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:
председательствующего судьи Кормакова Г.А., судей Мосунова С.В., Мухаметшина Р.Р.,
при участии представителей:
общества с ограниченной ответственностью «Автореал» - Бубнова Р.Г. по доверенности от 25.09.2020,
Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 22 по Самарской области – Булобиной Е.А. по доверенности от 01.06.2021, Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области – Булобиной Е.А. по доверенности от 24.06.2021,
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной налоговой службы России по Самарской области
на решение Арбитражного суда Самарской области от 08.02.2021 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2021 по делу № А55-26840/2020
по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Автореал» к Инспекции Федеральной налоговой службы по Промышленному району г. Самара Самарской области, с привлечением к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора: Управления Федеральной налоговой службы России по Самарской области, об оспаривании решения о привлечении к ответственности за совершение  налогового правонарушения,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Автореал» (далее – заявитель, ООО «Автореал», общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением, в котором просит признать недействительным решение Инспекции Федеральной налоговой службы Промышленного района г. Самары (далее – налоговый орган, ИФНС Промышленного района г. Самары, инспекция) №13-18/4 от 23.03.2020 о привлечении ООО «Автореал» к ответственности за налоговое правонарушение в части доначисления налога на добавленную стоимость по контрагентам обществу с ограниченной ответственностью «СтройУниверсал» (далее - ООО «СтройУниверсал») в сумме 5 868 045 руб. 29 коп., обществу с ограниченной ответственностью «ГрандАвто» (далее - ООО «ГрандАвто») в сумме 2 121 758 руб. 83 коп., обществу с ограниченной ответственностью «Фарго» (далее - ООО «Фарго») в сумме 3 372 806 руб. 13 коп., всего в размере 11 362 610 руб. 47 коп., а также в соответствующей части начисленных пени в размере 503 481 рублей и штрафа в размере 172 252 рублей, как несоответствующее Налоговому кодексу Российской Федерации (далее – НК РФ); обязать ИФНС Промышленного района г. Самары устранить допущенные нарушения прав и законных интересов ООО «Автореал».

Определением суда первой инстанции от 01.12.2020 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечено Управление Федеральной налоговой службы России по Самарской области (далее - УФНС по Самарской области).

Решением Арбитражного суда Самарской области от 08.02.2021, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2021, заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, инспекция и УФНС по Самарской области обратились в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просят решение Арбитражного суда Самарской области от 08.02.2021 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2021 отменить по основаниям, указанным в кассационной жалобе, принять новый судебный акт, которым отказать в удовлетворении заявленных требований.

В предоставленном отзыве на кассационную жалобу ООО «Автореал», полагая, что обжалуемые судебные акты являются законными и обоснованными, просит оставить их без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

До рассмотрения кассационной жалобы Управлением Федеральной антимонопольной службы по Самарской области заявлено ходатайство о процессуальном правопреемстве в связи с переименованием Инспекции Федеральной налоговой службы России по Промышленному району г. Самары в Межрайонную Инспекцию Федеральной налоговой службы России № 22 по Самарской области.

В соответствии со статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) суд кассационной инстанции удовлетворяет заявленное ходатайство.

Кассационная инстанция, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, заслушав представителей сторон, проверив в соответствии со статьей 286 АПК РФ законность обжалуемых судебных актов, не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как следует из материалов дела, с 08.10.2019 по 13.01.2020 ИФНС по Промышленному району г. Самары была проведена выездная налоговая проверка правильности исчисления всех налогов ООО «Автореал» за период с 01.01.2018 по 31.12.2018.

В ходе проверки налоговым органом в адрес заявителя было выставлено требование № 13-23/59/1 от 06.11.2019 о представлении первичных документов (информации), а именно договоров, счетов-фактур, товарных накладных, ТТН, деловой переписки, по контрагентам ООО «СтройУниверсал», ООО «ГрандАвто», ООО «Навигатор», ООО «Фарго».

Налоговый орган, в связи с непредоставлением вышеуказанных документов, сделал вывод о нарушении заявителем пунктов 1 и 2 статьи 171, пункта 1 статьи 172, статьи 169 НК РФ, в результате чего налоговым органом установлена неполная уплата НДС в бюджет в сумме 13 780 127 руб.

По результатам проверки налоговым органом оформлен акт налоговой проверки № 13-07/8 от 31.01.2020 и вынесено решение № 13-18/4 от 23.03.2020 о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым обществу предложено уплатить 13 780 127 руб. недоимки по НДС, 503 481 руб. пени и 172 252 руб. штрафа (пункт 1 статьи 122 НК РФ).

Не согласившись в указанным решением налогового органа в части доначисления НДС по контрагентам ООО «СтройУниверсал» в сумме 5 868 045 руб. 29 коп., ООО «ГрандАвто» в сумме 2 121 758 руб. 83 коп., ООО «Фарго» в сумме 3 372 806 руб. 13 коп., всего в размере 11 362 610 руб. 47 коп., а также в соответствующей части начисленных по решению налогового органа пени в размере 503 481 рублей и штрафа в размере 172 252 руб., заявитель обратился с апелляционной жалобой в УФНС по Самарской области, которая была оставлена без удовлетворения.

Данные обстоятельства послужили основанием для обращения ООО «Автореал» в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из следующего.

Согласно положениям пункта 4 статьи 93 НК РФ именно отказ проверяемого лица от представления запрашиваемых при проведении налоговой проверки документов или непредставление их в установленные сроки признаются налоговым правонарушением и влекут ответственность, предусмотренную статьей 126 НК РФ. Само по себе представление запрашиваемых при проведении налоговой проверки документов в ненадлежащей форме не образует налогового правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 126 НК РФ.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 12.07.2006 № 267-О, полномочия налогового органа, связанные с проведением налоговой проверки, носят публично-правовой характер, что не позволяет налоговому органу произвольно отказаться от необходимости истребования дополнительных сведений, пояснений и документов, подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. При осуществлении возложенной на него функции выявления налоговых правонарушений налоговый орган во всех случаях сомнений в правильности уплаты налогов и тем более - обнаружения признаков налогового правонарушения обязан воспользоваться предоставленным ему правомочием истребовать у налогоплательщика необходимую информацию.

Согласно материалам дела, в ходе выездной налоговой проверки заявителем в ответ на требование № 13-23/59/1 от 06.11.2019 о представлении документов были представлены первичные документы по сопроводительному письму исх. № 59/1 от 20.11.2019 в ИФНС России по Промышленному району г. Самары инспектору Кошечкину Д.Е., что подтверждается отметкой о принятии документов инспектором Кошечкиным Д.Е. (20.11.2019), счетов-фактур в сканированном виде на USB-носителе, принятые к вычету в книге покупок в 2018 году.

Однако налоговый орган, со ссылкой на статью 93 НК РФ, считает, что заявителем не выполнена обязанность по предоставлению документов по требованию налогового органа, поскольку указанная статья не предусматривает возможность предоставления документов в виде электронных образов на USB-носителе.

Вместе с тем налоговый орган поясняет, что заявитель не был привлечен к ответственности за нарушение статей 93 и 126 НК РФ за отказ в предоставлении документов по требованию № 13-23/59/1 от 06.11.2019 только в связи с тем, что само требование не содержало конкретный перечень и количество запрашиваемых документов, что не позволяло инспекции применить данные нормы об ответственности с учетом правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 08.04.2008 № 15333/7.

В подтверждение факта своевременного направления заявителем в налоговый орган запрашиваемых документов, в материалы настоящего дела заявителем представлены, в частности, копии уведомлений об отказе в приеме электронных файлов от 14.11.2019 по контрагенту ООО «СтройУниверсал» с указанием причины - «Отсутствие, неправильное указание ЭЦП, ЭЦП не принадлежит подписанту документа».

Согласно представленным по запросу ООО «Автореал» сведениям от контрагентов, все они своевременно направили в адрес инспекции запрошенные документы, что подтверждается имеющимися в деле ответами контрагентов на требования налогового органа в адрес инспекции с отметкой о принятии налоговым органом: исх. № 25 от 19.11.2019 от ООО «Фарго» в ответ на требование инспекции № 8796 от 14.10.2019; письмо ООО «СтройУниверсал» от 18.11.2019 в ответ на требование инспекции № 6922 от 29.08.2019; исх. № 27 от 28.10.2019 от ООО «ГрандАвто» в ответ на требование инспекции № 8793 от 14.10.2019. Указанные обстоятельства не опровергнуты инспекцией какими-либо иными надлежащими доказательствами по делу.

Между тем, судами отмечено, что в силу положений пункта 5 статьи 93 НК РФ, запрещающего налоговому органу истребование у проверяемого лица документов, ранее представленных налоговому органу при проведении камеральных и выездных проверок, инспекция не вправе была истребовать документы, указанные в требовании № 13-23/59/1 от 06.11.2019, поскольку все указанные первичные документы за 2018 год по контрагентам ООО «СтройУниверсал», ООО «ГрандАвто», ООО «Навигатор», ООО «Фарго» ранее были истребованы.

Также судами принято во внимание, что налоговым органом в решении №13-18/4 от 23.03.2020 и при рассмотрении настоящего спора, фактически не опровергается реальность совершенных обществом сделок. Доводы о наличии в документах общества, составленных с его контрагентами, ошибок в указании даты договора, сами по себе не свидетельствуют об отсутствии реальности сделок, с учетом совокупности иных доказательств по делу.

В обоснование доводов общества о реальности совершенных им сделок и полученных от контрагентов услуг по перевозке товаров, в материалы дела обществом представлены счета-фактуры, товарно-транспортные накладные за период 2018 года по каждой спорной операции с контрагентами общества, акты оказанных услуг, которые подтверждают реальность совершенных операций и услуг, фактическое исполнение договоров перевозки, а, следовательно, обоснованность составленных сторонами первичных документов, представленных инспекции в подтверждение обществом права на вычет по НДС по указанным операциям.

В силу пункта 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории РФ либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию РФ в таможенных режимах выпуска для свободного обращения, временного ввоза и переработки вне таможенной территории в отношении товаров (работ, услуг), приобретенных для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой (пункт 2 статьи 171 НК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 172 НК налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога. Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию РФ, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определениях от 25.07.2001 № 138-0 от 15.02.2005 № 93-0, для доказательства недобросовестности налогоплательщика необходимо представить подтверждение умышленности совместных действий сторон по сделке по возмещению НДС из бюджета, фиктивности хозяйственных операций, отсутствие уставной деятельности.

Такие доказательства в материалах налоговой проверки отсутствуют.

В пунктах 1,3 и 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» разъяснено, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики, в связи с чем предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны; представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах в целях получения налоговой выгоды, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы; налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера); налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Судами отмечено, что УФНС России в своем решении № 03-15/22328@ от 10.07.2020 вопреки положениям пунктов 1 и 4 статьи 140 НК РФ не учло представленные заявителем документы на бумажных носителях, которые раньше предоставлялись в адрес налогового органа в виде электронных копий, со ссылкой на то, что они не являлись предметом выездной налоговой проверки и общество не обосновало невозможность их представления в инспекцию, злоупотребило своими правами с целью получения права на налоговый вычет без проверки достоверности документов.

В пункте 78 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что из положений статей 88, 89, 100, 101, 139 НК РФ следует, что право налогового органа осуществлять сбор доказательств, равно как и право налогоплательщика знакомиться с этими доказательствами, представлять возражения против выводов налогового органа и подтверждающие такие возражения доказательства, предоставляются им на всех стадиях осуществления налогового контроля вплоть до вынесения вышестоящим налоговым органом решения по жалобе налогоплательщика на решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Учитывая изложенное, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, руководствуясь нормами права, регулирующими спорные правоотношения, принимая во внимание, что налоговым органом не представлено доказательств фактов недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в оформленных ООО «Автореал» с контрагентами счетах-фактурах и иных первичных документов, налоговым органом не оспаривалась реальность совершенных сделок и операций, а также не представлено доказательств недобросовестности общества и его контрагентов, направленности действий общества на получение необоснованной налоговый выгоды, суды предыдущих инстанций пришли к выводам о том, что указание инспекции в оспариваемом решении на представление обществом в ответ на требование первичных документов по его контрагентам является необоснованным и опровергается имеющимися в деле документами, также о том, что УФНС по Самарской области необоснованно отказано в принятии и надлежащей оценке документов общества по взаимоотношениям с контрагентами, поскольку эти документы имели существенное значение для разрешения вопроса о наличия у общества права на налоговый вычет и о законности привлечения общества к налоговой ответственности по решению инспекции, следовательно, оспариваемое решение налогового органа №13-18/4 от 23.03.2020 в части доначисления налога на добавленную стоимость по контрагентам ООО «СтройУниверсал» в сумме 5 868 045 руб. 29 коп., ООО «ГрандАвто» в сумме 2 121 758 руб. 83 коп., ООО «Фарго» в сумме 3 372 806 руб. 13 коп., всего в размере 11 362 610 руб. 47 коп., а также начисления соответствующих сумм пени и штрафа, является незаконным, не соответствующим Налоговому кодексу РФ и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере экономической деятельности.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции соглашается с выводами судов, признает, что решение налогового органа № 13-18/4 от 23.03.2020 в обжалуемой части правомерно признано судами недействительным, следовательно, оснований для отмены принятых по делу судебных актов не имеется.

Также суд кассационной инстанции отмечает, что содержание резолютивной части решения суда первой инстанции от 08.02.2021, оставленной без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2021, по настоящему делу свидетельствует о том, что начисление налоговым органом пени в сумме 503 481 руб. и штрафа в сумме 172 252 руб. по решению инспекции № 13-18/4 от 23.03.2020 признано судом первой инстанции незаконным лишь в соответствующей части, приходящейся на сумму доначисленного НДС по операциям по спорным контрагентам ООО «СтройУниверсал» в сумме 5 868 045 руб. 29 коп., ООО «ГрандАвто» в сумме 2 121 758 руб. 83 коп., ООО «Фарго» в сумме 3 372 806 руб. 13 коп., а не в полном объеме пени в сумме 503 481 руб. и штрафа в сумме 172 252 руб.

Доводы кассационных жалоб изучены судом, однако они подлежат отклонению, поскольку не опровергают законность и обоснованность принятых по делу судебных актов и правильность выводов судов, а свидетельствуют о несогласии заявителя с установленными судами обстоятельствами и оценкой доказательств, и, по существу, направлены на их переоценку.

Переоценка доказательств и установление новых обстоятельств находится за пределами компетенции и полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, определенных положениями статей 286, 287 АПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Самарской области от 08.02.2021 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2021 по делу № А55-26840/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке и сроки, установленные статьями 291.1, 291.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья Г.А. Кормаков
Судьи С.В. Мосунов, Р.Р. Мухаметшин

16

Re: Неправомерные действия НО

Оправдание по обвинению в уклонении от уплаты налогов

Завершился судебный процесс по обвинению бизнесмена Артура Никитина и двух его подчиненных — директора компании «Стройсвязьурал 1» Олега Лежникова и юриста Елены Рытой, обвинявшихся в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере по части 2, п."б", статьи 199 УК РФ.
Следствие считало, что Артур Никитин и его коллеги уклонились от уплаты налогов при помощи двух договоров уступки долга.
Уже после того, как было возбуждено уголовное дело, арбитражный суд Челябинской области вынес два постановления по иску «Стройсвязьурал 1» к ИФНС, которыми признал недействительными решения налоговиков о привлечении фирмы к ответственности.
Тем самым правомерность полученных налоговых вычетов была доказана через суд.
С учётом этого и результатов налоговых экспертиз суд вынес оправдательный приговор.

Сейчас проходит и процесс над Алексеем Журавлиным — бывшим сотрудником полиции. Его судят за попытку похитить у Артура Никитина 25 млн рублей.
По версии следствия, экс полицейский вместе с ранее задержанным — и уже приговорённым к двум с половиной годам условно — соучастником Дмитрием Дубыниным требовал 25 млн от Артура Никитина за решение вопроса о прекращении его уголовного дела о неуплате налогов.
Но вместо первого транша в 5 млн рублей Никитин отправил компаньонам 200 тыс. рублей и заявил в правоохранительные органы.

Источник @nalogbs

Постановление № Ф09-6901/20 Арбитражного суда Уральского округа от 13 ноября 2020 года по делу № А76-3800/2020

Резолютивная часть постановления объявлена 10 ноября 2020 г .
Постановление изготовлено в полном объеме 13 ноября 2020 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Черкезова Е. О.,
судей Вдовина Ю. В., Жаворонкова Д. В.
рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Инспекции Федеральной налоговой службы по Советскому району г. Челябинска (далее – инспекция, налоговый орган) и Никитина Артура Владимировича (далее – Никитин А.В.) на решение Арбитражного суда Челябинской области от 03.07.2020 по делу № А76?3800/2020 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.09.2020 по тому же делу.
...

Общество «Стройсвязьурал 1» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением к инспекции о признании недействительным решения от 22.10.2019 № 4002 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, к Управлению о признании недействительным решения от 09.01.2020 № 16-07/000015 о результатах рассмотрения апелляционной жалобы.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: Никитин А.В., Инспекция Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Челябинска.

Решением суда первой инстанции от 03.07.2020 (судья Кудрявцева А.В.) заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.09.2020 (судьи Скобелкин А.П., Киреев П.Н., Костин В.Ю.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Никитин А.В. просит названные судебные акты изменить. Никитин А.В. указывает на то, что общество «Стройсвязьурал 1» в своем заявлении отметило факт использования налоговым органом недостоверной информации от недобросовестного контрагента, но данные обстоятельства не нашли своего отражения в судебных актах.

Инспекция в кассационной жалобе просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать.

Налоговый орган полагает, что путем согласованных действий общества «Стройсвязьурал 1» и взаимозависимых с ним лиц с использованием зависимого лица – Никитина А.В. создан формальный документооборот в рамках договора цессии, направленный на получение необоснованной налоговой экономии в виде завышения расходов по налогу на прибыль организаций за 2018 г. на сумму 1 536 145 040 руб. в виде стоимости приобретения названного права требования. По мнению налогового органа, названные расходы не соответствуют положениям статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) и являются необоснованными и документально не подтвержденными. Следовательно, как указывает инспекция, поскольку сделка с Никитиным А.В. является мнимой, расходы, связанные со строительством торгового центра «Питерлэнд» не могут быть учтены при исчислении налога на прибыль за 2018 г., в том числе через начисление амортизации.

Кроме того, налоговый орган считает, что судами не исследовались и не оценивались материалы дела № А76-6259/2015 о банкротстве общества «Стройсвязьурал 1», поскольку по названному делу сумма требований кредиторов общества «Стройсвязьурал 1» составила 485 949 314 руб., а сумма полученная от Никитина А.В. является незначительной и не позволила бы обществу «Стройсвязьурал 1» исполнить обязательства в полном объеме.

Налоговый орган также отмечает, что за период с сентября 2017 г. по март 2018 г. с закрытого акционерного общества «Стремберг» (далее – общество «Стремберг») в пользу общества «Стройсвязьурал 1» по исполнительному листу серии ФС № 017270022 было взыскано 63 754 458 руб., что в несколько раз превышает стоимость уступленного права требования по договору цессии от 01.11.2017 и свидетельствует о платежеспособности общества «Стремберг».

Инспекция настаивает на том, что в ходе проверки установлено, что общество «Стройсвязьурал 1» и Никитин А.В. в соответствии со статьей 105.1 НК РФ являются взаимозависимыми лицами, так как доля участия Никитина А.В. и его семьи составляет 88 %.

Заявитель кассационной жалобы указывает на отсутствие в материалах дела решения общего собрания участников общества «Стройсвязьурал 1» от 27.09.2018 об одобрении крупной сделки по продаже дебиторской задолженности общества «Стремберг».

Налоговый орган также со ссылкой на часть 2 статьи 201 АПК РФ, пункт 75 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» считает, что правовые основания для признания решения Управления от 09.01.2020 № 16-07/000015 недействительным отсутствовали.

В отзыве на кассационную жалобу Прокуратура Челябинской области поддерживает доводы кассационной жалобы инспекции и отмечает, что в результате обжалуемых судебных актов бюджет может недополучить налог на прибыль организаций в сумме 260 260 085 руб.

Никитин А.В. в отзыве на кассационную жалобу указывает на подтверждение судебными актами действительности договора цессии и просит в удовлетворении кассационной жалобы налогового органа отказать.

Общество «Стройсвязьурал 1» в отзыве на кассационную жалобу просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу инспекции – без удовлетворения.

Проверив законность и обоснованность принятых по делу судебных актов, суд кассационной инстанции не нашел оснований для их отмены или изменения.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена камеральная налоговая проверка налоговой декларации общества «Стройсвязьурал 1» по налогу на прибыль за 2018 г.

Инспекцией установлено, что на основании решения Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 14.05.2018 по делу № А56-115685/2017 (оставлено без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.09.2018) в пользу общества «Стройсвязьурал 1» взыскана компенсация, предусмотренная пунктом 2 статьи 247 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), в размере 1 536 145 040 руб. в виде недополученного дохода от сдачи обществом «Стремберг» в аренду помещений в торговом центре «Питерлэнд», за период с 25.12.2014 по 28.02.2017, 85 735 руб. судебных расходов на оплату экспертизы, 190 522 руб. судебных расходов по оплате государственной пошлины.

Названная компенсация определена судом как возмещение понесенных одним сособственником (обществом «Стройсвязьурал 1») имущественных потерь, которые возникли при объективной невозможности осуществления им полномочий по владению и пользованию имуществом, приходящимся на его долю, вследствие действий другого сособственника (общества «Стремберг»).

На основании пункта 3 статьи 250, подпункта 4 пункта 4 статьи 271 НК РФ компенсация отражена обществом «Стройсвязьурал 1» в составе внереализационных доходов по налогу на прибыль организаций за 2018 г.

Согласно договору цессии от 28.06.2018 с учетом дополнительного соглашения от 04.10.2018 общество «Стройсвязьурал 1» (цедент) уступило право требования Никитину А.В. (цессионарий) по получению денежного долга от должника общества «Стремберг» в размере 1 536 145 040 руб. Цена уступаемого права составила 16 500 000 руб.

В результате названной сделки налогоплательщиком получен убыток в размере 1 519 645 040 руб., который учтен в целях налогообложения по налогу на прибыль организаций за 2018 г.

Налоговый орган, квалифицировав сделку по уступке права требования мнимой и, как следствие, признав недостоверными сведения по данной сделке, отраженные в учете общества «Стройсвязьурал 1», руководствуясь пунктом 1 статьи 54.1 НК РФ сделал вывод о неправомерности действий налогоплательщика по применению права на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль за 2018 г. на сумму полученных убытков.

Кроме того инспекцией сделан вывод о том, что сделка по переуступке права требования Никитину А.В. свидетельствует об искажении обществом «Стройсвязьурал 1» сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения.

Выявленные в ходе проверки нарушения отражены в акте выездной налоговой проверки от 10.07.2019 № 1093.

По результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки, возражений налогоплательщика инспекцией вынесено решение от 22.10.2019 № 4002 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым обществу «Стройсвязьурал 1» доначислены налог на прибыль организаций в размере 260 260 085 руб., пени за неуплату налога на прибыль в размере 54 500 513 руб. 21 коп. штраф в соответствии с пунктом 3 статьи 122 НК РФ в размере 104 104 034 руб.

Решением Управления от 09.01.2020 № 16-07/000015, решение инспекции утверждено.

Полагая, что решение от 22.10.2019 № 4002 и решение Управления от 09.01.2020 № 16-07/000015 недействительны, общество «Стройсвязьурал 1» обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что решение инспекции не соответствует требованиям статей 54.1, 252 НК РФ, нарушает права общества «Стройсвязьурал 1» в области предпринимательской деятельности.

Выводы судов являются правильными, соответствуют действующему законодательству, материалам дела.

Согласно пункту 3 статьи 250 НК РФ в целях налогообложения прибыли в составе внереализационных доходов учитываются, в том числе, доходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба.

Датой получения доходов в виде штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также в виде сумм возмещения убытков (ущерба) на основании подпункта 4 пункта 4 статьи 271 НК РФ является дата признания их должником либо дата вступления в законную силу решения суда.

Выручка от реализации имущественного права признается доходом от реализации на основании пункта 1 статьи 249 НК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ в целях настоящей главы налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов.

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

На основании подпункта 2.1 пункта 1 статьи 268 НК РФ при реализации имущественных прав (долей, паев) налогоплательщик вправе уменьшить доходы от таких операций на сумму расходов, связанных с их приобретением и реализацией, если иное не предусмотрено пунктом 10 статьи 309.1 НК РФ или пунктом 2.2 статьи 277 НК РФ.

В силу пункта 2 статьи 268 НК РФ, если цена приобретения (создания) имущества (имущественных прав), указанного в подпунктах 2, 2.1 и 3 пункта 1 статьи 268 НК РФ, с учетом расходов, связанных с его реализацией, превышает выручку от его реализации, разница между этими величинами признается убытком налогоплательщика, учитываемым в целях налогообложения.

Таким образом, налоговая база при реализации имущественных прав определяется как разница между полученными доходами от такой операции и ценой приобретения данных имущественных прав и суммой расходов, связанных с их приобретением и реализацией. При этом отрицательная разница между указанными величинами признается убытком, который может учитываться налогоплательщиком в целях налогообложения.

Согласно абзацу 3 подпункта 2.1 пункта 1 статьи 268 НК РФ при реализации имущественного права, которое представляет собой право требования долга, налоговая база определяется с учетом положений, установленных статьей 279 НК РФ. При этом, при определении налоговой базы цедент уменьшает доход от реализации права требования на стоимость уступаемого права требования.

Пунктом 5 статьи 271 НК РФ установлено, что при уступке налогоплательщиком-продавцом товара (работ, услуг) права требования долга третьему лицу дата получения уступки права требования определяется как день подписания сторонами акта уступки права требования.

При возникновении убытка от уступки права требования долга налогоплательщик вправе учесть его на основании подпункта 7 пункта 2 статьи 265 НК РФ во внереализационных расходах в соответствии с положениями пункта 1 или пункта 2 статьи 279 НК РФ.

При этом, убыток от уступки права требования долга учитывается в расходах, если суммы данных штрафных санкций были включены первоначальным кредитором во внереализационные доходы на основании пункта 3 статьи 250 НК РФ.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 54.1 НК РФ не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

Пунктом 2 статьи 54.1 НК РФ предусмотрено, что при отсутствии обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, по имевшим место сделкам (операциям) налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в соответствии с правилами соответствующей главы части второй НК РФ при соблюдении одновременно следующих условий: 1) основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога; 2) обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

Согласно пункту 3 статьи 54.1 НК РФ в целях пунктов 1 и 2 настоящей статьи наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций) не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным.

Запрет, установленный в статье 54.1 НК РФ, касается искажения фактов о хозяйственных операциях, следовательно, при квалификации действий налогоплательщика необходимо учитывать критерии действительности сделок, установленные гражданским законодательством.

На основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ мнимая сделка - сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Из правовой позиции, изложенной в определении Верховного Суда Российской Федерации от 25.07.2016 по делу № 05-ЭС16-2411, следует, что фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у сторон нет цели достижения заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей. Для этой категории ничтожных сделок определения точной цели не требуется. Установление того, что стороны на самом деле не имели намерения на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, является достаточным для квалификации сделки как ничтожной. Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон.

Судами установлено и материалами дела подтверждено, что определением Арбитражного суда Челябинской области от 24.03.2015 возбуждено производство по делу о банкротстве общества «Стройсвязьурал 1». От временного управляющего общества «Стройсвязьурал 1» Редькина В.В. и должника 02.10.2017 поступили ходатайство об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу.

Определением Арбитражного суда Челябинской области от 10.10.2017 по делу № А76-6259/2015 утверждено мировое соглашение от 29.09.2017, заключенное между обществом «Стройсвязьурал 1» и конкурсными кредиторами, по условиям которого удовлетворение требований осуществляется, в том числе за счет средств от возвращаемой или реализуемой дебиторской задолженности, принадлежащей должнику, в том числе задолженности общества «Стремберг».

При этом денежные средства, полученные обществом «Стройсвязьурал 1» от Никитина А.В., направлены на погашение задолженности перед конкурсным кредитором Никитиной Р.М. Исполнение условий названного мирового соглашения позволило обществу «Стройсвязьурал 1» избежать признания банкротом.

Определением Арбитражного суда по Санкт-Петербургу и Ленинградской области от 01.08.2017 возбуждено дело № А56-35677/2017 о банкротстве общества «Стремберг». Кредиторы общества «Стремберг» заявили требования о включении в реестр кредиторов на общую сумму 8 623 011 810 руб., что превышало стоимость активов общества «Стремберг», с учетом того, что торговый центр «Питерлэнд», расположенный по адресу: г. Санкт?Петербург, пр. Приморский, д. 72, лит. А, стоимость которого оценивалась в сумму порядка 7 000 000 000 руб., фактически принадлежит обществу «Стройсвязьурал 1» и обществу «Стремберг» в равных долях.

В связи с этим судами верно указано, что у общества «Стройсвязьурал 1» отсутствовала реальная возможность самостоятельно взыскать с общества «Стремберг» долг в полном объеме в ближайшей перспективе.

Кроме того, судами установлено, что согласно финансовому анализу должника, проведенного арбитражным управляющим Колодкиным В.А. в рамках дела о банкротстве общества «Стремберг» по делу № А56-35677/2017 у должника имеются признаки фактического банкротства без возможности восстановления платежеспособности.

Таким образом, судами сделан правильный вывод об экономически обоснованном намерение общества «Стройсвязьурал 1» реализовать спорную дебиторскую задолженность с целью исполнить мировое соглашение по делу № А76-6259/2015, в том числе за счет вырученных денежных средств.

Судами также отмечено, что постановлением от 22.01.2020 Тринадцатый арбитражный апелляционный суда произвел процессуальное правопреемство кредитора – общества «Стройсвязьурал 1» в деле № А56-35677/2017 на его правопреемника Никитина А.В. по его заявлению от 26.06.2019, установив законность и действительность состоявшейся уступки права требования.

Следовательно, является обоснованным вывод судов о наличие у Никитина А.В. цели приобретения спорной задолженности для получения дохода, реализацию им данного намерения и участия в деле о банкротстве общества «Стремберг». Материалами налоговой проверки, а также представленными доказательствами подтверждается также и фактическое исполнение сделки, что исключает признание ее мнимой.

Суды также со ссылкой на статьи 421, 424, 454, 485 ГК РФ, Определения Конституционного суда Российской Федерации от 04.06.2007 № 320-О-П и № 366-О-П, верно указали, что, наличие разумных деловых целей совершения сделки, установленных судом в отношении ее сторон (общества «Стройсвязьурал 1» и Никитина А.В.), является достаточным основанием для признания полученной в результате ее осуществления налоговой выгоды обоснованной.

Наличие взаимозависимости между Никитиным А.В. и обществом «Стройсвязьурал 1» само по себе не свидетельствует о мнимости сделки в отсутствие признаков мнимости либо доказательств, что данная взаимозависимость повлияла на условия сделки, в том числе ее цену. При этом рыночная стоимость спорной дебиторской задолженности, определённая в отчёте от 19.03.2019 № 07-0219-Б менее 16 000 000 руб. налоговым органом не оспаривается.

Доказательств сохранения обществом «Стройсвязьурал 1» контроля над спорной задолженностью, суду не представлено. Налоговым органом также не представлено достаточных доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, что сделка не носила реальный характер.

Судами также установлено и материалами дела подтверждено, что  решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 16.02.2017 по делу № А56-7595/2013 в пользу общества «Стройсвязьурал 1» взыскана компенсация, предусмотренная пунктом 2 статьи 247 ГК РФ, в размере 1 231 646 195 руб. 86 коп. в виде недополученного обществом «Стройсвязьурал 1» дохода от сдачи обществу «Стремберг» в аренду помещений в торговом центре «Питерлэнд».

На основании пункта 2 статьи 247 НК РФ участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

Таким образом, как верно указано судами, присужденная сумма компенсации в размере 1 231 646 195 руб. 86 коп. является по своей сути доходом от владения и пользования объектом недвижимости, находящимся в долевой собственности общества «Стройсвязьурал 1».

Общество «Стройсвязьурал 1» участвовало в качестве инвестора при строительстве торгового центра «Питерлэнд», понесло расходы, однако не учитывало данные затраты в составе расходов по налогу на прибыль в соответствующие периоды.

В связи с этим суды, проанализировав материалы дела, пришли к верному выводу, что названные расходы связаны с получением спорного внереализационного дохода в размере 1 231 646 195 руб. 86 коп., однако их размер не был установлен налоговым органом, что свидетельствует об определении налоговых обязательств общества «Стройсвязьурал 1» не в соответствии с их действительным размером.

При таких обстоятельствах, оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства в их взаимосвязи и совокупности, суды пришли к обоснованному выводу о несоответствии решения инспекции от 22.10.2019 № 4002 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения положениям статьи 54.1 НК РФ и статьи 252 НК РФ.

Таким образом, суды правомерно удовлетворили заявленные требования общества «Стройсвязьурал 1».

Иные доводы инспекции, изложенные в кассационной жалобе, выводов судов не опровергают, основаны на ошибочном толковании норм материального права и, по сути, направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу статей 286, 287 АПК РФ.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не выявлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба – без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289 АПК РФ, суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 03.07.2020 по делу № А76?3800/2020 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.09.2020  по тому же делу оставить без изменения, кассационные жалобы Инспекции Федеральной налоговой службы по Советскому району г. Челябинска и Никитина Артура Владимировича – без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Е.О. Черкезов
Судьи Ю.В. Вдовин, Д.В. Жаворонков

17

Re: Неправомерные действия НО

Сам по себе факт монтажа оборудования в зданиях и помещениях (цехах), предназначенных для обеспечения производственной деятельности, не может служить основанием для отказа в применении освобождения от налогообложения, в том числе по мотиву использования имущества (оборудования и зданий) по общему назначению, предопределенному технологией производства (розлива) минеральной воды, поскольку это приводит к дискриминационным условиям налогообложения лиц, осуществивших капитальные вложения в обновление основных средств

Определение № 308-ЭС21-6663 Верховного Суда Российской Федерации от 02 августа 2021 года по делу № А18-1531/2019

Резолютивная часть определения объявлена 22.09.2021
Полный текст определения изготовлен 28.09.2021

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Павловой Н.В., судей Завьяловой Т.В., Першутова А.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной  жалобе общества с ограниченной ответственностью «Минеральная вода «Ачалуки» на решение Арбитражного суда Республики Ингушетия от 05.03.2020 по делу № А18-1531/2019, постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2020 и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 01.02.2021 по тому же делу по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Минеральная вода «Ачалуки» о признании недействительными решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Республике Ингушетия от 31.08.2018 № 6 и решения Управления Федеральной налоговой службы по Республике Ингушетия от 15.05.2019№ 01-48/30.

В заседании принял участие представитель:
от Управления Федеральной налоговой службы по Республике Ингушетия – Полозков Д.С.
Общество с ограниченной ответственностью «Минеральная вода «Ачалуки» и Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 3 по Республике Ингушетия, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, своих представителей для участия в судебном заседании не направили, в связи с чем дело рассмотрено в порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в их отсутствие.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В., выслушав объяснение представителя  участвующего в деле лица, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 3 по Республике Ингушетия (далее - инспекция, налоговый орган) проведена выездная налоговая проверка общества с ограниченной ответственностью «Минеральная вода «Ачалуки» (далее - общество, налогоплательщик) по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов с 01.01.2014 по 15.11.2017.

По результатам проверки налоговым органом составлен акт от 12.07.2018 № 5 и принято решение от 31.08.2018 № 6 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым обществу начислено 115 782,9 рубля налога на добавленную стоимость, 108 039,3 рублей налога
на прибыль организаций, 234 рубля налога на доходы физических лиц,
4 125 рублей транспортного налога, 47 083 638,8 рублей налога на имущество организаций, а также 17 162 836 рублей пени и 9 726 575 рублей штрафов.

Управлением Федеральной налоговой службы по Республике Ингушетия от 15.05.2019 № 01-48/30 апелляционная жалоба общества на указанное решение инспекции оставлена без удовлетворения.

Не согласившись с результатами налоговой проверки, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением, в котором просило признать решение инспекции от 31.08.2018 № 6 недействительным в соответствующей части.

Решением Арбитражного суда Республики Ингушетия от 05.03.2020 в удовлетворения заявления отказано.

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2020 решение суда первой инстанции от 05.03.2020 отменено и по результатам рассмотрения дела по правилам суда первой инстанции в удовлетворения заявления отказано.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 01.02.2021 оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество, ссылаясь на допущенные  арбитражными судами первой, апелляционной и кассационной инстанций существенные нарушения норм материального права, просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В. от 28.07.2021 кассационная жалоба общества вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу налоговый орган просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 29114 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующим выводам.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, между налогоплательщиком и обществом с ограниченной ответственностью «Артис» (далее - общество «Артис») заключен договор об инвестировании строительства объекта «Расширение завода по розливу минеральной воды в с. Средние Ачалуки Малгобекского района Республики Ингушетия» от 20.10.2010 № 01-ИД, по условиям которого общество «Артис» выполнило строительно-монтажные работы по расширению завода (строительные работы, отделочные работы, устройство сетей внутренних и наружных коммуникации, обустройство подъездных путей к объекту и благоустройство территории) стоимостью 1 007 021 730 рублей.

По состоянию на 2014 год в собственности налогоплательщика находилось имущество (основные средства) общей стоимостью
11 224 831,6 рубля, а именно: нежилое здание (контора), цех розлива, нежилое здание (склад) общей площадью 2 262 м?, нежилое здание (гараж), компрессорная, нежилое здание (склад) общей площадью 90 м?, навес-эстакада, нежилое здание (котельная), павильон, ограждение территории, лаборатория, а также оборудование.

В частности, на основании договора от 21.01.2014 № 03 налогоплательщик приобрел у общества с ограниченной ответственностью «Завод минеральных вод «Ачалуки» оборудование: линию розлива в стеклянные бутылки емкостью 0,5 л и линию розлива в пластиковые бутылки емкостью 1,5 л, этикетировочную машину TYP Labetto 4/3/12 784 2A (ARCOR Diusion technol 06/ES) и электрооборудование. По договору поставки от 28.03.2014 № ДП01-3/14, заключенному с обществом «Артис», налогоплательщик также приобрел комплексную установку получения углекислого газа общей стоимостью 53 669 255 рублей. По заключенному с обществом с ограниченной ответственностью «Бизнескавказ» договору купли-продажи от 23.01.2017 № 1ПС/2017 налогоплательщик приобрел систему обратного осмоса Гейзер RO 12Х4040 (горизонтальная комплектация) для смягчения воды на общую сумму 2 200 000 рублей.

Основанием доначисления налога на имущество организаций послужил вывод налогового органа о том, что общество в нарушение пункта 1 статьи 375 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Налоговый кодекс) занизило налоговую базу по налогу на имущество организаций на стоимость основных средств, отраженных в учете на счетах 07 «Оборудование к установке» и 08 «Вложения во внеоборотные активы», но фактически введенных в эксплуатацию и используемых в экономической деятельности общества и получении доходов.

Соглашаясь с выводами инспекции и отказывая в удовлетворении требований общества, суды трех инстанций исходили из того, что общество неправомерно не включило в налоговую базу по налогу на имущество организаций объекты недвижимости, по которым закончены строительные монтажные работы, и не приняло на учет в качестве основных средств имущество (оборудование), используемое при производстве минеральной воды.

Между тем судами не учтено следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 38 и пунктом 1 статьи 374 Налогового кодекса (в редакции, действовавшей в 2014-2016 годы) возникновение обязанности по уплате налога на имущество организаций связывается с наличием у налогоплательщика движимого и недвижимого имущества, учитываемого на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета.

На основании подпункта 8 пункта 4 статьи 374 Налогового кодекса, действовавшего до 01.01.2015 (введен Федеральным законом от 29.11.2012 № 202-ФЗ), не признавалось объектом налогообложения движимое имущество, принятое на учет с 01.01.2013 в качестве основных средств.

Начиная с 01.01.2015, освобождение от налогообложения в отношении движимого имущества, принятого с 01.01.2013 на учет в качестве основных средств, предусмотрено пунктом 25 статьи 381 Налогового кодекса (введен в действие Федеральным законом от 24.11.2014 № 366-ФЗ), действовавшим до 01.01.2019.

Раскрывая содержание положений подпункта 8 пункта 4 статьи 374 и пункта 25 статьи 381 Налогового кодекса, Конституционный Суд Российской Федерации указал в Постановлении от 21.12.2018 № 47-П, что внесенные законодателем изменения повлекли, кроме прочего, сокращение состава облагаемых налогом объектов имущества организаций, что, благодаря упрощению учета объектов налогообложения и снижению налоговой нагрузки, должно было способствовать поощрению налогоплательщиков к правомерному поведению в фискальных правоотношениях, стимулированию организаций к инвестированию в средства производства, к их модернизации, приобретению новых и развитию существующих средств производства, а также повышению спроса на них.

Цель освобождения от налогообложения движимого имущества, принятого к учету после 01.01.2013, состояла в поощрении инвестиций в новое оборудование, что при сохранении налогообложения уже введенного в эксплуатацию оборудования позволило бы реализовать стимул к обновлению основных средств без существенных потерь для бюджетов.
Об этом, в частности, свидетельствует содержание Основных направлений налоговой политики Российской Федерации на 2016 год и плановый период 2017 и 2018 годов, подготовленных Министерством финансов
Российской Федерации в связи с составлением проектов бюджетов согласно пункту 2 статьи 172 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Таким образом, по своей правовой природе положения подпункта 8 пункта 4 статьи 374 и пункта 25 статьи 381 Налогового кодекса устанавливают льготу по налогу на имущество - преимущество, состоящее в возможности не уплачивать налог, для плательщиков, которые осуществили (завершили) после 01.01.2013 инвестиции в обновление основных средств, прежде всего - оборудования, и (или) являются пользователями результатов инвестиций.

По смыслу закона налоговые льготы выступают формой имущественной поддержки (государственной помощи) отдельных категорий субъектов экономического оборота, и признаются оправданным исключением из принципа всеобщности и равенства налогообложения в той мере,
в какой это позволяет налогоплательщику эффективно распорядиться оставшимися после налогообложения финансовыми ресурсами и, одновременно, обеспечить удовлетворение лежащего в основе предоставления льготы публичного интереса, связанного со стимулированием деятельности отдельных отраслей экономики, улучшением социально-экономического положения территорий и т.п.

Судебная практика исходит из необходимости обеспечения реализации принципа равенства при предоставлении налоговых льгот - толкования условий применения соответствующих льгот таким образом, чтобы дифференциация прав налогоплательщиков осуществлялась по объективным и разумным критериям, отвечающим цели соответствующих законоположений. В частности, это предполагает необходимость обеспечения равных прав на применение льгот для налогоплательщиков, осуществивших вложения инвестиций в обновление основных средств (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 20.09.2021 № 305-ЭС21-11548, от 17.05.2021 № 308-ЭС20-23222, от 12.07.2019 № 307-ЭС19-5241, 04.03.2019 № 308-КГ18-11168, от 16.10.2018 № 310-КГ18-8658).

Сами по себе критерии прочной связи вещи с землей, невозможности раздела вещи в натуре без разрушения, повреждения вещи или изменения ее назначения, а также соединения вещей для использования по общему назначению, используемые гражданским законодательством (пункт 1 статьи 130, пункт 1 статьи 133, статья 134 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее – Гражданский кодекс), не являются достаточными для реализации принципа равенства налогоплательщиков и достижения вышеназванных целей освобождения имущества от налогообложения, поскольку эти критерии, как таковые, не позволяют разграничить инвестиции в обновление производственного оборудования и создание некапитальных сооружений от инвестиций в создание (улучшение) объектов недвижимости - зданий и капитальных сооружений. В обоих случаях приобретаемые налогоплательщиком активы до окончания монтажа не имеют прочной связи с землей, а после начала эксплуатации - могут быть соединены для использования по общему назначению с объектом недвижимости, при том, что их разделение без разрушения или повреждения становится невозможным или экономически нецелесообразным.

В связи с этим, а также учитывая установленное пунктом 6 статьи 3 Налогового кодекса требование формальной определенности налоговых норм и содержащуюся в пункте 1 статьи 374 Налогового кодекса отсылку к правилам бухгалтерского учета при определении объекта налогообложения, помимо используемых гражданским законодательством критериев правового режима имущества, юридическое значение для целей применения подпункта 8 пункта 4 статьи 374, пункта 25 статьи 381 Налогового кодекса имеют принятые в бухгалтерском учете формализованные критерии признания имущества налогоплательщика (движимого и недвижимого) в качестве соответствующих объектов основных средств.

Правила формирования в бухгалтерском учете информации об основных средствах организации установлены Положением по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденным приказом Минфина России от 30.03.2001 № 26н (далее - ПБУ 6/01), в соответствии с пунктом 5 которого рабочие и силовые машины и оборудование выделены в отдельный вид подлежащих учету объектов основных средств, отличный от зданий и сооружений.

Основой классификации объектов основных средств в бухгалтерском учете выступает Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-2014 (СНС 2008), введенный в действие с 01.01.2017 приказом Росстандарта от 12.12.2014 № 2018-ст, и ранее действовавший Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-94, утвержденный постановлением Госстандарта России от 26.12.1994 № 359.

В соответствии названными классификаторами оборудование не относится к зданиям и сооружениям, формируя самостоятельную группу основных средств, за исключением прямо предусмотренных в классификаторах случаев, когда отдельные объекты признаются неотъемлемой частью зданий и включаются в их состав (например, коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации; оборудование встроенных котельных установок, водо-, газо- и теплопроводные устройства, а также устройства канализации).

В остальных случаях объединение нескольких объектов основных средств в один инвентарный объект (комплекс конструктивно сочлененных предметов) допускается, если каждый входящий в комплекс предмет может выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно, но при условии, что сроки полезного использования этих предметов существенно не отличаются (пункт 6 ПБУ 6/01).

Таким образом, по общему правилу исключения из объекта налогообложения, предусмотренные подпунктом 8 пункта 4 статьи 374 и пунктом 25 статьи 381 Налогового кодекса, применимы к машинам и оборудованию, выступавшим движимым имуществом при их приобретении и правомерно принятым на учет в качестве отдельных инвентарных объектов, а не в качестве составных частей капитальных сооружений и зданий.

Данная правовая позиция ранее была высказана Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в определениях от 12.07.2019 № 307-ЭС19-5241, от 17.05.2021 № 308-ЭС20-23222 и в целях обеспечения единообразия судебной практики включена в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2019), утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25.12.2019 (пункт 31).

Согласно материалам дела объекты основных средств, приобретенные налогоплательщиком у обществ «Завод минеральных вод «Ачалуки», «Артис» и «Бизнескавказ» являлись движимым имуществом, охарактеризованы в договорах и сопроводительных документах как различное оборудование и по правилам бухгалтерского учета подлежали принятию бухгалтерскому учету в качестве отдельных инвентарных объектов, что не оспаривалось налоговым органом при рассмотрении дела.

Сам по себе факт монтажа оборудования в зданиях и помещениях (цехах), предназначенных для обеспечения производственной деятельности, не может служить основанием для отказа в применении освобождения от налогообложения, в том числе по мотиву использования имущества (оборудования и зданий) по общему назначению, предопределенному технологией производства (розлива) минеральной воды, поскольку это приводит к дискриминационным условиям налогообложения лиц, осуществивших капитальные вложения в обновление основных средств.

При этом отражение затрат на приобретение имущества на счетах бухгалтерского учета, предназначенных для учета оборудования к установке и вложений во внеоборотные активы, вместо счета учета основных средств, не лишает налогоплательщика права на применение льготы по налогу, поскольку при надлежащем отражении спорных объектов на счете 01 «Основные средства» в качестве оконченного монтажом и принятого в эксплуатацию оборудования законные основания для взимания налога в любом случае отсутствовали бы. Иными словами, выявленные инспекцией нарушения, допущенные при ведении обществом бухгалтерского учета, не могли привести к неуплате налога.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что состоявшиеся по делу судебные акты арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене на основании части 1 статьи 29111 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по эпизоду, связанному с доначислением налога на имущество организаций и соответствующего штрафа в отношении установки для производства СO2, линии по производству и розливу безалкогольных напитков, системы обратного осмоса, а дело - в указанной части подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела судам следует учесть изложенную в настоящем определении правовую позицию, установить размер недоимки, исчисленной налоговым органом в отношении оборудования, дать оценку правомерности ее начисления, принять законные и обоснованные судебные акты.

Руководствуясь статьями 176, 29111 - 29115 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда Республики Ингушетия от 05.03.2020 по делу № А18-1531/2019, постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2020 и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 01.02.2021 по тому же делу отменить в части отказа в удовлетворении требования общества с ограниченной ответственностью «Минеральная вода «Ачалуки» о признании недействительными решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Республики Ингушетия от 31.08.2018 № 6 и решения Управления Федеральной налоговой службы по Республике Ингушетия от 15.05.2019№ 01-48/30 по эпизоду, связанному с доначислением налога  на имущество организаций и соответствующего штрафа в отношении установки для производства СO2, линии по производству и розливу безалкогольных напитков, системы обратного осмоса.

В указанной части дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Ингушетия.

В остальной части принятые по делу судебные акты оставить без изменения.

Председательствующий судья Н.В. Павлова
Судья Т.В. Завьялова
Судья А.Г. Першутов